Самое страшное то, что этим громким процессом россиянам пытаются доказать, каждому российскому гражданину, что любое сопротивление системе бесполезно и вредно. Что кто бы ни заступался, кем бы ты ни был и насколько не были бы нелепы обвинения — в России ты никто и зовут тебя никак.

В этом плане, для доказательства всем и каждому, смерть Надежды будет выгодна системе власти России. Левиафан обязан победить. Остальное для него не важно.

Мои российские друзья говорят мне, что «цена вопроса» высока. Интеллигенция, что поделать. Говорят: «Похищенная является ко всему прочему ещё и депутатом ПАСЕ...», «Только представьте себе эту картину — как её будут возвращать. Мёртвой. Просто представьте.», «Понятно также, что если Надежда Савченко погибнет, то выяснится, что смысла слова "изгой" Владимир Владимирович до конца ещё не осознавал.»

Боюсь, что Блядимиру Блядимировичу плевать на то, что он станет или есть изгоем.

На мой взгляд, он пытается доказать, что стена Кремля твёрже любого лба. Это — принцип. Он планомерно идёт своим путём уже не менее двух лет. Он не знал, что станет изгоем оккупировав территорию суверенного европейского государства? Знал. Он не знал, что вот эти все #настамнет только для внутреннего потребления, а всем в мире всё ясно и понятно? Знал. Он не знал, что «тренировка в Сирии» и бомбёжка тамошней оппозиции вместе с городскими кварталами поставит его на один уровень с кровавыми диктаторами прошлого и настоящего? Знал.

И мы это знаем.

«И чо?» — как бы говорит он в ответ, как, наверное, принято в питерских подворотнях. — «Всё равно вы все будете мне улыбаться и жать руку на приёмах.»

Он чётко демонстрирует, что имеет право силы. И ему похрен на всех. Российская «система» это знает и ей, системе, похрен десятикратно.

Нужно понимать, что ВВХ уже воюеет третью мировую. Он уже ломает об коленку все накопленные человечеством институты безопасности. Какая Савченко? Он о ней даже сомневаюсь, что вспоминает.

Вот, например, Сергей Тарута что сказал и я с ним согласен:

«Ни руководство государства, ни мировое сообщество не понимает катастрофических последствий, к которым может привести смерть героической Надежды Савченко. Медленная и мучительная смерть Надежды в российской тюрьме станет импульсом, подобным расстрелу Небесной Сотни. Эта трагедия запустит неуправляемые процессы, которые могут обернуться массовым кровопролитием или полноценной войной в регионе.
Я отправил письмо Президенту Петру Порошенко с просьбой обратиться к главам Германии и Франции с требованием незамедлительно оказать давление на президента российской федерации. Считаю, что спасение Надежды Савченко требует не меньших усилий, чем те, которые были приложены лидерами этих стран для подписания Минских соглашений, включая визиты глав государств в Москву.
Призываю спикера Верховной Рады и всех моих коллег немедленно собраться на внеочередную сессию, чтоб выработать единую стратегию спасения Надежды. Считаю, что мы должны инициировать обращение ко всем законодательным собраниям в западном мире для поддержки нашей позиции.
Прошу общественность присоединиться к гражданским акциям. Именно численность акций может стать ключевым фактором в привлечении внимания мировой общественности к проблеме.
Хочу обратить внимание, что в случае смерти Надежды Савченко, Украина не сможет гарантировать безопасность сотрудников посольства и российских компаний. Смерть Надежды неминуемо приведет к эскалации военного конфликта на востоке, гражданским акциям протеста и дестабилизации обстановки в регионе. Фактически, смерть Надежды означает начало полномасштабной войны. Мы обязаны сделать все возможное и невозможное для возвращения Надежды домой живой»

Мы на грани очередного «казуса Белли», но этот может стать последним. Потому что давление хоть всех президентов мира — это как раз то, чего требует ВВХ. Он требует внимания к себе. Он требует, чтобы ни одна межгосударственная проблема в мире не решалась без него. Так он видит возвращение России в статус сверхдержав. Так он видит вообще сверхдержавность — чтобы в Кремль сами звонили Меркель, Олланд, Обама, Си Дзиньпин, Асад и вообще все. «Владимир Владимирович, можно?» «Можно» — ответит он и телевизор провозгласит очередную победу России на геополитическом фронте. Он не боится войны, он её уже ведёт. Он знает свой народ, который, как и в прошлые времена, не будет жрать, не будет знать, чем кормить детей, но будет счастлив, что живёт в «сверхдержаве».

Ещё страшнее то, что украинскому политикуму, а они тоже циники, каких поискать ещё нужно, Надежда больше «полезна» мёртвой, чем живой. Её прямолинейность, сила духа и несгибаемость очень вряд ли найдёт отклик даже в той партийной силе, куда её вписали первым номером. Кто-нибудь может себе представить своевольную Надежду в тени Юли? Я лично — нет. Кто-нибудь может себе представить Надежду в парламенте, голосующую по указке? Представить можно, но это будет посильнее, чем «Фауст» Гёте.

У Савченко даже имя символичное. Слово «смерть» перед ним можно будет читать и понимать буквально, если такое случится: «смерть надежды».

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація