В постсоветском интернете продолжается ситком-триллер «Почему не скорбит Бабченко, а вместе с ним и все украинцы?» Сюжетом для очередной серии послужила смерть Олега Табакова, назвавшего в 2014 году украинцев убогими и заметившего, что лучшие представители украинской элиты всегда были на вторых и третьих ролях. Вот как это было.

Также Табаков поддержал оккупацию Крыма Российской Федерацией.

Вспоминая о тех заявлениях Табакова, украинский блоггер Олег Челахов написал сегодня в своем Фейсбуке: «Табаков та ще багато зірок радянської культури померли ще у квітні 2014 року. Ось тоді ми сумували та плакали за ними Якщо ви не помітили - ваші проблеми»*.

*перевод для читателей из запоребрика: «Табаков и еще множество звезд советской культуры умерли еще в апреле 2014 года. Вот тогда мы грустили и плакали по ним. Если вы этого не заметили - ваши проблемы».

Ну а вчера мы все обрадовались тому, что умер очередной слуга режима, ковавший оружие для солдат, которые убивают украинцев и представителей других не титульных народов Российской империи. Умер и тем самым перестал приумножать то горе, которое он нес. Этому мы и радуемся. Вы спросите, как мог приумножать горе 82-летний старик? Давайте, я вам, удивляющиеся и возмущающиеся россияне, объясню это тезисно. Данная статья, в основном, написана для вас. Поэтому я пишу ее на русском языке, перевожу украинские цитаты и решил отойти от традиции подбирать метафорический заголовок. А озаглавил ее прямо. Итак, слушайте.

Советский Союз, как и Третий Рейх, унижал и уничтожал людей только за то, что они принадлежали к какому-то сословию, расе, этносу, половой ориентации или политической партии. В отличие от Третьего Рейха расистскую составляющую советского режима его адепты стыдливо прятали под маски перегибов во время коллективизации, послевоенного поиска коллаборационистов, дело врачей-убийц. Но на самом деле, советское руководство ставило своей целью создание единого советского народа на базе российской культуры и этноса и уничтожение других народов, угрожавших СССР сепаратизмом и развалом.

Сепаратизм в национальных республиках уничтожил Российскую империю, он же в итоге уничтожил и Советский Союз. Партийное руководство хорошо понимало эту угрозу, и национально-освободительные движения, ставшие в 1917 году союзниками в борьбе с царизмом и белыми, после непродолжительного «медового месяца», выраженного в политике коренизации, превратились во врагов. Этих врагов советский режим и сотрудничавшие с ним чиновники, деятели культуры, работники силовых органов уничтожали на протяжении нескольких десятилетий. Представителям народов СССР не давали поступать в вузы и устраиваться на работу, их заставляли менять фамилию, им запрещали носить национальную одежду. Но это было не самое страшное... Самое страшное - их убивали. Их сжигали в горных селах и кишлаках, расстреливали по делу Михоэлса, обрекали на децимацию во время депортаций.

Однако у любого тоталитарного и деструктивного режима всегда есть риск, что в обществе возникнут сверхчеловеки, которые откажутся принимать участие в этих преступлениях. Такие как «Неизвестный бунтарь» перед танками на площади Тяньаньмэнь, как академик Сахаров, сидевший во время исполнения советского гимна, как восемь человек, вышедшие на Красную площадь, протестуя против советской агрессии в Чехословакии. И пока их восемь, режим может не беспокоится. Но если их будет восемьсот, и уж тем более восемь тысяч он может не устоять.

Поэтому в СССР проводилась политика мягкой подготовки общественного мнения к тому, что все граждане СССР, кроме русских и советских - неполноценные люди, люди второго сорта, убогие провинциалы, потенциальные нацисты, бывшие коллаборационисты. Ключевую роль в этой политике играло создание художественного образа украинца, нохчи, узбека, молдаванина. Во всех советских кинофильмах люди с ярко выраженными национальными чертами изображались провинциальными недоумками, клоунами и недотепами. Человек в вышиванке или с украинским акцентом почти всегда имел лишний вес или был неопрятно одет.

Владимир Войнович вспоминал об этом так: «Положительный герой должен быть обязательно русский. Если, допустим, какой-нибудь таджик или узбек – он должен быть хороший, но не главный. А если еврей появляется, то он обязательно должен быть отрицательным, и у него фамилия такая прозрачная… польская обычно как Казарницкий какой-нибудь, что-нибудь в этом духе. Это всё были негласные правила, но их придерживались».

В книге Льва Кассиля и Макса Поляновского «Улица младшего сына» в описании предвоенной Керчи нет ни одной татарской фамилии. Красные писатели вычеркнули татар из истории Крыма, подпевая ублюдкам, совершившим депортацию 1944 года. И поэтому они несут не меньшую ответственность за судьбу крымско-татарского народа.

Актеры, игравшие толстых и глуповатых украинцев, шпионов евреев, провинциальных горцев грузин, могли это делать, не осознавая того, что они идут в фарватере имперской кровавой политики. Но уже режиссеры и авторы сценария, которые работали с цензорами и приемной комиссией, не могли этого не понимать.

И уж совсем не требует доказательств вина Олега Табакова, Михаила Задорнова, Юнны Мориц, Иосифа Кобзона и прочих деятелей культуры, которые сегодня, имея за плечами опыт советского режима и переосмысления его преступлений в 90-е годы, своими публичными высказываниями готовят российское общественное мнение к убийству украинцев на Донбассе, грузин в Гори или нохчи во временно оккупированной республике Ичкерия. Они называют украинцев убогими, идиотами, темными людьми, недонацией, страной 404. И этим самым они рационализируют для россиян деструктивную мысль о том, что убивать украинцев - это нормально. Ведь если бы в советской и российской культуре существовал образ украинца-ученого, украинца-интеллигента, элегантно одетого украинца, украинца-философа, то доля тех, кто повелся на путинскую пропаганду, была бы значительно меньше. Но их много, их 86%, и вину за столь высокую цифру несут не Путин и Шойгу, а Табаков и Кобзон.

Ну а Бабченко выбрали на роль главного нескорбящего ублюдка потому, что он смог сделать то, на что не способно большинство российских либералов. Он оставил все и поменял свою московскую квартиру на баню под Киевом, живя на подношения со стороны читателей. Для типичного российского либерала, который каждый месяц получает свою зарплату от «Газпром-медиа», словно сперму Путина в рот, такое поведение вызывает сильнейшую попоболь, поскольку напоминает о собственной рабской участи и сотрудничестве с режимом.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація