site.ua
yuriy.gudimenko
Юрій Гудименко
топ-автор

Татьяна Попова, замминистра информационной политики Украины, пригнулась в окопе. В небе над ней что-то прогудело, потом взорвалось, и в доску прямо рядом с головой вонзился осколок, на котором видны были сквозь нагар две буквы: "ТП".

– В бан! Бан! Ба-а-а-ан! Живой меня не возьмёте, порохоботы! – завизжала Попова, с яростью берсерка поднимаясь в окопе и поливая невидимого в тумане войны противника очередями.

В окоп, тяжело дыша, скатилась Монтян. Китель на ней расстегнулся, и оттуда теперь выглядывала футболка с портретом Захарченко и черно-сине-красным триколором. Если не вглядываться, то могло показаться, что Захарченко, как любопытный кенгурёнок, высовывается у Монтян из-за пазухи. Вглядываться, впрочем, не хотелось.

Две Татьяны обменялись понимающими взглядами. Монтян сорвала со стены окопа плакат, изображающий владельца "Украинской правды" Алёну Притулу в образе Родины-матери. Вместо листа с текстом воинской присяги Притула-мать держала в руке грубо отфотошопленную надпись "Это вам даром не пройдёт!". Монтян привычным движением разорвала плакат на четыре части, насыпала махорки из упаковки с надписью "Табакъ крепкій новоросский" и закурила. В окопе запахло козьим навозом и отчаянием.

Вблизи окопа опять раздались взрывы.

– Репостами кроют, – определила более опытная Монтян. Попова тяжело вздохнула. Монтян похлопала подругу по плечу.

– Выше нос, родная! Вспомни, как мы "Миротворец" подбили! Ну?.. Даже Захар мне тогда позвонил и...

Узнать, что Захар сказал Монтян, Поповой не довелось. В соседнем окопе раздались громкие взрывы, разноцветные отблески заплясали над полем.

– Это же окопы "Громадського", – ошарашенно пробормотала Попова. – Как же так...

Монтян покачала головой и тут же цепким движением поймала вылетевшую из её волос сонную муху.

– Самоподрывы, – тоном знатока произнесла она, меланхолично обрывая мухе крылья. – Они же молокососы там ещё... были. Не выдержали напряжения, ну и вот... Бомбануло, так сказать.

– Бомбануло, – автоматически повторила Попова, медленно поднимаясь и глядя на поле боя.

На окопы тяжелыми литыми волнами накатывался пиздец.

Поповой показалось, что она видит в тумане округлые бока воздушно-сухопутного батискафа с нарисованной на борту луковицей, и даже вроде бы видит нацеленный на неё ствол классического калибра, но тут мир вокруг взорвался и...

– Тетяно! Тетяно, ви мене що, зовсім не слухаєте? Я ще раз питаю: що там з телебаченням у зоні АТО? Мені постійно кажуть, що там лишень сепаратистські канали і жодного українського! Ви мені вже тричі обіцяли розібратися із цим!

– Какое АТО? – машинально удивилась Попова, но увидела лицо министра и тут же сообразила. – А, то АТО... Мы работаем над этим, товарищ Стець!

– Працюють вони, – грустно произнёс министр, проглотив неприятное "товарищ". – Знаю я, як ви працюєте... До речі, "Миротворець" знову запрацював. Вчіться, пані Попова, вчіться...

Попова машинально дёрнула пальцем, пытаясь забанить министра, но министр баниться в реальном мире не пожелал и лишь грустно поцыкал, выходя из кабинета.

Попова пожала плечами.

– АТО, АТО... – пробурчала она под нос, открывая Facebook на "айфоне". – Не до АТО сейчас! Не видишь, дурак: война идёт...