В круг интересов автора входит социальная психология. Иногда даже детская книга может давать материал для анализа. Ниже короткий разбор поведения вожака стаи из "Книги Джунглей". Часть текста вырезана.


Акела, большой серый волк-одиночка, благодаря своей силе и хитрости вожак стаи, во всю свою длину растянулся на камне. В дни своей юности Акела два раза попадался в капканы; раз его избили и бросили, считая мёртвым, — поэтому он знал обычаи и уловки людей. Иногда та или другая волчица выталкивала носом своего детёныша в полосу лунного света, желая, чтобы его непременно заметили. Акела же со своей скалы восклицал:

- Вы знаете Закон, вы знаете Закон! Хорошенько смотрите, о волки!

Наконец, Отец Волк вытолкнул Маугли-лягушку. Акела не поднял головы, продолжая монотонно выкрикивать:

- Смотрите хорошенько!

Из-за скалы послышалось глухое рыканье — голос Шер Хана. Тигр кричал:

— Детёныш — мой. Отдайте его мне. Зачем Свободному Народу детёныш человека?

Акела даже ухом не шевельнул. Он только протянул:

— Смотрите хорошенько, о волки. Разве Свободному Народу есть дело до чьих-либо заявлений, кроме постановлений Свободного Народа? Хорошенько смотрите. (Акела реагирует на скрытую угрозу со стороны Шер-Хана. Его фраза дает понять, что волки независимы, таким образом он прикрывает всю стаю от внешнего врага и дает знать, что в своем решении волки не должны оглядываться на тигра)

Надо заметить, что в силу постановлений Закона Джунглей, в случае споров относительно права вступления какого-нибудь детёныша в стаю, за его принятие должны высказаться, по крайней мере, двое из стаи, но не его оте или мать.

— Кто за этого детёныша? — спросил Акела. — Кто из Свободного Народа высказывается за его вступление в стаю? (Акела не готов спорить со стаей, он пока четко выдерживает зако).

Тогда Балу, не принадлежавший к роду волков, но которого допускают в Совет стаи, старый Балу, сонный бурый медведь, преподающий волчатам Закон Джунглей, имеющий право расхаживать повсюду, потому что он ест только орехи, коренья и мёд, поднялся на задние лапы и проревел:

— Человеческий детёныш?.. Человеческий детёныш? Я высказываюсь за него. В нём нет ничего дурного. Я не обладаю даром слова, но говорю правду. Пусть он бегает вместе со стаей; примите его вместе с остальными. Я буду учить его!

— Нам нужен ещё голос, — сказал Акела. — Балу высказался, а ведь он учитель наших молодых волков. Кто, кроме Балу, подаст голос за человеческого детёныша? (Хватается за аргумент медведя. Хотя статус Балу на скале до конца не ясен, а тексте нет прямого указание, что у него есть право голоса. Но голос засчитан без пререканий)

Стройная тень скользнула в кольцо волков. Это была Багира, чёрная пантера, вся чёрная, как чернила, но с пятнами, видными как водяные клейма при известном освещении.

— Позорно убить безволосого детёныша. Кроме того, он может вам пригодиться, когда вырастет. Балу говорил в его пользу, а если вы согласитесь принять человеческого детёныша, я к словам Балу прибавлю только что убитого мной молодого и очень жирного быка, который лежит меньше чем в полумиле отсюда. Трудно ли принять решение?

Поднялся гул голосов, звучало: — Стоит ли рассуждать? Он умрёт от зимних дождей; солнце сожжёт его! Какой вред может принести нам безволосая лягушка? Пусть себе бегает со стаей. А где бык, Багира? Примем детёныша!

И всё закончил глубокий лающий голос Акелы: — Смотрите хорошенько, смотрите хорошенько, о волки! (В ситуации, когда стая уже готова купиться на быка, важно не затягивать процесс принятия решений. Нужно подталкивать группу.)

На Скале Совета остались только Акела, Багира, Балу, волки усыновители Маугли, а в темноте всё ещё раздавалось ворчание Шер Хана, который сердился, что ему не отдали мальчика.

— Да, да, реви хорошенько себе в усы, — сказала Багира, — придёт время, когда человеческий детёныш заставит твой голос звучать другим образом. Это будет так, или я ничего не знаю о людях.

— Вы хорошо сделали! — сказал Акела. — Люди и их щенята очень умны. Со временем он сделается нашим помощником.

— Конечно, он сделается твоим помощником в тяжёлую минуту; ведь никто не может надеяться вечно водить стаю, — заметила Багира.

Акела ничего не сказал. Он думал о времени, наступающем для каждого вожака, когда его силы уходят и он всё слабеет и слабеет, пока, наконец, стая не убивает его и не является новый вожак, которого в свою очередь тоже убьют. (Акела не пойдет против стаи. Но его время придет, а Маугли может стать ценным союзников. Акела нигде не прямо не поддерживает Маугли, не перечит слову стаи, демонстративно чтит закон. Но в мелочах очень четко продвигает нужное себе решени)

— Уведи его, — сказал Акела Отцу Волку, — и воспитай его в правилах Свободного Народа. (Явная поддержка, чтобы показать, хоть и наедине).

Таким-то образом Маугли был введён в сионийскую волчью стаю, благодаря внесённой за него плате и доброму слову Балу.

vitaliy.belov
Виталий Белов

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації