site.ua
dmitriy.lubkin
Дмитрий Лубкин
топ-автор

Из записок карго-культуролога



Культ Карго держится на бессмысленных словах и ничего не значащих понятиях, которыми легко забивать головы и рассеивать сознание. Многие из них прочно вошли в обиход. Настало время избавляться от слов-паразитов.

И начнем с самого распростарненного, а значит и самого вредного.

Наверняка вы помните, что в нашей Конституции есть статья 5, где сказано: «Носієм суверенітету і єдиним джерелом влади в Україні є народ. Народ здійснює владу безпосередньо і через органи державної влади та органи місцевого самоврядування». Есть статья 13: «Земля, її надра, атмосферне повітря, водні та інші природні ресурси, які знаходяться в межах території України, природні ресурси її континентального шельфу, виключної (морської) економічної зони є об'єктами права власності Українського народу. Від імені Українського народу ….» Ну, и дальше по мелочи.

Все бы ничего, но в украинском языке слова «народ» нет, и не было до середины 19-го века. Есть «нарід», но оно имеет несколько иное значение.

Нет слов народ и в других европейских языках.

Как же появился этот симулякр?

Во времена уже достаточно далекие, при дворе мокшанского царя, вначале Александра первого, затем и Николая, что характерно, тоже первого, ошивался себе такой несменяемый президент академии наук всей империи, а впоследствии и по совместительству, министр народного образования, и еще более в последствии, граф, Сергей Семенович Уваров. Водил дружбу с Жуковским, Карамзиным, Пушкиным. Знал несколько языков, но плохо говорил по-русски и книг на этом варварском наречии не читал. Из достижений графа – открытие киевского университета Св. Владимира и авторство знаменитой триады «Православие, самодержавие, народность».

Сергей Уваров говорил: «Если мне удастся отодвинуть Россию на пятьдесят лет от того, что готовят ей теории, то я исполню мой долг и умру спокойно». Ничего хорошего от теорий граф не ожидал, кроме революции и отмены крепостного строя.

Будучи человеком, хоть и честолюбивым, но трусливым, Уваров точно знал, что надо делать, чтобы понравиться своему покровителю. Однажды, он присылает императору Николаю письмо (написанное по-французски), где вначале изящно формулирует мысль самого Николая Павловича о том, что задача образования — готовить из молодых людей «полезных и усердных орудий правительства», а потом впаривает красивое изречение о триединстве православия, самодержавия и народности в противовес французской - свобода, равенство, братство. Чем покоряет царя окончательно и получает подряд на разработку этой спорной, но столь необходимой для сохранения империи, концепции.

Придумав такую классную триаду, граф на некоторое время тормознул. Придумав слово «народность», было не очень понятно, что делать с «народом». До Уварова словом «народ» было принято обозначать всех, кто не дворяне. Не зря в статье «Уваров С.С.» Брокгауз и Ефрон писали: «Под народностью разумелось одно лишь крепостное право». Других значений не знали даже знаменитые составители толкового словаря.

Понятно, что крепостничество в качестве народности и крепостные как народ – полная фигня. Не катит на полноценную имперскую идею и совсем не та история, которая может зажечь массы и отсрочить революцию.

За давностью лет теперь трудно сказать, сам граф додумался или кто подсказал, что «третьему риму» позарез нужна история от древних ариев или греков, на худой конец. Для мокшан без роду и племени, это было бы круто.

Уваров легким росчерком пера сделал предками орков индусов и причислил древнегреческих поэтов к русским. Он мечтал о преподавании в школах санскрита и продвигал концепцию единого славянского народа. Короче, гнал ту же пургу, что немецкие нацисты на сто лет позже. К тому моменту, торговая марка «богоизбранный народ» была уже запатентована, поэтому с легкой руки приверженцев ПСН, в ход пошел народ-богоносец и прочая хрень.

Оказалось, что использование слова, к которому можно лепить любое значение, не только удобно, но и приносит массу полезных плюшек и коврижек.

Можно, например, переводить иностранные тексты, приплетая модное слово, куда попало по мере надобности. В русской версии народом оказались значения слов people, volk, nationalité, peuple и так далее.

Так демократия оказалась властью народа, хотя демос – имеющие право голоса, свободные люди, граждане. Первая строка Конституции США из «Мы – люди» (We the people) превратилась в «мы, народ». В русском переводе трактата «Об общественном договоре» Руссо, народ оказался «совокупностью отдельных граждан, участвующих в управлении государством». Примеров можно приводить тысячи.

Неясная общность с отсутствующим набором критериев для ее определения, что может быть лучше для примитивных манипуляций. Использовать пустое слово для несуществующего понятия очень любят этатисты и популисты самых разных взглядов. Черносотенцы, имперцы, социалисты, коммунисты, фашисты и миллионы других «-истов» радостно жонглируют этим словом, добиваясь поразительных результатов.

Кстати, коммунисты, в первые годы своей власти, как-то обходились пролетариями и беднейшим крестьянством, не скатываясь в народность. Но со становлением самодержавного сталинского режима, слово «народ» стало звучать чаще и чаще. Сначала в словосочетании «враг народа», а потом по нарастающей «народ и партия едины», «народ и армия едины», «идет война народная, священная война», народные республики по всему миру, создаваемые сталинскими соколами и контролируемые КГБ и как апофеоз –ширнармассы и «особая общность советский народ» в брежневской конституции, откуда эта абстракция и перекочевала в Конституцию украинскую, благодаря стараниям выпускников союзных и республиканских ВПШ.

Как бороться с симулякрами.

Во-первых, отказаться от их употребления.

Точность и правильность формулировок формирует правильную реальность. Слова-паразиты, не несущие никакой смысловой нагрузки следует вытеснять из оборота. Это просто правила мыслительной гигиены.

Нет никакого народа. Есть нации (политические и этнические), национальности (больше и малые), люди, граждане, индивиды, общество.

Пора избавляться от рудиментов имперско-советского прошлого. Как только вы услышите о чем-либо народном – республике, конституции, власти, собственности, знайте, в этот момент вас разводят, пытаются втюхать то, что вам совершенно не нужно или заставить делать то, что вы ни при каких других условиях делать бы не стали. И пример КНДР и не менее «народными» ЛНР - ДНР-ами вам в помощь.

За слово «кулич» стоит бить по губам и оставлять без сладкого, за «народ» - по голове. Причем, больно.


Симуля́кр — «копия», не имеющая оригинала в реальности. Иными словами, семиотический знак, не имеющий означаемого объекта в реальности.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація