site.ua
yuriy.gudimenko
Юрій Гудименко
топ-автор

Однажды бог Локи в облике невысокого, толстого простолюдина бесцельно бродил по Мидгарду, миру людей. Было это задолго до того, как Локи обернулся кобылой и выносил восьминогого жеребца Слейпнира от могучего коня по имени Свадильфари, и задолго до того, как Локи обманом вручил стрелу из омелы слепому сыну Одина Хёду, чтобы тот убил своего брата Бальдра, и, соответственно, задолго до того, как осерчавшие боги в качестве расплаты за смерть Бальдра привязали Локи кишками его сына к скале, над которой повесили змею, чей яд капает Локи в глазницы. И уж конечно, это было задолго до Рагнарёка, в котором Локи и весь мир погибнут.

В-общем, это было давно.

Итак, бог Локи в облике невысокого, толстого простолюдина бесцельно бродил по Мидгарду, миру людей. Возможно, он размышлял о судьбах богов, возможно, думал он о женщинах и вине, а может быть, мыслил он очередную хитрость, ведь был и есть Локи богом обмана и лжи, и никому не ведомы его мысли.

И вот задумавшийся Локи провалился в пещеру. А выйдя из неё, был он сильно удивлён – как только может быть удивлён древний бог, увидевший вокруг себя огромный город из стекла и камня, странно одетых людей и самоходящие повозки на чёрных дорогах.

Забросив на спину своей круглый щит с выгравированным триквестром, суть который – трёхлепестковый, похожий на пропеллер цветок, Локи взлетел над городом и залетел в первое попавшееся окно. Там он увидел ребёнка.

– Где я? – спросил Локи ребёнка по-датски, и по-исландски, и по-норвежски, а потом спросил по-шведски, и тогда ребёнок ответил: «Стокгольм».

– Где ты живёшь? – спросил в ответ ребёнок. Локи в ответ показал пальцем вверх, имея в виду, конечно, Асгард – мир богов, великий небесный город, построенный вокруг кроны Древа Мира, ясеня Иггдрасиля и отделённый от мира людей стеной из ресниц инеистого великана Имира.

Ребёнок понял Локи по-своему.

– Значит, ты живёшь на крыше, – сказал он. – Родители говорят, там живёт злой Карл и туда нельзя ходить. Ты его сын?

Локи, сын великана Фарбаути и богини Лаувейи по прозвищу «Игла», не ответил, но сам спросил:

– А как зовут тебя?

И ребёнок ответил:

– Я Сванте Свантессон, но все называют меня Малыш.

Локи взял ребёнка за руку.

– Пойдём, пошалим, – сказал бог хитростей и обмана Локи ребёнку по имени Сванте Свантессон из народа шведов.

И много шалостей совершили вместе Локи и ребёнок по имени Сванте Свантессон, которого называли ещё «Малыш». Они взрывали игрушечные машинки, и доводили до безумия домработницу Свантессонов, которую Локи назвал «рабыней, похожей на валькирию», и охотились на подлых воров. Локи, полюбивший ребёнка, даже исполнил перед ним древний обряд богов: обернувшись в белую простыню, как привидение, станцевал он древний танец бесконечной жизни. Но так и не сказал Локи ребёнку своего имени. А ребёнок называл его сыном Карла, который живёт на крыше – Карлссоном.

А потом Локи наскучил мир людей. И он улетел обратно.

Но обещал вернуться.