История повара, который воевал в Донецком аэропорту и Песках, ушел из армии, чтобы через год вновь вернуться на передовую.

Эта история начинается с большой мечты.

Когда Богдану было 12, он впервые твердо решил, что хочет стать военным. В семье мальчика служили оба родителя: мама – планшетист-чертежник, отец воевал на Кавказе. Вот и Богдан рос, зная и чувствуя, что должен пойти служить. Правда, сейчас говорит: «Никогда бы не подумал, что придется, в итоге, защищать суверенность собственной страны».

В армию Богдан попал в 18 лет: отслужил «срочку» в 74-й ОРБ, получил звание младшего сержанта и… вернулся домой работать поваром.

«Мне больше всего нравятся два занятия: готовить и защищать. Кого защищать? Тех, кому готовлю!».

Он много смеется и шутит. Часто отводит голубые, как море, глаза куда-то в пол, а потом на выдохе говорит: «Побратим погиб рядом со мной. Но я шел подготовленным: знал, что это война и по-другому не будет. Главное, в такие моменты не растеряться и сделать так, чтобы смерть товарища была не напрасной. Бросить все силы на защиту тех, кто остался жив. Ребят, которые рядом, и мирных, цвет неба над которыми зависит от нас, военных».

Несмотря на пережитые ужасы, Богдан из тех, кто умеет смеяться. В 2014-2015 гг. он прошел бои за Пески и Донецкий аэропорт, но, к счастью, не разучился замечать прекрасное. Хотя, чтобы восстановиться и «прийти в норму», парень на год уходил из армии. В апреле 2018 г. вернулся снова.

«Я не смог. Просто не смог находиться в обществе с таким уровнем толерантности, как сейчас принято говорить… С обществом, которому наплевать на наш вклад. Я пытался вести мирную жизнь, работать, гулять в парках вечерами. Но просто не смог. Из-за людей и их отношения. Вот поэтому стыдно за народ… Ума не приложу, как же им может быть настолько наплевать на свою страну. И я понял, что там, несмотря на минометные обстрелы и прочие передряги, находятся люди, близкие мне по духу. Люди, которые понимают, осознают и, что самое главное, действуют. Служба стала не только призванием, она стала… Точнее, я стал ее частью. То есть там, на фронте, я чувствую себя в безопасности. Звучит парадоксально, но это так. Люди, окружающие нас, порой ранят больнее пули».

Богдан говорит, что с 2014 года поменялось буквально все. «Есть и еда, и несколько комплектов формы, и берцы, и броники. В рационе есть мясо и колбаса. Есть и оружие, и тепловизоры. Последних, конечно, всегда мало, но они есть. Остро, на мой взгляд, не хватает только видеотехники. Чтобы мы могли дистанционно наблюдать за противником. Нашей бригаде вот пришла идея купить что-то вроде Gopro, чтобы можно было снимать «выходы», а потом сделать документальный фильм, ну или канал на Уoutube. Только дело не просто в съемках и «сохранении памяти». Дело в том, что всегда хочется достучаться. Мне за время войны только один мужчина, который шел с девочкой лет пяти, сказал, что благодарен, и пожал руку».

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація