Жил – был Симон, сын Ионович в деревушке Вифсаида, у самого Галилеского моря. Жил – рыбачил вот, и нажил себе дом, жену, с женой тёщу в придачу, да детей тройку. И неплохо Ионовичу вроде жилось. Уважали соседи, жена рыбу чистила, тёща не обижала шибко, дети слушались, в синагоге не последнее место в субботу занимал. Да вот не хватало чего-то ему… Внутренний мир был пуст. Поэт в душе – Симон жил внутренней верой своей, иррациональность которой пробуждала динамику, но динамику эту воплотить можно было разве что в плетение сетей, ночные плавания на лодке по туманному и низкому морю, да плач. Плакал он часто и с детства. Еще Симон любил слушать Тору. Особенно то место, где Аврааму «Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.» ( Бытие 22:2) Это медленное повествование про то, как отец был готов принести в жертву Отцу своего сына, которого Отец подарил ему.
Авраам принёс Отцу Небесному самое дорогое, что у него было. Симон тоже хотел принести в жертву самое дорогое, да только не знал, что ему дорого. Жизнь свою он не особо ценил, удовлетворён ею не был, денег и имения было немного.
И вот однажды приснились Симону Ионовичу странные слова на языке оккупантов:"Sacrificium intellectus". Он запомнил их, но не понял - оставил на потом.
А потом из пустыни пришёл Иоанн. Он был велик пред Господом и Духа Святаго исполнился еще от чрева матери своей, ел акриды и мёд дикий, и проповедовал покаяние во оставление грехов. Возле Иоанна часто находился Андрей, брат Симона. И вот однажды Андрей услышал от Иоанна странные слова: «вот Агнец Божий.» (Ин 1:36) Тогда Андрей идёт к Симону и говорит: «мы нашли Мессию… и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты — Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень Петр.» ( Ин 1:42)
С этого дня жизнь Петра изменилась. Он не стал плакать меньше, но теперь больше плакал не от безысходности, а от радости. Его внутренний мир наполнился, единственное, что тяготило, так это то, что приходилось быть первым. Когда Саломия, мать сыновей Зеведеевых подошла к Иисусу и просила чтоб они сели одесную и ошуйную Его во Царствии, Симон обрадовался – он любил быть рядом с Христом, но не нести ответственность за других. Куда легче было хватать ветви для постройки кущей на Фаворе и ходить по водам. И уж точно проще было лежать на дне лодки, получать пощёчины от рыб и просить "Выйди от меня, Господи, я человек грешный!"(Лк. 5.8). Симон Ионович с детства был натурой увлекающейся, резкой, но слабой. Он легко обещал, и каждый раз был уверен, что сдержит обещание, но также просто обещания свои нарушал. Он умел думать и задумывать, но часто не выходило завершать.

Однажды Пётр вновь вспомнил свой сон о "Sacrificium intellectus", ему удалось узнать у римского сотника, что эти слова значат - «жертвоприношение интеллекта». А Иисус говорил: «Блаженны нищие духом». Петр понял: для него это одно и то же. Самое большое, что может он принести в жертву Отцу Небесному – это свой внутренний мир, в который никому невозможно было проникнуть. Так легко сие понять, но так сложно исполнить. Куда проще бить себя в грудь и кричать: "хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя" (Мф 26:35), проще достать меч и отрубить Малху ухо, чем согреваясь у огня не отречься от Него, не клясться и божиться, что не знает Этого Человека. А ещё он просто плакал, как в детстве, как в одинокие свои ночи раньше.
Таким он был. А потом произошло это: «И умер Сын Божий, что совершенно вероятно потому, что абсурдно. И погребенный воскрес - это достоверно потому, что невозможно." И тогда слабый Симон смог сказать: «Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя.»(Ин 21:16) И тогда боязливый сын Ионы не испугался стать пред всем Иерусалимом в день Пятидесятницы и благовествовать пред тысячами людей.
Да, прошлый Симон иногда возвращался, когда стеснялся есть при иудеях с язычниками, когда хотел сбежать из Рима от казни, но Христос вернул Петра и вручил ключи Царствия Небесного, ибо дары и призвание Божье - непреложны.

Возвращение и окончательное утверждение Петра произошло так.
Симон покидал Рим, спасаясь от казни, и, выходя из города, встретил Христа.
- Камо грядеши, Господи? - спросил апостол.
- Иду в Рим, Симон, бар Иона, чтобы вновь быть распятым вместо тебя.
И тогда заплакал Пётр в последний раз в жизни, и другие повели его на крест, где распят был он за пасомых агнцев своих,
и алая капЕль брызнула с креста
и открылось сердце Кифы навстречу Солнцу Жизни,
и исполнился меланхолик Небесной Радостию,
и больше никогда и ничего не боялся,
и не плакал,
и победил.

Пы.Сы. Побеждают не сангвиники и шизофреники буйные, а те, кто делает правильный выбор.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація