site.ua
yaramatjushyn
Ярослав Матюшин
топ-автор

Сегодня, 28.01.2016 на пленарном заседании мариупольского городского совета, 100% количеством голосов был принят проект решения, предусматривающий использование системы он-лайн закупок ProZorro.

Вчера, в городе Кривой Рог, то же самое решение было заблокировано.

Состав мариупольского горсовета: 45 чел - ОБ, 5 - "Сила людей", 4 чел - "Наш край".

Состав криворожского горсовета: 29 чел - "ОБ", 7 чел - "Самопомощь", 7 чел - "УКРОП", 6 чел - "БПП", 6 чел - "Батькивщина", 5 чел - "РПЛ", 4 чел - "Сила людей".

Семь безуспешных попыток голосования в понедельник, 25.01.2016, в ВР демонстрируют скорбный политический тренд: наши так называемые "демократические силы" смотрятся менее конструктивно, чем прокремлевский ОБ. Это такой новый уровень зашквара той пены, которая прошла во власть на гребне революции.

Однако политическая разжопица - это не единственный фактор, почему в Кривом Роге ProZorro провалилась.

Здесь еще вступает в игру видовая разница оппоблоковцев. ОБ Ахметова, которые рейдернули власть в Мариуполе - это выученные на западный манер менеджеры. White collars с двумя иностранными языками и дипломом MBA за спиной. Понятно, что они будут защищать интересы хозяина. Понятно, что последнее, чем они озаботятся - нужды и чаяния простых горожан. Но их форм-фактор - современный менеджер.

Оппоблоковцы Вилкула - это барыги, хапуги и старорежимные решалы. Competely Yanukovich style. То есть те люди, для чьего modus operandi транспарентность - как антибиотик для спирохеты.

Поэтому у нас есть прозорро, с монополией ОБ в горсовете, а у криворожан, увы, нет.

Нам остается только поздравить ребят из мариупольской ячейки "Сила людей", которые продавили этот законопроект.

P.S. Раньше в этом городе был коммерческий феодализм. Все бизнес-вопросы решались только через связи с ахметовскими структурами, или структурами Саши стоматолога. Общественников без денежного мешка за спиной к выборам не подпустили бы и на пушечный выстрел. А сегодня они в количестве 10% берут демократические высоты в законотворчестве. Ничего, блять, не меняется, ага.