site.ua
член клубу
  • 6 місяців тому
  • Події
  • 4 561
  • 122
  • 1
  • 9

Специально для "Петр и Мазепа"

Отпевать иноверцев в РФ — можно, прихожан Киевского патриархата в Украине — нельзя. Л — логика.

«Попробовали бы они это сделать в мечети» — российский мем, который возник в разгар общественной дискуссии об акции Pussy Riot в России. Тогда часть общественности выразилась за смягчение приговора девушкам. Особенно оскорблённые православные бравировали: «Попробовали бы они это сделать в мечети», — намекая на умеренность приговора. Время шло, РПЦ семимильными шагами уничтожала свою репутацию, а фраза, выпущенная на эмоциях, стала полноценным мемом. Однако сегодня не об этом.

О трагедии в Кемерово слышали наверняка все. Нет, я не буду сейчас осуждать тех, кто включил тумблер эмпатии, также как и не буду осуждать тех, кто нажал кнопку злорадства. Я индифферентно отношусь к этим реакциям (по-простому — мне фиолетово). Меня интересует только одна вещь — реакция Русской православной церкви. Отмечу сразу, она по большей части адекватная.

В Кемерово при пожаре погибли десятки людей — и вот патриарх издаёт указ три дня служить панихиды по усопшим. На первый взгляд всё верно. А на фоне запорожского скандала с неотпеванием младенца подопечными патриарха Кирилла это выглядит весьма интересно.

Напомню, в январе сего года запорожские священники Московского патриархата отказались отпеть трагически погибшего младенца, потому что он крещён в патриархате Киевском. Разгорелся скандал, Юрий Гудыменко запустил флешмоб «#Принеси_ляльку» и т.д.

Местный митрополит и его окружение всячески защищали своего священника. Их основной аргумент — нельзя совершить Таинство над не членом церкви. Вопрос о членстве в церкви весьма скользок, поскольку вся церковь не сводится только лишь к Московской патриархии и её дочерним институциям. Но это лирика… Нельзя — так нельзя. Буквально пару месяцев назад все эти блюстители средневековых канонов с пеной у рта доказывали, что только так и живёт их церковь, и по-другому никак. А если нарушить, то Путин нападёт конец света, Армагедец и т.д.

Но тут произошла трагедия в Кемерово, все в трауре, и патриарх, работая на имидж духовного отца нации, издаёт указ о молитве за всех. Но где же уверенность, что все из погибших крещённые, что все члены церкви? Или это уже не важно, поскольку погибли российские граждане и надо показать церковь с человеческим лицом, а не постной миной? Никто не требует от родственников свидетельств о правильном крещении, ни апеллирует к средневековым канонам. Нет, я понимаю, что это как раз здравая и адекватная позиция института, который претендует на мораль.

Более того, в России уже анонсировали общий межконфессиональный молебен в память о жертвах трагедии. Канонические братья в Украине напряглись. Как так-то? Их всю жизнь учили, что с раскольниками из Киевского патриархата и еретиками-униатами молиться нельзя, и это предательство веры. А тут в России, оказывается, всё можно, даже не только с христианами, но и с мусульманами и буддистами. Ну да, ведь когда люди вместе молятся, это их объединяет. Единые русские — это хорошо, единые украинцы — плохо, — это всё понятно. Только тут духовности и канонов ни грамма, чистая политика или лицемерие, в данном случае это синонимы.

Вопрос, какого хрена вы при аналогичных ситуациях в Украине корчите из себя козлов, можно считать риторическим. Я уже давно не удивляюсь тому, что в России православная церковь в общественном дискурсе старается вести себя прилично (если, конечно, речь не идёт об финансовых и имущественных вопросах), то в Украине она живёт по принципу «чем хуже — тем лучше».

Она провоцирует конфликты, вместо миротворчества занимается стравливанием, сознательно разжигает межконфессиональную рознь. В прошлом материале я уже писал о реакции на убийства верующих. Примечательна разница: в России убийства на религиозной почве — это не гонения, а в Украине переход общины из одного патриархата в другой — систематические нарушения прав верующих. Вдумайтесь. Верующие могут сами менять свою юрисдикцию, но с точки зрения руководителей церкви это нарушение их прав.

Церковники любят потакать тем, что мы, религиоведы, якобы не понимаем природы церкви, и поэтому все наши материалы — вздор. Тут начинаются высокие материи как космические корабли бороздят просторы Вселенной — про Богочеловеческий организм и что церковь нельзя воспринимать как организацию. Блин, конечно, нельзя! Даже в организации, не говоря уже о Богочеловеческом организме, у рядовых членов есть права, в том числе и на смену коллективчика, который явно испортился. Вы построили в церкви рабовладельческий строй. Именно поэтому вы любое изменение статус-кво воспринимаете как гонения. Вас коробит от того, что ваши Джанго становятся Свободными. Именно поэтому вы так рьяно боретесь против церковных законопроектов, а именно — против №4128. Потому что он не о «церковном рейдерстве», как утверждает патриарх Кирилл, а против вашей феодальной вседозволенности. Ведь если его примут — у общины будет право поменять барина, и не только в Юрьев день. Именно это вас и пугает. А разговоры об атаке на церковь, о том, что начнут забирать храмы, рассчитаны на церковных бабушек, которые «всё схавают».

Итак, что мы имеем в сухом остатке. Руководство УПЦ (МП) ведёт в Украине подрывную работу, сознательно разжигает религиозную рознь, пытается создавать искусственные конфликты, чтобы спровоцировать раскол внутри украинского общества. И это всё на фоне войны с Россией. Юридический отдел этой церкви массово собирает все факты самых малых конфликтов, которые связаны с деятельностью церкви, вплоть до бытовых. А потом презентует это на разных международных площадках в русле того, что её приверженцев в Украине дискриминируют, что они такие несчастные и гонимые. И это всё на фоне того, что ненавистная им (церковникам МП) власть за три года выделила более 200 га земли, обеспечила 50%-й скидкой на газ, признала дипломы и разрешила открывать свои школы. И пока читатель вопрошает себя: а не слиплось ли чего в поповских седалищах, — я напомню, чем в это время занималась сама церковь.

Её руководство, например, всячески уходило от ответа на вопрос «Чей Крым?» и «Кто воюет на Донбассе?». Но и при всём официальном пацифизме (в защищающемся от агрессии государстве) митрополит-бюро делало маленькие, но гордые показательные поступки. То не поднимут срамные места почтить погибших военных, то в Крыму освятят ракеты, направленные на Украину.

То Плотницкого на инаугурации благословят, то мобилизацию ВСУ сорвать попытаются. Когда Всеукраинская рада церквей едет в Голландию накануне референдума убеждать проголосовать ратификацию Соглашения об ассоциации, то представители УПЦ (МП) рассказывают, что у нас тут гонения, и вообще, мы Европе не нужны. Список примеров можно продолжать очень долго.

Церковь Московского патриархата, или как они сами себя называют УПЦ, в лице её руководителей является действенным инструментом в руках России по дестабилизации Украины. Они торговцы страхом — страхом религиозным. Сфера духовности касается важных жизненных моментов и постоянно соприкасается с потусторонним, неведомым и недоказуемым. А если нельзя доказать, тогда можно манипулировать, — всё равно никто не опровергнет со 100%-й уверенностью. Именно этим последние 4 года и занимается часть духовенства. Она играет на страхах не искушённого в религиозных вопросах населения. И простой обыватель определённо последует её совету даже из принципа «так, на всякий случай» или «мало ли чего». На невежестве простых граждан, приходящих в церковь за утешением, набирают влияния вполне себе бородатые персоны в чёрных рясах. И ладно если бы они это влияние капитализировали себе в карман. Но нет же — работают на дестабилизацию всего общества.

Если сравнивать их действия с активностью Путина, то последний хотя бы сеет хаос, чтобы потом к нему обратились за помощью в разруливании ситуации. Онуфрий и компания оставляют за собою «выжженные души», после них хоть камни с неба. Анализируя их поведение, приходишь к выводу, что эти люди не мыслят средне-, а уж тем более дальносрочной перспективой. Они работают против репутации сегодня, уничтожая общественное доверие к своей институции на завтра. Такое ощущение, что они чувствуют конец и хотят нагадить побольше, прежде чем их схватят за причинное место.

Стороннему наблюдателю это может казаться весьма дико и непоследовательно. Мол, зачем гробить себя, дискредитировать, не проще ли переждать? Действительно, так работает логика агента. Однако митрополит Онуфрий и близкие к нему люди мыслят иначе, не как агенты. Они представители специфичного маргинального церковного движения. Их обобщающее название — «почаевцы», поскольку в Почаевской лавре (на Тернопольщине) их наибольшая концентрация. Это в основном люди (как простые верующие, так и духовенство), крайне консервативно настроенные по отношению ко всему окружающему. Именно они являются идейными сторонниками отказа от налоговых номеров, биометрики, телевизоров, компьютеров и прочих благ цивилизации. Они живут ожиданием скорого конца света, а поэтому стараются себя ограничить во всём, что только можно, считая, что самоограничение автоматически приведёт их в рай. Не буду спорить об обоснованности этих взглядов, просто замечу, что для таких людей прогресс, Европа, права человека и все прочие ценности нашего общества непонятны, а иногда и весьма чужды. Для них главное — это принадлежность к правильной церкви (это, естественно, Московский патриархат), патриархальные ценности и «чтобы всё было, как раньше».

В сознании таких людей Украина, стремящаяся в Европу к прогрессу, уважающая право на свободу совести каждой личности — это страна, предавшая православие, а поэтому психологически чужая. Даже для украиноязычных жителей западных областей. То ли дело Россия — бастион традиционных ценностей, на страже которых сам Путин с целой армией Милоновых, охотящихся на геев. Именно поэтому Онуфрий так старательно слушается своё начальство в Москве. Во-первых, в его глазах оно легитимно, поскольку защищает сложившуюся религиозную традицию. Во-вторых, Россия категорически против любой реформации в церкви, поскольку та приведёт к реформации в государстве. В Украине же происходит реформация государства, что рано или поздно повлияет и на церковь.

А епископат не любит реформаций, ибо это угроза его активам и, что более важно, самомнению. Для некоторых епископов уже не страшны катаклизмы в плане финансовом — их средства защищены. Но сама мысль, что холопы могут бунтовать, для них неприемлема. Не верите? Зайдите ради любопытства в кафедральный собор в воскресенье и посмотрите, как верующие относятся к своему епископу. При таком пиетете у любого начинается «упивание властью» (православные называют это «впасть в прелесть»).

В-третьих, послушание начальству является краеугольным камнем психологии этих людей. Они воспитываются по принципу «смирение — всё, собственное мнение — ничего». Именно поэтому они настолько асоциальны. Воспитывая людей в духе послушных овощей, они всячески тормозят развитие гражданского общества, сознательности и ответственности населения, при этом поощряя инфантилизм и фундаментализм. Последний популярен, потому что предлагает простые ответы. «Ты не думай, ты смиряйся» слышал я неоднократно от почаевских.

Что нам со всем этим комплексом проблем делать? Шашкой помахать и всех разогнать не вариант. Почему я писал тут. Действовать нужно комплексно и многим акторам. Власти следует принять законопроект №4128, который даст общине самой решать, какой юрисдикции принадлежать. Это не обвалит сеть приходов УПЦ (МП), но заставит священников быть адекватнее и прислушиваться к голосу народа. Принять законопроект №5309 о переименовании церквей с центром в стране-агрессоре. Это позволит населению видеть и понимать, в какую церковь они ходят.

Гражданскому обществу заставить себя уважать и с собой считаться. Не нравится поведение церковников — не ходить к ним за требами, лишить их заработка. Экспертному сообществу (религиоведам и журналистам) — наконец-то хоть как-то объединить усилия и начать активно работать. Повысить внимание к действиям священников, и в случае неадекватности придавать это огласке, анализировать церковные месседжи, действия, вскрывать пропагандистские нарративы, противостоять дезинформации, рассказывать о православии с человеческим лицом, показывать, что диалог и компромисс — это не предательство веры.

Только координированными и систематическими действиями нескольких сил можно решить эту проблему. Ну и, конечно же, приготовиться к информационному цунами со стороны Москвы. Церковь для неё очень важна как фактор влияния, легитимации и собственных исторических проекций, и воевать за неё она будет до конца.

P.S. Приношу свои извинения за несколько сумбурную структуру статьи. Когда начинаешь анализировать отдельные факты в жизни церкви, то берёшься за клубок. И чем дальше пытаешься его распутать, тем больше новых фактов и выводов для себя открываешь.

P.P.S. «Попробовали бы они такое сделать в России в мечети».

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація