Была лет 10 назад такая многообещающая дисциплина – теоретическая биология. Идея ее была в том, что для биологических феноменов создавались упрощенные физические модели, которые потом исследовались обычными для теоретической физики методами: устойчивость, количество стационарных состояний, зависимость поведения от параметров, нетривиальные динамические режимы и т.п. Довольно часто при таком анализе этом удавалось находить действительно интересные физические механизмы биологических явлений.

А потом эта дисциплина стала не модной и просто сошла на нет. Виной тому стал бич современной науки о жизни — бешеный темп. Современная биология, биомед и фарма работают в таком темпе, что физикам успеть за ними невозможно. Пока физик не спеша строит модель поведения определенного белка биологи уже нашли двадцать пять его гомологов, провели скрининг сотни мутантов, сделали нокаутную мышку (которая сдохла с прикольными симптомами), напечатались в Science и занялись следующим белком. Когда физик доходит до результатов своей модели оказывается, что объект уже давно не актуален и с ним «все понятно».

– Позвольте — говорит физик – как же «понятно» если тут такое нетривиальное динамическое поведение, и такие странные эффекты, и вот тут прикольная самоорганизация, и…

– Это все фигня — отвечает биолог — у нас еще 37 гомологичных генов этой фигни, а это минимум десяток статей в Science и под две тысячи эффектно подохших нокаутных мышей. Нам некогда.

На этом месте физик, изрыгая невнятные проклятия, уходит исследовать нейтронные звезды или проводимость графена — там по крайней мере мышей не мучают.

Смех смехом, но эта тенденция в life sciences последнее время реально пугает. Тренд на объекты исследований меняется калейдоскопически, а выход одной статьи в Nature часто означает, что тема уже «закрыта» и тут нечего ловить. Объекты исследуются поверхностно и тут же выходят из моды так бысто, что физики не успевают за них зацепиться.

Физики, как и все другие ученые, очень любят игрушки. Любая модель — это классная новая игрушка, с которой можно долго и с чувством возиться. Лет 20 назад физики наивно полагали, что биология — это халявный и неисчерпаемый магазин игрушек, где можно найти невиданные доселе вещи. На деле вместо сверкающих хромированными детальками сложных механизмов на полках магазина оказались лишь их небрежно сделанные фотографии, которые к тому же меняют каждые пол-часа…

Первыми перед бешеным темпом сдались теоретики — их потуги просто утонули в лавине биологических фактов. Никаких новых теоретических обобщений в биологии можно уже не ждать. Расчетчики продержались на 10 лет дольше, но и мы начинаем сдавать позиции. Молекулярное моделирование сейчас рассматривается как полноценный метод комплементарный эксперименту и, естественно, экспериментаторы наивно полагают, что моделирование можно делать с той же скоростью, с которой дохнут нокаутные мыши. Увы, мыши дохнут слишком быстро и мы за ними уже не успеваем. Чтобы сделать действительно добротную молекулярную модель нетривиальной системы нужно от пары месяцев до пары лет работы грамотного специалиста с парой аспирантов и студентов на подтанцовке. Можно сделать и быстрее, но будет халтура, которой нельзя верить. Вал этой халтуры я сейчас и наблюдаю.

Утешает то, что экспоненциальный рост рано или поздно приводит к обрушению. Первым звоночком стал резкий разворот фармы от разработки новых действующих веществ к детальному изучению и улучшению уже существующих. Дальше, видимо, выдохнутся молекулярные биологи и перейдут к оседлому образу жизни с детальным изучением всего того зоопарка, который они успели наплодить. А тут и мы с топором… т. е., простите, с теоретическими моделями.

Жаль что до этого погибнет еще много бедных мышек.

P.S. Посвящается безвременно почившей, но очень интересной тематике динамической самоорганизации в ионных каналах.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація