site.ua
alexey.minakov
Алексей Минаков
топ-автор

«Татьяна, мы с Вами уже знакомы заочно по моим статьям. Правда, они не совсем с положительной стороны вас описывают…», - начал я разговор с экс-замминистра информполитики Татьяной Поповой. Татьяна тут же вспомнила, что к ней недавно приходили с просьбами о помощи люди, которые поддерживали в конфликте с «Миротворцем» ту сторону, и она предложила им решать свои проблемы с теми, на чьей стороне они были либо «принести искрение и глубокие извинения». «Но я не прошу у вас помощи» – отшучиваюсь в ответ.

После своей отставки Татьяна Попова старается не привлекать особого внимания к своей персоне, судя по ее медиа-активности. Поэтому я был крайне удивлен тем, что она согласилась ответить на вопросы агрессивно-настроенному блогеру, проронившему тонны весьма нелестных слов в ее адрес. И наш часовой разговор вышел довольно жестким – Татьяна Попова ответила на самые претензионные вопросы, которые еще не задавались ей так в лоб.

Как Татьяна Попова оказалась в кресле замминистра информполитики?

Это произошло после того, как Татьяне несколько месяцев предлагалась позиция замминистра обороны по евроинтеграции. Но в обороне Татьяна ничего не понимает, не считая коммуникаций. «Я не люблю заниматься тем, в чем я не разбираюсь», - говорит Татьяна Попова. Поэтому она тянула, пыталась найти какие-то еще возможности, но однажды Татьяне сказали, что ее утвердили и пора соглашаться. Предложение было от министра обороны Полторака. Параллельно было предложение на позицию помощника депутата от Антона Геращенко, который позвонил как-то после эфира на «Шустере» и попросил подъехать. На встрече был Юрий Стець и пока они втроём ехали в машине Татьяна рассказала, что умеет, чем занималась, сколько иностранных языков знает. Но так как Татьяну предварительно утвердили на пост замминистра обороны по евроинтеграции, то договорились, что они первый год будут ее «делить». Татьяна оставалась почти год советником министра обороны и одновременно была замом у Стеця. Еще в марте 2014 Татьяна посмотрела на ситуацию с российскими телеканалами и поняла, что открытая война скоро начнется, задумалась о том, что будет рассказывать внукам о войне и своей роли в ней, и это послужило мотивацией для дальнейшей деятельности: сперва помощник в Нац. Раде, потом консультант в информационно-аналитическом центре СНБО, после советник в министерстве обороны и позже уже на посту замминистра информполитики.

Сколько денег выделили доноры на программы, которые курировала Татьяна Попова в бытность чиновником?

Около 60 млн. грн. оборудованием (передатчиками и телевышками). Государство по программе восстановления вещания выделило лишь 1,7 млн. грн.

Как посмотреть отчеты по расходам денег доноров, чтобы узнать, кто был подрядчиком и какие цены закладывались на услуги? Вообще, были ли тендеры и как они проходили?

Доноры сами определяли, сколько тратить и на кого. Поэтому они делили свои закрытые тендеры. Татьяна начала с ними работать с апреля 2014, – за год до госслужбы. Передатчики и вышки передавались сразу концерну радиовещания, радиосвязи и телевидения или администрациям.

Топ-достижения Татьяны Поповой на должности замминистра информполитики, по ее мнению.

Установка 65 передатчиков для трансляции 69 украинских телерадиоканалов (для сравнения, отдельная группа по Крыму и Югу Украины установила всего лишь 1 АМ передатчик и 1 FM). Кроме того, введение программы Embedded journalism – проживание проверенных контрразведкой журналистов на передовой (совместный проект министерства обороны и мининформполитики). Также подготовка и печать двух еженедельников для Донбасса и Крыма: «Донецкая правда» и «Крымское слово» (за счёт международных доноров). Из более ранних достижений – внедрение пресс-карты АТО (ещё в министерстве обороны), запуск выступлений спикера АТО (в информационно-аналитическом центре СНБО).

«На сегодняшний день в оккупированных регионах качество сигнала украинского вещания ожидает лучшего, так как помехи не дают комфортно смотреть украинские телеканалы», - комментирую результаты работы замминистра.

Татьяна Попова сослалась на то, что причина – в большей высоте вышки в оккупированном Донецке (360 м), а Украина не может установить новую вышку, так как этот процесс уже давно тормозит министерство финансов. И это, кстати, также одна из причин, побудивших уйти в отставку Татьяну Попову. Ведь это была ее зона ответственности, но повлиять как-то на ситуацию она не могла.

«А как сам министр, господин Стець, оценил ваши результаты? Он просто поблагодарил за работу? Может быть, он что-то сказал вам в личном общении?», - попытался я выяснить инсайды.

По словам Татьяны Поповой, министр предлагал остаться и перетерпеть критику, ведь некоторые политики «с рюкзаками» годами сидят в своих креслах. Но в тоже время понял решение Татьяны уйти.

«Общество, зная, что бюджет МИПа небольшой, все равно негативно оценивает деятельность МИПа. Как вы думаете, почему? Все-таки недостаточные результаты работы?», - прямо спрашиваю Татьяну Попову.

Татьяна сказала, что может отвечать только за те проекты, которые сама реализовывала. Например, к иновещанию (которое нужно Украине, но из-за маленького бюджета пока нечем гордиться) не имеет отношения. И похвасталась, что даже после ее отставки коллеги из министерства просили прислать им ту Стратегию по реинтеграции Донбаса, которую писала она с рабочей группой.

«Мининформполитики не имел возможности влиять на редполитику СМИ, но вы бы могли повлиять на блогеров. Почему вы не работали, не взаимодействовали с лидерами мнений?», - спросил я Татьяну Попову, но оказывается решение кому из сотрудников МИП какие интервью давать, принимал Министр.

«В СМИ вы часто заявляете, что выступали против атак на журналистов, против атак на свободу слова. Но разве эти атаки безосновательны? Например, Интер – абсолютно пророссийский телеканал, подыгрывающий агрессору в условиях войны. Общество, видя, что легитимные инструменты в виде Нацсовета по телевидению и радиовещанию не работают, давит на журналистов напрямую. Это и есть демократия. Или вы с этим не согласны? Или вы хотите, чтобы народ молчал и не возмущался, чем его «кормят» из зомбиящика?», - спрашиваю.

«Отжать канал в своих интересах, устраивать поджог, – это не метод работы с журналистами. Если что-то не нравится в работе канала – пусть идут в суд или создадут свой телеканал и транслируют на нём своё мнение», - ответила Татьяна Попова, упрекнув при этом поведение одиозного Ильи Кивы во время акций протеста перед зданием телеканала Интер.

Затронули мы и немного тему бизнеса: «Ваша компания «Медиа эксперт плюс» была подрядчиком по реализации рекламных кампаний Минстець. Как вы оцениваете это с точки зрения этики и закона?».

Татьяна Попова открестилась, мол компания никогда не работала с госбюджетами и контракторами агентства никогда не были госучреждения. «Это легко проверить и я думаю после запросов депутатов в мае это проверялось», - дополняет Попова. Все кампании по геополитическим и политическим темам с мая 2014 оплачивали международные доноры. Попова подозревает, что одной из причин того, что ее пригласили в МИП, как раз и являлись ее хорошие отношения с международными донорами.

Также в СМИ есть информация о том, что дочерняя компания отца Татьяны Поповой «Медиа эксперт плюс» зачем-то подала в суд на компанию «Западстройинвест». И на мой прямой вопрос «в курсе ли вы данной ситуации», ответ был «в курсе», с уточнением, что обе компании уже давно не в её собственности и сами решают, как им вести свою деятельность.

Ну, и самая горячая тема, которая стала самой громкой, – конфликт с Миротворцем. Попова неустанно стоит на своём и считает себя правой. «Публикация персональных данных журналистов была огромным ударом по имиджу Украины».

Неудивительно, что Татьяна Попова так отзывается о «Миротворце»: «Они вообще понятия не имеют, как работает международная журналистика». По ее словам, она неоднократно объясняла им их ошибку, и даже якобы некоторые депутаты – с той стороны конфликта согласилась с ее доводами, но «откатить назад» уже не могли, аргументируя тем, что рейтинг у аффилированной политической силы упадет. «Какой рейтинг? Если там ноль, куда ниже?», - иронизирует Татьяна.

Более того, с Татьяной Поповой пытались выйти на связь и после горячей фазы конфликта, но после этого случая она не имела желания встречаться со своими оппонентами без присутствия журналистов. Но этого уже не хотели оппоненты.

«Во-первых, когда ты отдаешь свои данные террористам, ты должен быть готов к тому, что они могут быть где-то слиты. Во-вторых, это же всего лишь имейл и телефон, которые журналисты и так публично указывают без всякого слива», - рассуждаю я. Но, перебивает Татьяна, персональные данные были опубликованы без согласия журналистов, а это нарушение закона, что подтвердил штатный юрист МИП. Кроме того, важен контекст публикации.

По словам Татьяны Поповой, зарубежные журналисты, из списка аккредитованных в «ДНР», закидали ее звонками с паническими вопросами: «Это, значит, мы не можем уже приезжать в Украину, мы – террористы? Нас посадит МВД или убьют ваши националисты?».

«Но тогда, Татьяна, может быть, Ваша работа как раз и должна была заключаться в пояснении зарубежным журналистам, что ничего страшного не произошло?», - парировал я ее тезис. Добавив, что «Миротворец» - не какой-то официальный ресурс госорганов, и список журналистов не был занесен в базу террористов, а опубликован на отдельной странице сайта.

Но Татьяна Попова ответила, что журналисты особо не разбирались – они видели себя на сайте с базой террористов. А также им было понятно, кто управляет сайтом «Миротворца», если слив списка журналистов был анонсирован советником министра внутренних дел и поддержан министром.

Дальше был такой длинный монолог Татьяны Поповой:

«Собственно говоря, защита свободы слова и права журналистов на профессию было одной из моих должностных обязанностей. Хочу отметить, что никаких заявлений в прокуратуру или СБУ о закрытии сайта я не делала ни тогда, ни сейчас. В личной переписке я просила самих представителей «Миротворца» и политиков, их поддерживающих, удалить данные иностранных журналистов. На что они не нашли ничего лучше, как обвинить меня 13.05 в закрытии сайта и в давлении на них через органы. Сайт они через несколько дней после этого закрыли сами и точно также сами через некоторое время открыли, еще более увеличив списки журналистов.

Тогда уже послы G7 те заявления, которые ранее они делали кулуарно в Кабинете Министров и Аппарате Президента, выразили в виде жесткой ноты протеста. Украина в рейтингах свободы слова опять опустилась. Позже даже Институт Стратегических Исследований Горбулина в своих отчетах сделал вывод, что такие публикации данных журналистов должны были бы согласовываться с профильным ведомством. В итоге, после ноты послов G7 и премьер-министр, и глава СБУ, и Президент осудили публикацию данных журналистов. А вот те, кто анонсировал и организовал публикацию как раз и проявили свою некомпетентность в неумении предсказать негативный результат от нее для Украины».

Поделилась Татьяна и короткой историей. Однажды она рассказала одному из зарубежных партнеров о том, что в базе террористов «Миротворца» сотня тысяч человек, на что он ответил ей: «Это фашизм». Хотя лично меня эта цифра нисколько не удивляет, учитывая количество всех тех, кто пропагандирует на личном уровне сепаратизм (например, фотографируется с флагами непризнанных республик, пишет хвалебные речи в адрес «новороссии» и т.д.). Но Попова считает, что есть другие «более эффективные и аккуратные» методы влияния на подобные проявления сепаратизма.

Кроме того, у Татьяны Поповой есть сомнения по поводу правильного обращения «Миротворца» с этой базой террористов, ведь при желании можно внести нового, неугодного человека в базу, что создаст ему проблемы – не выдадут кредит, не дадут снять депозит в банке или возникнут проблемы при пересечении границы, либо, наоборот, за деньги можно убрать человека из базы «Миротворца».

На что я сразу ей ответил, что закрыть «Миротворец» все равно не выйдет – общество не даст этого сделать, как уже показала история. «Закрывать доступ к базе «Миротворца» буду не я, а другие люди. Доступ и контроль должны быть только у спецведомств, за ними должно оставаться право на все решения и вердикты», - ответила Татьяна Попова. И предложила дождаться следующего Кабинета Министров.

Столь уверенно-дерзкое заявление Татьяны Поповой выглядит резонансно на фоне того, что «Миротворец» сейчас еще больше развивается и собирает деньги на «Сепаратор» - спецсистему распознавания лиц. Но и тут Попова подсунула ложку дегтя, мол ни один зарубежный донор им денег на это не даст.

«Для публичных руководителей «Миротворца» получение угроз и работа под давлением давно стали рутиной, а вы не выдержали давления. Но разве ваша позиция не предусматривала готовность к такому давлению? Разве сдаться и уйти с должности – это не позиция слабого?», - вполне аргументированно спросил я.

«Я давно работала под давлением, но со стороны агрессора», - отвечает Попова. Она не ожидала, что еще будут такие внутренние противоречия. Тем не менее, Татьяна Попова считает, что не проиграла конфликт с «Миротворцем». «Я выросла в глазах международных партнёров после скандала с «Миротворцем», - с улыбкой заявила Татьяна Попова. Если верить ее словам, доноры с еще большим уважением стали к ней относиться. К слову, Татьяна, судя по её поездкам и выступлениям на форумах, до сих пор продолжает работать с зарубежными партнерами, но уже в статусе «эксперта по стратегическим коммуникациям ГО «Информационная безопасность».

«Как вы оцениваете вклад «Миротворца» в информационной войне? Чей вклад был больше – ваш или Миротворца?», - провокационно спрашиваю я, подбивая итоги разговора о конфликте.

Татьяна Попова отвечает, что «Миротворец», опубликовав персональные данные журналистов, нанес самый сокрушительный удар по имиджу Украины в международных СМИ. Даже поджог Интера и фотографии Деевой менее повредили. Возможно, они умеют вести разведывательную деятельность, но точно не понимают, как работают международные журналисты. И как международное сообщество будет воспринимать их нападки на журналистов. «Мы с «миротворцами» занимались слишком разными вещами, поэтому сложно сравнивать», - уверяет Попова.

«В СМИ можно узнать о том, что информационные войска Турции чуть ли не координируются из Украины, и Мининформполитики Украины передает Турции методические пособия по гибридной войне с Россией. Действительно ли у нас есть координация с нашими турецкими партнерами?».

Попова отказалась комментировать эти отношения с партнерами.

Вот и последний вопрос – закончим на такой ноте: «Признаете ли вы свою некомпетентность?»

И для пущей справедливости прямая речь Татьяны Поповой в ответ: «В разведывательной деятельности? Вообще ничего не понимаю в разведке и не считаю это моим направлением. В международном медиа бизнесе я начала работать с 1996 года медиа-пленером и PR-менеджером в украинском представительстве Bates Saatchi&Saatchi. И с тех пор до февраля 2015 проработала на управленческих позициях от представительств Zenith Media, Initiative Media до Mediaedge:cia и Havas Media (Arena). В 2007 мы первые в истории Украины получили шорт-лист фестиваля Каннские львы за амбиент медиа проект. У моих партнеров и клиентов претензий к профессионализму не возникало. Около трети дохода агентства последние лет 10 составляли как раз бонусы от клиентов за умение прогнозировать результаты коммуникационных кампаний. Именно поэтому, когда я в начале марта 2014 увидела, как изменились новости на российских телеканалах, я сама пришла в НацРаду и предложила мониторинговую и юридическую помощь для закрытия вещания российских телеканалов. И через 3 недели мы их закрыли. До сих пор считаю, что если б это тогда не было сделано, мы б потеряли половину страны».