60dd8a92bc964.jpg

Середина 70-х: нефтепровод «Дружба», новые микрорайоны растут как грибы, цветные телевизоры «Электрон», автомобили «Жигули»; магнитофоны «Днепр»; пиво по 22 копейки; килька по 33. Мне семнадцать лет: походы на танцы, Deep Purple, Led Zeppelin, Pink Floyd — вообщем жизнь бьет ключом.

В техникуме, где я грыз азы науки и техники, образовалась весьма дружная и развеселая компания длинноволосых шалопаев. Вместе, мы не скучно, проводили время, как на занятиях, так и после них. Не смотря на расцвет социализма, высокие темпы строительства нового общества, усваивали мы учебный материал медленно, но зато плохо. Я, Котов, Лева (Левченко) и «жиденок» (Лепетенко) сидели на задних «ослиных» партах и живо комментировали все «промахи» наших преподавателей. За что они нас, мягко говоря, недолюбливали, а то и просто не допускали на занятия.

Особенно это касалось уроков литературы, как русской, так и украинской. Но зачеты и экзамены сдавать надо. Поэтому ходили, упрашивали, всеми правдами и неправдами, училок допустить нас к занятиям. Причем у нас был «железный» метод успешно сдавать экзамены. Мы тщательно прорабатывали 2-3 «основных» вопроса по каждому предмету. А затем, даже если эти вопросы не попадались в билетах, доказывали учителям, что хоть что-то знаем. И «неуд» никак не заслуживаем! Как ни странно, это всегда срабатывало.

Готовясь к экзамену по украинской литературе, прочитали в учебнике несколько аннотаций к произведениям Гончара и других писателей о революции и гражданской войне на Украине. А по русской литературе замахнулись на «Войну и мир» Толстого. Просмотрели несколько страничек аннотации к роману, уловив сюжет произведения и действия основных персонажей.

Но вечером, перед сдачей экзамена по русской литературе, всей компанией пошли в ДК «Строителей» на танцы, где познакомились с симпатичными девчатами и по домам разошлись уже под утро. На экзамен пришли обремененные не только обрывками знаний, но и не очень свежими головами. Предмет вела Майя Моисеевна Рубина, еврейка маленького роста, с бледным чуть припухшим лицом и черными смолянистыми волосами. Она была ярой коммунисткой и просто обожала Маяковского.

Вчетвером зашли в аудиторию и сели. Первым вызвался отвечать Лева. Он выглядел помятым после бессонной ночи и возлияний на танцах. Видно было, он мечтал о стаканчике холодного пива. О, какая удача! Билет с вопросом:" Изображение войны и мира в романе Л. Толстого "Война и мир".

Левченко начал несвязно бубнить заученную из учебника, историю:

- « Это произведение — эпопея о судьбе российского дворянства и простого народа в условиях войны и мира. Когда в стране мир, дворяне ведут разгульный образ жизни, крутят романы и стреляются на дуэлях. А крестьянам приходилось тяжело трудиться. Однако, когда приходит война, народ объединялся в борьбе с общим врагом. Начиналось партизанское движение, заметную роль в котором, сыграли отряды батьки Махно".

Рубина сразу изменилась в лице. Я начал громко шептать товарищу, что это, мол, не из этой оперы. Какой, к черту, Махно? Но Левченко меня не слышал. И видно в предвкушении предстоящего "опохмела", он довольно бодрым голосом продолжил:

- "Махно выбил из Екатеринослава петлюровцев и обеспечил, тем самым, заключение Бресткого мира с французами и другими странами Антанты. Это позволило, через некоторое время, Пьеру Безухову жениться на Наташе Ростовой и стать многодетным отцом… ??? "

Наш метод начал давать трещину. Майя Моисеевна тяжело опустилась на стул и схватилась за сердце. А мы буквально катались по полу от смеха. Но история с "Войной и миром" закончилась для нас довольно удачно. Сдали экзамен другому преподавателю, а Майя Моисеевна поехала в санаторий, подлечиться.