site.ua
aleksey.filanovskiy
Алексей Филановский
топ-автор

Сейчас Песах, и время вспоминать старые истории.

В последние годы в Украине весьма популярным стал краткий пересказ истории исхода евреев из Египта.

Причем, как правило, звучит он примерно в такой форме:

«Евреи страдали в рабстве – пришел Мойсей, навел порядок – сорок лет ходили по пустыне, по капле выдавливали из себя раба – happy end».

И весь это комикс пытаются прикрутить к современным украинским реалиям.

На деле же, история Исхода чрезвычайно многослойна и сложна, как с психологической, так и с социальной точки зрения.

Для меня это история принятия судьбоносных решений в условиях демократии.

Во-первых, хочу разочаровать поклонников Моисея. Его роль в этой драме была скорее не героичной, а трагичной. Его «рейтинг» всегда болтался где-то ниже плинтуса, и влияние на общественную жизнь было не столь уж велико.

Моше был косноязычен. Он заикался, медленно подбирал слова, и не мог произносить длинные речи. Собственно, функцию медиатора при Моше взял на себя его более красноречивый брат Аарон.

Это значило, что никаких «10 минут с Моисеем» в те давние времена быть не могло. И, как вы понимаете, часто человека, который заикается на публике воспринимают скорее недалеким, полагая, что он не умеет не только говорить, но и думать.

Собственно, Моше не удается сходу продавить ни одно свое предложение. Он, хоть и мыслит стратегически, но каждый раз оказывается обескуражен результатами народного волеизъявления.

Ужасное рабство.

Евреи действительно оказались на некоторый период в рабстве, и источник сильно сгущает краски описывая невзгоды. Однако, эти невзгоды носили весьма кратковременный характер. Ведь начинается история с того, что к власти в Египте пришел фараон, который «не помнил Иосифа». Красавец Иосиф, в свое время не только поселил евреев в Египте, но и оказал неоценимые услуги самому государству египетскому. Иосиф спас Египет во время голода, и неизмеримо укрепил могущество его.

Соответственно, и отношение к евреям в Египте много веков было почтительно-признательным. Евреи чувствовали себя в Египте прекрасно. Ну а жизнь вне пределов Египта в то время считалась египтянами ужасной, не зря остальные земли называли «горемычьем».

В общем, для евреев выезд из Египта тогда был равносилен переезду современного жителя Германии куда-то в Зимбабве.

Естественно, злонамеренность очередного фараона, евреи восприняли, как «временные трудности», и даже не задумались о смене места жительства.

Все пламенные речи Моше (устами Аарона) вызывали лишь сочувственные вздохи.

Казни египетские.

В реальной жизни изменить общественное мнение было крайне сложно, но в древних историях на сцену в таких случаях выходит бог.

Он насылает на Египет казни, и это перфоманс предназначен еврейской общине. Фараон глух к речам Моисея, а вот евреи понимают, что жить в стране после того, как каждый обвиняет тебя в ужасных болезнях, кровавых водах Нила и смерти первенцев будет невозможно.

Общественное мнение склоняется к коллективному решению об исходе только после того, как «бог» исключает компромиссные варианты решения.

Чудеса в пустыне.

Несмотря на гибель египетского войска в Красном море, евреи готовы ежечасно низложить Моше, считая его недалеким лидером. И бог каждый раз вынужден поднимать упавший рейтинг то открытием источника, то небесной манной. Впрочем, даже эти очевидные чудеса не позволяют Моше получить большинство.

Тем тяжелее дается смена религиозной и морально нравственной парадигмы. Это сегодня нам кажется, что заповеди, в целом логичны. Но для тех людей они выглядят настоящей революцией, причем во многих местах неприемлемой.

Выросшие в Египте, они привыкли к статуям и изваяниям, считая их признаком культуры и высокого художественного вкуса. После утонченности городской жизни, они не очень понимают что плохого в прелюбодеянии и желании жены другого. Но главное, возвращение к древним религиозным канонам кажется им необъяснимым ретроградством.

И они торжественно нарушают кучу заповедей ровно в тот момент, когда Моисей идет с горы со своими скрижалями. И это опять-таки торжество демократии, и Моисей ничего не может с этим сделать. Он в ярости разбивает скрижали, но не может пойти против воли народа.

Приход на «землю обетованную» и разведка.

За пару недель евреи доходят до нужного места на карте. Квотным голосованием (с участием всех триб-колен) определяют разведчиков, и засылают их узнать что там, да как.

Разведчики выполняют свою работу, и возвращаются с докладом об обильной земле, текущей молоком и медом (и в доказательство приносят огромные виноградные грозди и прочие вкусности), а также чрезвычайно злобных врагах огромного роста, которые грозят порвать пришельцев на лоскуты.

Дальше опять голосование. Опять Моше пытается протолкнуть свою программу – дескать надо идти и воевать, и бог нам поможет. Но опять он оказывается в меньшинстве. И ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ БОЛЬШИНСТВО решает вернуться в пустыню, а не лезть на рожон и сражаться с гигантами.

Община сама решает бродить по пустыне, а Моше лишь грустно подчиняется.

Решающее голосование и никакого happy end.

Сорок лет, если верить преданию, бродят евреи по пустыне. Правда это или нет – непонятно, но ясно одно, что периодически проходят голосования о том, менять ли жизнь, и пробовать ли проводить кардинальные реформы, или продолжать бродить в стабильности, без шансов на изменения.

В какой-то момент число приверженцев реформ превосходит число людей, поддерживающих стабильность (книга красиво называет это «умерли все, рожденные в Египте», но это, понятное дело, метафора).

И лишь после этого евреи идут исполнять демократически принятое решение, а обессиленный Моше лишь дистанционно помогает им выиграть решающее сражение.

Сам Моше не попадает на «землю обетованную», но видит, что реформы, о которых он мечтал, начались.

Евреи расселяются в земле Израиля, однако их ждут долгие годы трудности и испытаний, в ходе которых они еще не раз поминают «стабильность» пустыни.

Торжество демократии.

Как видим, история исхода – это история торжества демократии. Общественные настроения, воплощенные в выборах пути, по которому идти, определяют будущее народа, будущее государства.

И роль «лидера» в этом не так уж и велика.

Так и Украине не стоит обольщаться. Из своего «рабства» мы сможем выйти только демократическим путем, когда общественное мнение будет заточено под завоевание и строительство «земли обетованной». Пока же мы массово голосуем за «стабильность в пустыне» и сильно ориентируемся на «лидеров».