site.ua
look.gorky
Look Gorky
топ-автор

Расскажу две истории про карты-деньги, а потом сделаю из них mashup под березовый русский бит.

Был у меня приятель. Ну как приятель, скорее знакомый. Богатый. Разбогател в 90-е на занесении культуры в массы. Продавал видеокассеты формата VHS, да не простые, а с записанным на них кинопродуктом. А поскольку воткнулся он в это дело одним из первых (и не вообще, типа ларек с прокатом, а с размахом и производством), то стал богатеть с пугающей скоростью.

Накупил квартир – ну то такое, тогда хаты много не стоили. Купил себе такой джып, что не успел отъехать от салона, а в нем уже сидела, пристегнувшись и поправляя помятую после конкурентного кэтфайта прическу, топ-модель агентства «Линия-12», и выходила прямо в джыпе за пацана замуж. А также обрел, чуть ли не первый в Украине мобильный телефон, который помещался в карман пиджака. И даже разговаривал по этому телефону - при том, что каждая минута разговора стоила как минута секса с молодой тогда еще порнозвездой Дженной Джеймсон.

Как часто бывает у богатых людей, знаков в небесах он не видел, течений в глубине не различал, и на все предупреждения реагировал примерно одинаково – «если вы такие умные, то почему такие бедные?» Часто бывает, что способные продавать люди нихера не разбираются в том, что продают.

Первый раз удачливого предпринимателя тряхнуло с появлением VCD. Но чувак оправился, модернизировал производство, и эпоху DVD уже встречал чуть ли не с радостью. Верно – чего бояться? Пусть завтра кино будет на флэш-картах, послезавтра на полуразумных кристаллах, а послезавтра опять на глиняных табличках – все равно людям будет нужно кино, и кто-то будет его продавать.

И тут внезапно наступили эти ваши проклятые интернеты и пиратские торренты.

Жена, надо сказать к ее чести, осталась с ним – куда деваться с двумя детьми? А вот квартиру и джып пришлось заузить. И с такой тоской рассказывал об этой несправедливости мой знакомый, что хотелось обнять его и заплакать с ним вместе.

- Это же чистое воровство! – восклицал бывший владелец заводов-газет-пароходов. – У меня затраты на болванки, печать, полиграфию, коробки! А киоски, отделы, склады? А зарплата людям? А система опта, а реклама? А тут кнопку нажал – и получи бесплатно. Нет, ну это как понимать? Жульбаны ебаные, ни стыда ни совести...

Я вовсе не собираюсь крутить нудную волынку про неизбежный прогресс, и о том как железный конь приходит на смену крестьянской лошадке. Это банально.

То, что он сам всю жизнь воровал контент, а его полиграфия, киоски и коробки являлись эквивалентом фомки, отмычки и бандитской маски, видеомагнату даже в голову не приходило. Если очень долго сидеть на чужом потоке, то потом начнет казаться, что не ты на нем сидишь, а он из тебя истекает. Воровской инструмент воспринимается средством производства, а краденный товар чем-то всеобщим и бесплатным, вроде гравитации, солнечного света и соловьиного пения. И тут уже труд не спиздить, а упаковать и развести по точкам.

Людям, естественно, и дальше было нужно кино, только место удачливого скупщика краденного заняли еще более удачливые, вытеснив его с черного пиратского рынка медийной Тортуги. А те, кто на самом деле производил кино, даже не почесались в своем Голливуде.

Вот скажите, если человек занимается кражей и перепродажей ворованного (безотносительно к моральной стороне вопроса) – не логичней ли сконцентрироваться именно на рынке криминала, а не кинопроизводства? Следить за его конъюнктурой. Выписывать журнал «Юный грабитель», а не «Юный кинолюбитель», посещать не кинофестивали, а собрания Профсоюза Злодеев, обсуждать изменения в уголовном кодексе, а не проблемы полноцветной печати обложек, и вообще, понимать себя как медийного вора, а не медийного магната? Это же ближе к происхождению твоих денег! Надо уметь отделять главное в бизнесе от второстепенного, и вовремя переключиться с хищения интеллектуальной собственности на хищение чего-то другого. Дельта дохода же заключена в воровстве, а не в кино на кассетах.

Если ты, конечно, профессиональный вор, а не лошок, который однажды случайно нашел ничейный кошелек, и решил его присвоить, а не нести в милицию. Ждать, что каждый раз на том же месте будет лежать по кошельку, наивно и непродуктивно. Поток переместился.

***
Вторая история более трагична и сентиментальна, но тоже связана с медийным продуктом.

Компания, в которой я занимался продажами электронных игр, однажды получила в придачу к товару тонну китайских покеров. Ну, знаете, такие пластмассовые коробки с тремя кнопками и неприятным звуком, «99 in 1 sиpeяgaмez». Продать это говно, естественно, было невозможно, и мы премировали покерами особо упоротых покупателей, поощряя их потреблядство. Купи три картриджа, покер в подарок. Некоторые брали и даже радовались халяве.

Естественно, хранились они кучей в картонной коробке, никто их не стерег, и охрана по ночам шпилилась в эти покеры шо невсебяемая.

Прихожу утром на работу – открывает мне сияющий ночной охранник, днем пожарный, и с гордостью показывает мне этот дивайс с какой-то невменяемой суммой выигрыша, типа $22,899,377.00 – это он виртуально ночью столько выиграл. И столько детской радости было на его лице, что я не выдержал.

- Валик, - говорю, - ты хоть понимаешь что натворил?
- А шо? - и улыбается с гордостью, как молодой отец.

- Ну вот фарт, он же ограничен статистически, по науке. Ты выиграл за ночь в покер почти двадцать три миллиона долларов. Такое, теоретически, бывает – но только раз в жизни. Да и то не у всех. Если бы ты его реально в казино выиграл, а так в пластмассовой китайской говноигрушке. На что ты потратил уникальную удачу? Ты знаешь хоть одного человека, который дважды в жизни сорвал джек-пот в двадцать три ляма бакинских? Отож. Так что ты больше на реальные деньги не играй. И вообще, переходи дорогу только по переходу и никогда не летай на самолетах.

Я почти сразу пожалел о сказанном, потому что Валик был отличный парень (и настоящий пожарный, неоднократно спасавший из огня людей и имущество), а так поступать нельзя даже с плохими людьми. Услышав от меня новости ноуки он практически заболел, дважды не выходил на смены и подменялся, а потом сидел в своем углу тусклый и вялый, утратив к жизни интерес.

Коллектив смотрел на меня с осуждением.

- Вот нахуя было так делать? – укоризненно спрашивали меня коллеги.
- Да я же пошутил! – растерянно отвечал я.

- Нихуя себе пошутил! Шутить надо весело. А ты так пошутил, шо по науке все сходится. Теперь эти покеры люди уже вообще боятся брать в руки, чтобы нечаянно три туза не пришло, на погибель. Ну тебя нахуй с такими шуточками. Давай, шути как-то обратно.

Я задумался. Надо было срочно теорию вероятности делать более гуманной и доброй.

- Валик, - ласково сказал я бледному охраннику, - Я тут с китайозами связался и документацию посмотрел. Короче, они специально в эти покеры-тетрисы закладывают вероятность повышенного выигрыша. Ну, согласись, какой смысл продавать людям за их же деньги игру, в которую они постоянно проигрывают? Игрушка должна радость приносить, а не справедливость. Так что твой фарт остается при тебе, потому что игра изначально нечестная. В хорошую для покупателя сторону.

- Правда? – с робкой надеждой посмотрел на меня Валик.
- Естественно! – жарко сбрехал я, шо той сабака сирко. – Могу документацию на игрушку показать, только там по-китайски, японски и португальски. Так что твои двадцать два миллиона и сколько-то там тысяч условных единиц по теории вероятности не считаются. Вообще!

Валик порозовел и улыбнулся. К нему вернулась жизнь. Он вздохнул, и полез в коробку за очередным покером.

***
Тераз миксуем из двух историй одну, то шо получилось процеживаем – и смотрим шо на марле остается?

Современный мир с той стороны, которая обращена в будущее, является энергопотребляющим, а не энергопроизводящим, акцептором энергии, а не донором. Сидя на берегу нефтяного потока надо понимать, что главное происходит не у его истока, и тем более не на бережке, а в устье черной реки, где она вливается в усилия цивилизации. Именно там куется завтрашний день.

Контролируя продажу сырья, созданного господом Панбогом, солнышком и древними папоротниками, надо понимать, что ты вовсе не повелитель потока, а просто мельница на его берегу, лопасти которой крутятся только в этом месте – и нигде более. Перегородишь поток – польется поверху, найдет другое течение и останетесь вы на сухом берегу со своей нелепой мельницей. И надо заботиться о потоке, выбирая еще на уровне бизнес-плана тактику симбионта или паразита. Укреплять бережок, прислушиваться к стремнинам, старицами и омутам, и быть готовым к тому, что однажды поток поменяет русло. А не качать свои права, вообразив, что ты не сидишь на потоке, а производишь его прямо из-под себя.

И особенно по-дикорусски выглядят попытки пристегнуть к работе своей мельницы политические требования и глобальный шантаж потребителей. Типа – не будете слушаться, перегородим русло. Отключим газ. Покажем фак. Насрем в воду и отправим вниз по течению.

Даже моему знакомому видеопирату не приходило в голову звонить в Голливуд, и нагло требовать: «Эй, блять, дайте этого, как его, режиссера. Шпильмана или Шпильберга, хуй вас всех, жыдомасонов, запомнишь. Скажите, чтобы такое говно как в тот раз, больше не снимал, а снял про реальных пацанов, а то пацаны сказали шо больше покупать у нас ваши фильмы не будут». Он сидел себе тихо на потоке, пока тот не иссяк, ибо не создавал поток, а кормился с него. Вся его вина в том, что не успел перетащить мельницу в другое место, или перепрофилировать ее под корчму.

Российские обыватели сладко наминают в карманах на то, что «кризис искусственный, скоро нефть будет по шестьдесят, тогда заживем». По сто сорок за бочку они зажить не смогли, но вот по шестьдесят – заживут непременно. Это при том что лучшие российские эксперты еще два года назад совершенно неопровержимо доказали, что при цене восемьдесят долларов за баррель мировая экономика умирает, хохлы замерзают от голода, а русские танки Т-72 за 72 часа доходят до Ла-Манша, причем с другой стороны – через весь глобус выруливают с запада.

***
Хватит глума, давайте к выводам. История выкинула кацапам исторический фарт, лотерейный билет. Двести двадцать миллионов из ничего в китайский покер, условные деньги, которые можно было обналичить в любом банке. Но это не может быть постоянным доходом, как найденный на скамейке кошелек. Вообще, приходить ежедневно на одну и ту же скамейку в ожидании нового кошелька – откровенно слабый бизнес-план. Скамейка – это не производственный актив, как не являются активом полиграфия, болванки и коробки для DVD с чужим кино. Нефть то дорожает, то дешевеет, а нефтяные потоки корчатся шо гадюки по поверхности, выбирая самые невероятные конфигурации.

Весь мировой спрос на нефть, как ни крути, генерировался не Россией, а движущими цивилизацию странами-энергопотребителями. Энергопотребители криво посмотрели на последние достижения России в сфере геополитики, и решили - ну его нахуй. И какой смысл плакать на торренты, если жадность видеопиратов уже реально по цене для зрителя превзошла таланты режиссеров?

Я не любитель прогнозов – кто его знает, может быть, нефть и будет по шестьдесят. А может, будет и по миллиону за пробирку, как в фантастическом кино о далеком будущем. Но покупать ее задорого у стремного контрагента, пытающегося всучить под договорную цену свой политический процент уже не будут никогда. Я понимаю, когда покупают у бабушки в переходе пучок вялого чеснока за пять гривен, уважая попытку отчаявшегося человека замаскировать попрошайничество под бизнес. Но как только бабушка сходит с ума, и требует в подтверждение сделки оставить ей скан паспорта и налогового кода, поцеловать ее в задницу и расписаться кровью – сразу приходит понимание, что чеснок можно купить и в другом месте. Особенно, если он тебе вообще не нужен.

Даже если нефть будет по шестьдесят – зачем ее покупать у непредсказуемого и опасного сумасшедшего? Если можно купить по пятьдесят девять у вменяемого.

Так что, в отличие от хорошего и честного человека Валика, доброй версии теории утраты общего фарта по жизни из-за проигрыша в игрушечный покер для тронувшихся антресолькой кацапов у меня нет.


Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація