site.ua
член клубу

Итак, вернемся к нашему герою. По словам Хофмана, он был бесконечно счастлив, что его случайное открытие оказалось одним из революционных лекарств. Однако, порой судьба играет с людми злые шутки, так произошло и на этот раз. После открытия ЛСД-25 в 1943 году, препарат стал достоянием психиатров и психоаналитиков как представителей медицинской сферы и художников, музыкантов, писателей и прочих творческих людей из сферы искусства.

Казалось бы - первый звоночек. Но нет, опасений ни у кого не возникло - ведь еще в далеком 1897 году впервые был экстрагирован, а в 1919 году синтезирован психоделик мескалин. В 1927 году в Германии даже был опубликован научный труд посвященный его эффектам. И ведь не возникло никакого повального употребления мескалина - отдельно взятые творческие люди, конечно же, экспериментировали для повышения творческого потенциала, но для массового потребителя он был неинтересен. Понятно, что предположить иную ситуацию, которая возникла с ЛСД-25 на тот момент никто не мог.

Тем не менее, чем ближе к концу 50-х годов, тем большую популярность новинка зарабатывает среди молодежи. ЛСД-25 употребляется для духовных поисков, попыток самолечения психики, попытке повысить творческий потенциал и самое большее - для развлечения. Несмотря на то, что и сам Хофман и многие другие заявляли о опасности подобных экспериментов в неконтролируемых условиях, никто не обращал внимание на предупреждение, тем более что даже при таком употреблении каких либо значительных неприятностей потребителям препарат не доставлял. Тех, кто физически или психически пострадал от приема психоделика было сравнительно немного. С конца 50-х репутация ЛСД-25 резко меняется. Теперь это уже не лекарство будущего, а опасный наркотик.

Пропаганда против ЛСД-25 набирает силы, люди среднего возраста бьют панику, а сотни тысяч молодых людей пополняют новомодное движение хиппи. Масла в огонь противостояния подливает Вьетнамская Война - ведь хиппи против насилия, а новые солдаты нужны. Человек же употребляющий психоделики, малопригоден для нанесения вреда другим людям. В конце-концов всё это противостояние вылилось во всемирную войну с наркотиками, в первую очередь как раз таки со сравнительно безобидными психоделиками, к которым относится и каннабис.

Впрочем, я отвлекся не из праздного желания помянуть хиппи и их движение, а чтоб проиллюстрировать контраст в общественной реакции на открытие мескалина и ЛСД-25. А причин ему несколько. Первая и главнейшая из них - это отсутствие побочных эффектов мескалина у ЛСД-25 и его крайне-малая эффективная доза. Именно благодаря этой малой дозе стало возможным меметическое явление марок - кусочка картона пропитанного этим препаратом. Второй причиной контраста оказалось не в пример большая освещенность ЛСД-25 в средствах массовой информации. Многие слышавшие о чудодейственном препарате хотели ощутить на себе его действие, а не услышать о нём было проблематично - десятки, если не сотни трудов были опубликованы в первые 15 лет после знаменательного открытия Альберта Хофмана.

Следует отдать должное выдающемуся химику - ни слава первооткрывателя, ни последующая демонизация его детища не сломали учёного. Всё время до запрета (и я на 200% уверен, что и после него), Хофман продолжал личные эксперименты с применением ЛСД-25 на себе и своих знакомых неординарного склада ума. Впрочем эксперименты не ограничивались этим препаратом.

В 1953 году, американский этноботаник Р. Г. Уоссон проводит экспедицию в Мексику, где коренное население знакомит его со священными грибами. В 1955 во время повторной экспедиции ему удается попробовать их действие на себе. Он поражен их эффектом и ему удается достать некоторое количество грибов для исследований. Сначала священные грибы были переданы в химические лаборатории Франции и США, однако исследования оказались безуспешны. Тогда Уоссон наслышанный о экспериментах Хофмана с ЛСД, отправляет ему около 100 грамм грибов и в 1958 году Альберт Хофман успешно выделяет действующие вещества из них. Этими веществами стали псилоцин и псилоцибин. Эксперименты как с самими грибами, так и с синтезированными перепаратами Альберт Хофман вновь проводит в первую очередь на себе. Химик отмечает, что необходимое колличество активного вещества для достижения подобных ЛСД-25 по интенсивности эффектов на порядки больше, а сам эффект значительно более духовный. Время действия нового психоделика примерно втрое меньше, а побочные эффекты сильнее, хотя и не настолько сильные как у мескалина. Вслед за ним, эксперименты повторяет его окружение. Кульминацией тестирования псилоцибина (он оказался более стабилен, чем родственный ему псилоцин), стала совместная с Уоссоном экспедиция в Мексику, где они провели ряд ритуалов приема псилоцибина с индейскими шаманами, которые подтвердили, что “в этих таблетках присутствует божественный гриб”.

В 1959 Альберт Хофман всерьез задается вопросом какие еще психоделические вещества могут быть исследованы и находит ряд упоминаний, как в исторических текстах, так и в этноботанических заметках упоминание о священном цветке ололиуки.
Ближайшим родственником его оказалась ипомея и Хофман решил начать эксперименты с ней, в виду ее легкодоступности, относительно самого ололиуки.

Каково же было удивление химика, когда после недолгих экспериментов с экстрактом семян он получил характерную для индольных психоделиков химическую реакцию. Но даже это оказалось не главным, ведь и псилоцибиновые грибы показали подобный результат, являясь при этом другим химическим соединением. Наиболее поразительным оказалось то, что действующие вещества ипомеи оказались идентичны выведенным им ранее алкалоидам спорыньи, а главное действующее вещество, хоть и оказалось в 10-20 слабее ЛСД-25, тем не менее было практически той же химической структуры. Новое вещество получило название ЛСА или амид лизергиновой кислоты. Тут Хофман осознал, что его первое детище, которое он кропотливо выводил в лаборатории, было известно южноамериканским индейцам в течении сотен, если не тысяч, лет и успешно применялось в терапевтических и религиозных целях шаманами!

Но и это еще не конец его приключений. Я уже упоминал о его совместной с Уоссоном экспедиции в Мексику. Однако, испытание действия синтетического псилоцибина на местных знатоках небыло миссией исследователей. Главной целью стала попытка изучить еще одно священное растение, издревле покрытое тайной - hojas de Maria Pastora (листья пастушки Марии). Было известно, что шаманы мазатеков применяют ее листья в целительский и пророческих ритуалах, но этим знания о ней ограничивались. После долгих поисков, исследователям удалось найти курандеру (знахарку), которая согласилась помочь белым людям и принесла им образцы растений для исследования. Уоссон по внешнему виду определил, что растение принадлежит к роду Salvia и небыло до сих пор описано ботаникой. Новый вид получил научное название Salvia Divinorum - шалфей прорицателей. После недолгих уговоров, исследователям удалось договориться с курандерой о проведении священного ритуала. Сам Хофман не принял в нём участия, поскольку испытывал на тот момент проблемы с желудком и первыми белыми людми испытавшими на себе действие этого зелья стал Уоссон и жена Хофмана, что сопровождала его в этой экспедиции. Действие оказалось непохожим на остальные психоделики, в чём Хофман убедился лично - в конце экспедиции, в Мехико им предоставился еще один случай принять снадобье и в этот раз химик испробовал его. К сожалению, выделить действующее вещество из этого растения Хофману не удалось. Честь открытия сальвинорина-а принадлежит Альфредо Ортега, а произошло это аж в 1982 году - через 20 лет после открытия самой Salvia Divinorum.

Я не стану подробно описывать эффекты и прочие сведения о этом растении - в конце-концов, мною написана отдельная статья о нём. Кому интересно - милости прошу сюда.

Альбер Хофман оставил после себя более сотни научных трудов и целый пласт культуры, сформировавшийся благодаря его открытиям. Главным сожалением его жизни стал запрет ЛСД-25 на всех уровнях, хотя лично Хофман до конца своих дней считал, что “ЛСД - это лекарство души”. Смерть выдающийся химик встретил в возрасте 102 лет окруженный своими детьми, внуками и правнуками в своей постели, в городе Бурге под Базелем, 29 апреля 2008 года.

Я не могу не радоваться, что хоть в конце жизни он застал возрождение своего детища как медицинского средства. Что ж, нам остается надеяться, что чем дальше от его кончины, тем большего признания заслужит его открытие. Завершаю рассказ словами, которые написал Хофман о кончине своего товарища, Олдоса Хаксли - “Он нашел свою сому”.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація