В бесконечных, как глупость адепта новороссии, постмайдановских спорах мы часто с друзьями рождаем истину, фактически – трюизм о том, что краеугольной точкой для развития страны является судебная реформа. Что это защита права собственности, а значит – инвестиционная привлекательность. Что суды надо выводить из-под политики, а это значит равенство перед законом и верховенство права. В общем, сферический суд в идеальном вакууме должен дать импульс развития и благоденствия на всех уровнях государственного устройства.

Однако, по моему скромному мнению, существует еще более фундаментальный аспект державного мироздания – избирательный процесс. Это почва, из которой растет всё наше больное многообразие, включая судейскую ветвь власти и её же судорожные попытки отреформироваться. Из всех державотворческих процессов выборные – наиболее непродуманные и громоздкие.

Итак, настало время разделить текст на две части.

Часть первая. Процессы.

Нам необходимо изменить избирательный кодекс для равных условий и прозрачных правил игры для всех объектов избирательного процесса. Проще говоря, нам надо ограничить возможности денежных мешков заводить раз за разом свои кланчики депутанов в парламент по дороге из бабла и гречки. И первым пунктом этой стратегии изменений должна стать норма запрета наружной агитации. Решительное нет миллионам бигбордов и километрам ТВ-рекламы. Единственным источником электоральных дивидендов должны стать публичные дебаты на телевидении. Так часть избирателей сможет отделять здравые зерна от популистских плевел.

Второй, крайне весомый пункт – прозрачные источники финансирования партий. Чтобы прямо на сайте ЦВК рядовой украинец мог бы посмотреть, с каких счетов и какими суммами неподкупная партия «родина» расплачивается за килотонны программок, напечатанных в дорогой мелованной бумаге. Быть может политический расклад сильно изменится, когда народ узнает, что источники финансирования у мутировавших в об рыгов и их диалектического противовеса аффилированы между собой.

Еще один аспект реформы избирательного процесса – это открытые списки. Партии не обезличены и состоят из персоналий. Что это за электоральные коты в брэндированных мешках? Я хочу знать за кого отдаю свой голос!

Усиление ответственности за подкуп избирателя даже не обговаривается. Необходимо четко прописать нормы закона, согласно которому любая политическая сила дисквалифицируется при доказанном факте подкупа электората. Даже в день выборов. Представляете эту сладостную пастораль? Условный олигарх развязал мошну натыренных миллиардов. Скупил депутатов. Зарегистрировал партию. Угрохал сотни полимеров на продуктовые подачки, листовки и гневных аналитиков «от народа» на проплаченных эфирах Шустера. А в день хы ЦВК снимает его политсилу с дистанции согласно духу и букве закона. Это даже звучит красиво)

Подытожим: уравнять возможности миллиардеров с активистами без олигархов за спиной, открыть списки, показать источники финансирования, повысить ответственность за подкуп избирателя. На уровне идеи не так уж и сложно, правда?

Фигура вторая. Субъекты.

Я все больше убеждаюсь, что всеобщее избирательное право для бедных, развивающихся стран – это зло. Это деформация общества. Это нечистая политика. Это инструмент развитых стран, который доверили ментальному средневековью, если не мезозою.

Бытие определяет сознание, увы. Бородатый философ был прав. Какой вы хотите электорально-позитивный результат в стране нищих бабушек? И дело не только в обездоленном люде, который за тушенку голосует за очередную компостную бабочку, вылупившуюся из разлагающейся гусеницы партии регионов. Не забывайте о наличии прокремлевских сил в стране с учетом непробиваемого вала пропаганды из-за оттуда.

Как, чисто диванно и теоретически, можно было бы изменить избирательный кодекс?

1. Налогоплательщики. Государство – высшая форма предприятия. Суперорганизация. Метакорпорация, если хотите. Этот сложный институт содержится за счет налогоплательщиков. Вот пусть у них и будет приоритет при найме менеджерского пула. Это справедливо. Однако, одной приоритетности голосов налогоплательщиков не хватит для качественного парадигматического сдвига. Например, в Мариуполе примерно 50к металлургов получают официальную зарплату с отчислением налогов в бюджет. Тем не менее, с началом выборов, на профсоюзных и цеховых собраниях работягам ебyт мозг а-ля «не выберите наших – б@н..ровцы заводы позакрывают».

2. И тут вступает в силу второй электоральный фильтр: тестирование. Микроэкзамен. Краткое анкетирование на предмет того, как человек ориентируется в актуальных общественных реалиях. Приведу пример: во время выборов в парламент 2014 года оппозиционный блок в Мариуполе использовал образ еще живого тогда В.С. Бойко. С бесконечных бигбордов культовый красный директор уверял охлос, что он поддерживает оппоблок. Как результат, на участки приходили бабушки с туманным сознанием, и искали в списках дорогого Владимира Семеныча, который никогда и не состоял в рядах ОБ. Если какой-нибудь сердобольный гражданин хочет проголосовать за гнойную Витренко – вперед, у нас демократия. Но пусть он докажет, что он понимает, что он делает. Пусть ответит в анкете, кто лидер фракции подставляется любая из политических партий, присутствующая в парламенте. Кто у нас премьер-министр. Как зовут министра внутренних дел, лол.

3. Коэффициент голоса. Если ты налогоплательщик и прошел тестирование – твой голос должен весить 1,5 единицы. Если ты налогоплательщик, но дупля не режешь, что происходит в стране, и тебя на участок погнал начальник цеха – получай свой честный 1,1. Если ты не хочешь платить налогов, работаешь по-черному или вообще безработный – то вес твоего голоса должен варьироваться от 0,6 до 0,9, согласно результатов анкетирования. Бюджетники и пенсионеры стартуют с 1,0 плюс результат тестирования. Цифры привожу с потолка, просто чтобы проиллюстрировать идею динамической демократии.

Я понимаю, что некоторые из моих вольнодумных идей защекочут ноздри записных моралистов. Дескать, избирательное право – это природное, базовое право. А такие реформы нарушают права человека. Сорян за переизбыток слова на Пы.

Я отвечу, как филолог. Любой акт номинации – это общественный договор. Ведь банан, не знал, что он банан. Он просто веками рос, зрел и поедался. А потом люди договорились между собой, что этот желтый, продолговатый плод с кожурой будет называться банан. Тот же механизм работает со словом «хуй». Когда-то, на каком-то этапе своего развития общества решили, что это срамное слово. Ругательное. Табуированное. И обернули его коконом неприличия, просто по согласию и согласованию между собой. Так же дело обстоит и с «природностью» избирательного права. Юридическая наука сделала его таковым только в середине 20 века. Вспомните, хотя бы, суфражисток.

Иначе вся эта несправедливая система приводит к тому, что миноритарная часть общества отдает жизни и кровь на майдане за будущее страны, а мажоритарная и косная его часть якорит Украину на выборах.

И напоследок. Многие политики, наши политики, морщат мышцы лица, когда слышат про потенциальное форматирование избирательного права. «Надо не ограничивать, а воспитывать избирателя», «это противоречит конституции», и прочая прекраснодушная хрень. Само собой. Управлять и манипулировать тупыдлом намного удобнее. Знаете, к чему в итоге приведет такое повышение тарифов? К работающей экономике. Что приведет к уменьшению душераздирающих бабушек с их мелочью из ветхих кошельков на кассе супермаркета. А как же тогда эксплуатировать образ этой бабушки? Как напаривать лохам про злочинну владу? Не-не. Всеобщее, так всеобщее! В стране еще есть потенциал, чего натырить.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація