Сухими смуглыми пальчиками Бабушка медленно развязывает торбу. В торбе большой прозрачный пакет. В нём 1,5-2 кг яблочной сушки, 5 картонных коробочек с травами, аккуратно сложенные платочки и банка горошка.

- Мені треба в Каліфорнію. Авіапосилка.
- Вітаю на Укрпошті. Ви будете відправляти разом з торбочкою?
- Да. Я вчора постірала, бачите, все чистеньке.

Я улыбаюсь и рассматриваю выстиранную и выглаженную торбу и чудо-Бабушку.
Меня уже не бесит что на Главпочтампе очередь и что через 4 часа поезд, а я не успеваю заехать в Гимназию подписать у Natalja Opimakh документы.

- Отут все написано. Це сину і внукам. Він у мене в Каліфорнії. Амєріка. А це ось невістці. Рушник. Треба авіапосилка.
- Я Вас зрозуміла. Я Вашу торбочку покладу в коробку, харашо?
- Харашо. Тіки тут дивіться...
Бабушка достает из торбы пакет. Из пакета банку горошка. Из банки горошка газетный сверток. Разворачивает.
- Оце Ангєл. Він стікляний. Треба шоб не побився.
- Харашо, загорніть назад. Я Вам підріжу коробку і покладу ще картон. Тіки лучче Ангєла в банку, а банку по центру, шоб не придавило. Воно ж в самольоті трясе.

Бабушка внимательно слушает про "Того, шо в самольоті трясе" и кивает. Дослушав, движениями, полными мудрости и достоинства достает банку из-под горошка, ту, которая с Ангелом. 2 коробочки с травами сдвигает влево, кладет банку с Ангелом и прижимает тремя оставшимися коробочками. Затем кладет пакет в торбу, торбу завязывает. Бережно, медленно, но крепко.

Торба действительно чистая, как первый снег. И какая-то. Вообще не убогая. Нет. Она недорогая, но очень нарядная. Правильная торба. Не такая, как на рынке. Не такая, как на вокзале. Классная торба. Вот кроме шуток классная.

- Ви ж знаєте, що в Каліфорнію буде дорого?
- Знаю, дітки, я насобірала. У них там Рождіство скоро.

Я начинаю думать, что в Калифорнию и правда дорого. Смотрю на собравшуюся за мной очередь. Парень. Тоже юрист. Тоже с двумя конвертами. В первом позов відповідачу. Во втором - в суд. За ним женщина в красной шапке. За ней кто-то еще.

- Бабушка, я зважила. 859 гривень.
Бабушка достает некое подобие кошелька. Это корешок от молочного пакета. Не того, что коробочка, а который кульком. Корешок отрезан ровно по размеру купюр. Блин, и опять это смотрится не дешево, не убого, а очень круто, находчиво и органично. Многие молодые барышни достают из сумочек аксессуары Луи Витона и пр. с гораздо меньшим достоинством. А тут все смотрится так мило, тепло и достойно, по настоящему достойно, что хочется спуститься в Биллу в Глобусе, купить пакет молока и сделать себе такой же кошелек.
В "молочном кошельке" много купюр. Полтишки и двадцатки. Есть одна двухсотка. Бабушка аккуратно достает их и начинает отсчитывать 860.

Я оборачиваюсь к парню за мной, шепчу:
- Братишка, давай по 150 всей очередью скинемся, она ж это всё год копила. Два дня кофе не попьем. Парень улыбается мне, не может оторвать глаз от Бабульки-одуванчика и протягивает мне двухсотку. Я, не желая ударить лицом в грязь, тоже достаю двести. Смотрим на очередь за нами. Барышня в красной шапке берет телефон и начинает кому-то звонить. За ней студент. Протягивает мне полтиник. Я показываю ему "палец вверх". За ним еще стоят люди, но они не видят Бабульку.

Я за спиной Бабушки красноречиво показываю кассирше 450, подмигиваю и прикладываю палец к губам. Она мне подмигивает и говорит Бабушке:
- А Вам експрес-авіа чи звичайну?
- Мені треба щоб до Рождіства було в Каліфорнії.

Я показываю кассирше 5 палец и уже двумя руками кручу в воздухе, мол "супер, продолжай".

Касирша говорит Бабушке, что до Рождества еще долго, самолеты летают часто и обычная тоже подойдет. А обычная в два раза дешевле.
Бабушка оживает и начинает сиять. Говорит:
- Тоді мені ще откритку-)

Старенькими пальчиками медленно что-то пишет на открытке и передает кассиру.

Разницу между 860 и "неекспрес посилкою" Бабулька кладет в молочнопакетний гаманець и улыбается.
- А це буде на лікарства)
Затем оборачивается и пристально смотрит назад. Почти на меня, но чуть в сторону.

Я начинаю бояться, что нашу с коллегой-юристом, студентом и кассиршей Укрпочты шалость "спалили".

Бабушка смеется и спрашивает у меня:
- Шубу мою норкову не вперли ще?
Я оглядываюсь и вижу что в метре от меня на почтовом столике лежит синтепоновая курточка. Такая же недорогая, но такая же офигенно органичная и от этого кажущаяся очень стильной, как и все, что связано с этой Бабулькой.
"Не вперли", - кажу. "Ми на варті", - и заговорщицки пихаю локтем юриста, стоящего за мной. Он улыбается и кивает.

Кассирша заканчивает все оформлять и спрашивает у Бабульки:

- Вам чек треба?

- Не треба, дітки. Главне шоб до Рождіства дойшло. Я в тому чеку без очків всьо равно нічого не бачу.

- Дойде, не переживайте. Я попрошу хлопців щоб проконтролювали.

Кассирша уносит посылку в отдел доставки.

Бабулька забирает "норковую шубу" из синтепона и со словами: "ти гляди, не вперли" маленькими шажками топает к выходу с Главпочтампа.

Кассирша возвращается, я отдаю ей 450 гривен. Она пробивает чек. В чеке написано: "Каліфорнія, США. Янгол. 860 грн."

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація