Вмешавшись во внутриукраинский конфликт, Россия дискредитировала Русский мир как объединяющую идею. Это диаметрально противоположный результат для той цели, которую пыталась достичь здесь российская элита. В отношении Русского мира она оказалась в роли маленького засланца, решившего починить дорогие папины часы.

Получив в своё распоряжение угасающую, формально распавшуюся, но все же ещё существующую в умах Империю, она сосредоточилась не на построении конкурентоспособной, привлекательной для окружающих народов модели общества, а начала болезненно реагировать на любое проявление неуважения к её бывшему статусу. Весь запал патриотизма она тратила на, как ей казалось, отстаивание национальных интересов, а по сути - на пустое препирательство с Западом в стиле стихотворения Пушкина "Клеветникам России". Вовлечённость во внутриукраинский конфликт - прямое следствие такой политики (если это уместно называть словом "политика"). Модератором такой линии поведения стал российский президент, чей тип социального поведения экстремально ориентирован на защиту целостности (консистентности) своей общности. Триумфаторский настрой Запада после окончания холодной войны был для него нестерпим и требовал обязательной ответной реакции. Он принимался за однозначное подтверждение его злых намерений. Оценка Западом в свою пользу тех исторических событий, которые затрагивают вопросы моральной ответственности СССР/Российской империи и Запада, воспринимались как попытки унизить Россию. Но при этом российская правящая верхушка не смогла осознать несколько простых, но очень важных вещей, необходимых для преодоления вызовов, перед которыми встало Российское государство.

Во-первых, она не увидела разницы между конфликтом мнений, мировоззренческим спором и реальной враждебностью Запада. Наивно ожидать, скажем, от Англии и Франции созвучную с российской моральную оценку Пакта Молотова-Риббентропа и Мюнхенского договора. Наивно ожидать от прибалтийских государств положительной оценки их жизни в СССР. Наивно ожидать от Польши понимания вторжения СССР в 1939-м. Наивно в силу того, что каждый воспринимает свои грехи, как ошибку или вынужденное действие, а чужие – как проявление ущербной сущности. Однако же Запад, из уважения к своим принципам, не требовал от России ритуального унижения и моральной капитуляции (хотя некоторые её и ожидали) как условия для принятия в международную систему разделения труда, и даже авансом отвел ей почетное место (G8, G20). России не хватило, что ли, взрослости, чтобы философски воспринять ликование бывшего соперника, и она повела себя как закомплексованный подросток.

Во-вторых, последние события однозначно свидетельствуют об отсутствии среди российской правящей элиты понимания, что величие империи заключается в том, что она предлагает более прогрессивный для своего времени способ организации общества, позволяющий примкнувшим народам приобщиться к прогрессу. Понятно, что для человека Русского мира этот мир видится сияющим на горе храмом, на который не могут бросить тень ни царский колониализм, ни преступления сталинизма, ни экономическая отсталость. Однако люди, наделённые властью, должны были смотреть шире, за пределы этого психологически уютного мирка. Страна, претендующая на отдельную цивилизацию, просто обязана показать результат. Это трудно, также как трудно придумать блюз, интернет, джинсы, айфон, написать песню, которую слушал бы весь Мир, построить город, которым бы все восхищались. Однако же, в наше время, когда борьба за влияние на Мир перетекает от силового подчинения к вовлечению, другого пути достижения цели просто нет. Современная Россия пока нечего такого предъявить человечеству не может, а, тем не менее, от известных российских политиков, таких как Жириновский, мы слышим, что "армии" Новороссии необходимо брать Киев и двигаться дальше к границе. Предположим, возьмет армия Новороссии Киев, и что? Что, кроме все той же коррупции, может предложить поверженной самостийной Украине Русский мир?

Правящая элита не смогла свернуть с линии поведения, которая сформировалась на заре становления человека, как вида, и которая подчиняется логике самоорганизации малых сообществ. Здесь мы видим тот пример, когда следование инстинкту, в данном случае инстинкту сохранения и распространения ментальной среды, дало результат, противоположный предназначению этого инстинкта. Путинская Россия начала требовать от остального Мира знаков признания своего авторитета и, с болезненной ревностью, заявлять безусловные права на когда-то принадлежавшее ей человеческое пространство, в частности на Украину. Не получая ожидаемого отклика, встречая отпор своим наивным притязаниям, российское руководство, подобно подростку в переходном возрасте, начало накапливать обиды.

В нагромождении видимых смыслов, которые обслуживают этот процесс, легко разглядеть интеллектуальный примитив. Претензии от высших должностных лиц России к Западу и США часто высказываются в форме высоких абстракций, образных сравнений и даже блатного жаргона, типа "взять на понт" в исполнении Сергея Лаврова. Это выдаётся за широту взглядов, масштабность и образность мысли. Но все эти высокие материи никогда не опускаются на уровень конкретных претензий, поскольку за ними и нет ничего конкретного, кроме жажды уважения и ревности к чужому успеху. Россию, оказывается, наказывают санкциями за "…попытки обрести политическую субъектность в мире поздневашингтонского мироустройства…", хотели сыграть с Россией в «chicken» -кто первый моргнёт, хотели взять на понт, построить однополюсный Мир, решили, что "…они победители, империя, а все (остальные) — вассалы, и их надо дожимать…", но "…медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет! Он у нас считается хозяином тайги. Он не собирается переезжать в другие климатические зоны". Эта интеллектуальная пурга напоминает пассажи чеховских персонажей: "Я неСпиноза какой-нибудь, чтоб выделывать ногами кренделя. Я не субъект какой-нибудь, и у меня в душе свой жанр есть".

Научным оформлением обиды на окружающий мир стали различные конспирологические теории от Александра Дугина, Николая Старикова, Михаила Делягина, Михаила Хазина, Евгения Фёдорова и многих других. Как и все конспирологи, эти мыслители своё непонимание объективных процессов, направляющих ход событий, компенсируют тем, что вводят в систему суждений некий причинный модуль: закулису, масонов, бейдельбергский клуб, обобщенный Запад и пр., который они наделяют нужными свойствами, так, чтобы их "теории" вписывались в картину Мира. В этом, конечно, нет ничего необычного. Люди всегда так поступали. Греки, пока не узнали, что молния это электрический ток, думали, что это проделки Зевса. Зевс - причинный модуль в древнегреческой системе миропонимания. Так называемым кукловодам, как и Зевсу, можно приписать любой замысел, который все легко поясняет. Но будет ли такая теория адекватна?

Сейчас у этих "теоретиков" появился уникальный исторический шанс увидеть, чем отличается мнимый враг, коим они видели Америку и Запад, от реального врага, коим они теперь вместе с Путиным сделали и Америку и Запад. Однако вряд ли они сделают правильный вывод из произошедшего. Для них это будет, скорее, лишь подтверждением правильности их суждений, хотя элементарная логика подсказывает, что если бы Запад изначально видел в России врага, которого необходимо уничтожить, он бы давно это сделал. Это особенно очевидно теперь, когда обнаружилось, насколько уязвимой и зависимой оказалась российская экономика.

Объективным же процессом, который и "возбудил" этих теоретиков, и который никто не отменит, является конкуренция цивилизаций. Запад, не являясь врагом, безусловно, является конкурентом. Та словесная пурга, о которой мы говорили выше - это сознательная или подсознательная попытка избежать прямой конкуренции там, где Россия оказывается не конкурентоспособной, а разоблачения конспирологов - это оправдание нечестной конкуренции путем очернения конкурента.

Более успешная цивилизация самим фактом своего существования наносит вред менее успешной, потому что разрушает её положительное представление о себе. Дыхание успешной цивилизации все равно будет проникать в каждую её пору, обретая новых верных. Мы помним, как одна нота Пинк Флойда была убедительнее тысяч голосов коммунистической пропаганды. Сейчас мы наблюдаем, как комфортная среда человеческого обитания европейских стран выкорчевывает с родных просторов подрастающее поколение российской элиты, что, конечно же, морально угнетает российское общество. Вмешательство Запада (США и ЕС) в события на Украине носит именно такой характер. Но такое непрямое вмешательство имеет вполне осязаемые последствия, и по силе воздействия оно гораздо больше, чем мнимые козни Западных кукловодов и происки пятой колоны. Объективно, события Майдана 2013-го конечно же не были срежиссированы Западом. Это была драка уже существовавших олигархов с дерзкой донецкой группировкой, которая наложилась на давний конфликт двух существующих в Украине общностей. Однако, вряд ли эта борьба переросла бы в силовое противостояние, если бы Запад не оказал моральной поддержки одной из сторон конфликта, той, которая апеллировала к Западу, как носителю прогресса и демократии. Без этой поддержки она просто не решилась бы на активные действия.

Справедливо ли со стороны России предъявлять Западу претензии за такое вмешательство? Ни каких моральных обязательств Запад по этому поводу на себя не брал. Россию в своё время, образно говоря, признали за игрока и впустили за игровой стол, но ни кто не собирался играть с ней в поддавки, ни кто не обещал ей, что она обязательно выиграет. В конкурентной борьбе все зависит от собственных стараний и способностей. И принял Запад новую Россию в свой круг вовсе не из любви к ней или уважения к прошлым заслугам, но из уважения к своим моральным правилам, а поэтому не давал повода впадать в психологическую зависимость от своего расположения. И уж совсем наивным выглядит ожидание, что тебя будут сразу уважать, как чемпиона. Обвинения же Россией Запада в нечестной игре – не более чем попытка уклониться от конкуренции, нажимая конкуренту на совесть. И, казалось бы, Запад есть в чем упрекнуть. Многие влиятельные там люди говорили и говорят неприятные вещи о прошлом России/СССР. Но это вполне естественно! Что можно от них хотеть, если до этого мы были реальной угрозой их Миру?! Речь здесь идет не о военной угрозе, а о предложенном нами альтернативном способе мироустройства - коммунизме, который грозил уничтожением их устоев. Они с нами соревновались и победили. Вполне естественно, что многими завладели триумфаторские настроения - свои Жириновские и Дугины там тоже есть. Однако следует признать, что в целом Запад вёл себя в рамках приличия по отношению к современной России. Во всяком случае, этого было достаточно, и здесь показателен пример Китая, для того, чтобы построить конкурентоспособное общество, предложить Миру нечто ценное и занять в нём достойное место.

Никто не виноват в том, что Россия, всячески поддерживая режим Януковича, закрывая глаза на беспардонное разграбление Украины, скупая её правящую элиту, насаждая своих агентов в украинскую армию и СБУ, стала ассоциироваться в глазах украинцев с источником беспросветной отсталости. На этом фоне обвинения Запада во вмешательстве во внутренние дела Украины на основании того, что он выражал моральную поддержку протесту против Януковича, выглядит если не циничным, то, по крайней мере, наивным. Если к вам кто-то апеллирует, как к светочу правды, разве ваши симпатии не склонятся в его сторону? Россия сама откликнулась на аналогичный посыл со стороны части жителей Донбасса и сейчас шлет туда своих добровольцев под одобрение общественного мнения, чтобы убивать украинских солдат. Ничего подобного со стороны Запада не наблюдалось. Знаменитое кормление печеньем митингующих и силовиков на Майдане заместителем госсекретаря США Викторей Нуланд не идет ни в какое сравнение с признанием самого Путина в дискуссионном клубе «Валдай», что он направлял Януковича в его действиях по разгону Майдана. Поднятые на щит российской пропагандой «печеньки» вовсе не свидетельствуют о наставлении Майдана Западом - закулисным деятелям нет нужды светиться в таких мероприятиях. Гипотетическая сдача Крыма Соединенным Штатам под военную базу - не более чем плод возбужденного ума. В военном отношении Крым представляет собой ценность лишь как место комфортного прохождения службы для генеральских сыновей. Узкий перешеек и узкий пролив делают его вещью в себе, бесполезной в военном отношении. Это видно из того, что Войну наступающая сторона - и Германия, и СССР - захватывала Крым, лишь когда он оказывался в её глубоком тылу. Не совсем справедливы и упреки Западу в том, что он, как посредник, не обеспечил выполнение Соглашения от 21-го февраля между Януковичем и оппозицией. Это, как раз, свидетельство того, что в конфликте участвовали силы не подконтрольные ни Западу, ни России.

Мы, конечно, субъективны, считая несправедливыми российские упрёки Западу. Справедливость – вещь не абсолютная и существует не сама по себе, а лишь в рамках какой-то моральной системы. Можно, например, считать справедливым требование к женихам из соседней деревни не ухаживать за местными девушками. Поведение России в украинском конфликте созвучно с этим принципом. Но о чем можно говорить абсолютно достоверно, так это о том, что Россия вела себя не умно с точки зрения решения той задачи, ради которой она ввязалась в этот конфликт. А задача эта - увеличение потока дивиденда, или, проще говоря, богатства внутрь Российского государства. В современном Мире решить эту задачу можно только заняв достойное место в мировой системе разделения труда. Абсолютно не в интересах слабого игрока нарушать сложившиеся правила, которые защищают интересы слабых игроков и дают им такую возможность.

Налицо явная переоценка Россией собственных сил и значения и недооценка способности остального Мира противостоять действиям России, когда она решила поживиться за счет ещё более слабого государства, отобрав Крым и способствуя войне на Донбассе. Здесь сказался недостаточный уровень миропонимания лично Путина и отобранной им, исходя из этого миропонимания, российской интеллектуальной и управленческой элиты. Господствующее мнение, которое озвучивают придворные "аналитики", такие как Стариков, а также придворный клоун Жириновский, заключается в том, что благообразность Запада лишь маска, за которой скрываются цинизм, алчность и лицемерие. Все это дополняется ветхозаветным моральным принципом «око за око, зуб за зуб», который Путин огласил в формуле: «почему в Косово можно, а в Крыму – нельзя?!» (сама Россия, как и Украина, независимость Косово не признала). Сочетание такого мнения и такой морали - не что иное, как оформления цинизма и лицемерия в качестве государственной доктрины. Путин поднял эту суррогатную мораль на государственный уровень, а вернее сказать, опустил государство до этого уровня.

Так называемое разоблачение Запада, когда его достижения представляются результатом лицемерия, цинизма и обмана, говорит о концептуальном непонимании среди правящей элиты того, что богатство создается добродетелью, а цинизм и интриги его лишь перераспределяют, вредя при этом способности общества производить материальные блага. Запад, конечно, не ангелы, но необходимо понимать, что именно Запад сейчас обеспечивает консистентность (целостность, внутреннюю непротиворечивость) мировой экономической системы. Это видно хотя бы из того, что валюты именно Западных стран являются резервными валютами, т.е. валютами, которым все доверяют. За это доверие Запад и получает тот дополнительный дивиденд, который невежды объясняют грабежом. Глупые рассуждения российских топовых "экономистов" о том, что доллар это ни чем не обеспеченный фантик, с помощью которого США грабят остальной мир, лишний раз выдают их непонимание сути денег и природы богатства. Завышенная оценка собственных сил и значения – прямое следствие этого непонимания.

Зависимость Запада от России не критическая. Россия не обладает уникальными для Запада технологиями и сырьем. Зависимость от поставок газа – на уровне бытового неудобства, и, в случае серьёзного конфликта, не может быть средством шантажа. Экономическая же зависимость России от Запада носит тотальный характер. Ввязываться в таких условиях в тяжбу с Западом, нарушая сложившийся в Мире порядок, мог лишь тот, кто рассчитывал нарушить его единство, подкупая выгодными предложениями (газ, эксплуатация российских недр и пр.) отдельных его представителей. И поскольку каждый судит по себе, российский расчет оказался не верным. Запад устоял. Запад лучше других умеет «держать строй» - не поддаваться соблазнам и не гнаться за сиюминутной выгодой. Нынешнее лидерство и богатство Запада напрямую связано с этим качеством. Мировоззренческий примитив российской правящей верхушки не позволил ей увидеть насколько для Запада важно сохранить правила, по которым он выигрывает. Поведение России в украинском кризисе развязало Западу руки. Ситуация приняла для них такой оборот, который случается, когда джентльменам вдруг становиться ясно, что они впустили в свой круг проходимца и с ним теперь не стоит церемониться.

Как человек, спиливший сук, на котором сидел, российская правящая верхушка после введения санкций неожиданно для себя обнаружила, что относительное благополучие современной России лишь производная от того, что она включена в мировую систему разделения труда. Однако за пределами её понимания по-прежнему остается то, что эта система держится на работе совести гражданского общества тех стран, которые являются донорами международного порядка. Иначе она бы понимала бесполезность попыток военной силой и шантажом компенсировать несовершенство российского общества, из-за которого оно и оказалась в аутсайдерах. Право быть одним из полюсов многополярного Мира, к которому так стремится Россия, сегодня невозможно отвоевать, выспорить или истребовать. Для этого прежде необходимо построить общество, которое было бы одним из столпов этого порядка. Иначе можно сколько угодно спорить с американцами, что однополюсный Мир – это плохо, но даже если они с этим согласятся, это не изменит ровным счётом ничего. Эволюция морали напрямую связана с развитием производительных сил. Современные способы координации общественного производства делают бесполезным силовой захват человеческого пространства (человеческих ресурсов). Для привлечения дополнительного дивиденда необходимо быть опорой для окружающих народов, подключать их к своей более совершенной организации производства, которая является следствием более справедливого общества. Именно в этом заключается определяющее свойство империи, в этом и состоит смысл пребывания в империи для примкнувших народов.

Россия могла бы сполна получать все преимущества владения Крымом, не захватывая Крым. Украинское законодательство вполне позволяло делать инвестиции в туризм Крыма, промышленность и сельское хозяйство. Конечно же, эти инвестиции могли давать отдачу лишь в успешном государстве без коррупции, с прозрачными законами ведения бизнеса. И здесь российский бизнес для коррумпированной Украины мог бы быть образчиком (донором) соответствующей бизнескультуры, если бы такая в России была. Таковой не оказалось. Но поскольку инстинкт распространения ментальной среды не требует рациональных оснований, то, следуя этому природному инстинкту, путинская Россия начала тупо загонять разбредающееся стадо в загон, в котором нет сена.

Мы не нашли ни одного рационального аргумента в пользу брутального вмешательства России в украинский кризис, даже с точки зрения построения Русского мира. Произошло обратное. Путин нанес непоправимый урон эгрегору Российской империи - нематериальной сущности, которая есть коллективное (когерентное) осознание ценности Русского мира для всех его верных. Его линия поведения понятна: Запад под узцы увел целый народ. Обидно. Нужно отомстить. Но это уровень обывателя, может быть даже начальника ИТК, но ни как не предстоятеля Великой Империи. Его стиль - подлые удары исподтишка - может быть и был бы хорош где ни-будь в спецслужбах, но он сорвал ауру величия, уничтожил авторитет, низвел Российское государство до уровня дворовой шпаны. Теперь не только украинцы, но даже белорусы и казахи переоценили свое отношение к бывшей метрополии. Соседние народы начали объединяться не вокруг России, а против России.

Кроме того, он поставил под сомнение цивилизационный вклад России/СССР. Отказывая Украине в праве самостоятельно принимать внешнеполитические решения, Россия, покусилась на порядок, к которому человечество шло всю предыдущую историю, принеся неисчислимое количество жертв. И, между прочим, немалую лепту в установление этого порядка внёс бывший СССР, как один из факторов краха колониальной системы. Современная политика Путина - откат во времена Киплинга. Эзопов язык, которым последнее время насыщены посылы Лаврова к Западу – попытки обиняками сказать: "давайте мы, большие пацаны, поделим сферы влияния и будем дружить между собой". Проблема только в том, что, не смотря на ракеты, Россия не "большой пацан" в экономическом отношении, и если бы Запад до сих пор следовал такой морали, то Россия, как страна богатая ресурсами, в первую очередь стала бы жертвой.

Паразитируя на памяти о Войне для объединения общества вокруг неблагородной цели, он бросил тень на светлую память её героев. Он дал еще один аргумент всем тем западным критикам роли СССР во Второй Мировой Войне, которые пытаются переложить на СССР часть вины самого Запада за её развязывание.

Эгрегор общности не так легко убить. Он находится под защитой природных инстинктов самоорганизации человеческого общества. Запад, о котором сейчас говорим, это не что иное, как продолжение ментального существования Римской Империи, ощущение общности, до сих пор живущее в умах её верных. Российское общество также не умерло вместе с развалом Российской Империи в семнадцатом году. Оно выжило и проросло сквозь коммунистический космополитизм и сейчас в степях Донбасса отчаянно сражается за своё существование. Своими действиями Путин нанес удар в самую его суть: поставил под сомнение его праведность. Сейчас, находясь под действием психологической защиты, российское общество не хочет замечать совершённого смертного греха, отчаянно ищет и находит аргументы в своё оправдание. Однако рано или поздно действие этого психологического анаболика закончится. После этого оно, конечно, выживет, как выжило немецкое общество после Гитлера. Но это уже будет другое общество. Скорее всего - без претензий на роль лидера, как и современная Германия. Маленький спаситель Великой Империи оказался её убийцей.


Неразумная риторика украинских политиков во многом способствовала российско-украинскому конфликту. Правильно ли было бы утверждать, что без этой подпитки события не приняли бы такой оборот? Насколько силен сам по себе тот имперский синдром, в котором так любят обвинять многие украинцы российское общество?

Судя по популярности таких фашиствующих интеллектуалов, как Дугин, и таких политиков, как Жириновский, нахрапистый дух московита там всё ещё жив. Но, как представляется автору, поведение лично Владимира Путина изначально не было настроено на такой исход. Все же это была его реакция на события. Возгонка его неприязни к суверенному украинству наверное не произошла бы, если бы он не отталкивался от стены неприятия с украинской стороны. Он все же понимает пагубность методов, к которым он прибегает, как ему кажется, под давлением обстоятельств. Это видно по тому, что он в последнее время отдалил от себя имперского интеллектуала Дугина. Именно Путин сейчас сдерживает имперские силы России. Сейчас его тайная война на Донбассе продиктована уже не имперскими амбициями. Если начиналась она как попытка повторить крымский сценарий, то теперь это всего лишь способ вернуться в клуб сильных Мира, откуда его изгнали. Путин испытывает психологическую зависимость от их расположения, потому что он по сути западный человек. Можно сказать, что его конфликт с Западом - следствие этой зависимости: он чувствовал, что его и Россию там не считали по настоящему своим и равными себе. Сейчас для него нестерпимо их игнорирование. Для него очень важно, чтобы с ним разговаривали. Пусть это будет даже конфликтный спор, но не игнорирование, потому что конфликт - это все равно признание значимости. Единственное сильное средство, которым он располагает – военная сила. Война на Донбассе – это шантаж Запада. Подобно маленькому мальчику, с которым не хотят играться в одной песочнице, он начал мучить котёнка (Украину). Он знает, что котёнка им жалко.

Какова же была бы оптимальная реакция России на так называемый европейский выбор Украины? Наверное, правильно было бы вообще ни как не реагировать. Неожиданное для всей Украины решение Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС было вовсе ни каким не поворотом вектора внешнеполитического развития, а всего на всего банальной попыткой где-то раздобыть денег. Он рассчитывал на льготный заем от ЕС (чтобы потом, конечно же, большую его часть присвоить). Какие бы бумаги Янукович ни подписал с ЕС, ни о каком подлинном развороте в сторону Европы не могло идти речи, поскольку насквозь коррумпированная государственная машина украинского государства с ней не совместима. России следовало бы не участвовать в устроенном Януковичем аукционе на право дать Украине кредит, а просто подождать. Все непременно бы вернулось на круги своя, как это было уже однажды после Оранжевой революции.

Политика Путина в известной мере является обобщением устремлений россиян. Далее нужно рассмотреть, какова же в этом конфликте роль российского народа и той его части, которую называют либералами?

UPD 19.07.2015: Познер удивительно точно представляет изображённую здесь "обиженную" Россию:

https://youtu.be/9HiHOlc3G50


Источник: https://avsokolan.livejournal.com/5369.html

alexander.sokolan
Alexander Sokolan

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації