site.ua
vitalii.kulik
Виталий Кулик
новачок

28 октября горняки Нововолынска (шахты №10 «Нововолынская» и «Бужанская») заблокировали движение транспорта на трассе «Киев-Варшава» вблизи села Старовойтово из-за проблем с невыплатой заработной платы. Ранее о готовности бастовать заявляли и шахтеры г. Лисичанска (Луганская область).

Шахтерские волнения стали очередным поводом к активизации всевозможных зрадофилов, попытавшихся извлечь из непростой ситуации максимум политических дивидендов. При этом, предлагаемые ими простые решения сложных задач ведут отрасль в неизбежный тупик.

О бедном шахтере замолвите слово

«Государственный сектор угольной промышленности пребывает в кризисном состоянии. Несмотря на предпринимаемые усилия и поддержку отрасли со стороны государства, кризис только усиливается. Почти все шахты более 30 лет работают без реконструкций, являются убыточными и неперспективными. Большие масштабы приобрел износ активной части производственных фондов. Две трети основного стационарного оборудования полностью отработало нормативный срок эксплуатации и требует немедленной замены. Четвертый год не закупается новое проходническое оборудование».

Это не фрагмент футуристического романа о постапокалиптическом бытие, а первый абзац Концепции реформирования угольной отрасли, презентованной на прошлой неделе Минэнергоугля. Масштаб катастрофы еще более показателен, если посмотреть на социальную ситуацию – тяжелые условия труда и низкие зарплаты, которые, ко всему, еще и не платят.

По словам директора "Держвуглепостача" Андрея Плюнгина «сбытовые предприятия в областях чаще всего находятся в частных руках, имеют непрозрачную структуру и платят за поставленную продукцию с задержкой, а то и вовсе и не платят». Маржа оседает в карманах фирм-прокладок, а в это время копятся долги по зарплате шахтерам. Но не это является главной проблемой.

Повышение эффективности работы государственных шахт не входит в приоритет их директоров. Выработка уменьшается, себестоимость растет, убытки копятся. За 2015 год добыча угля госшахтами снизилась на 6,7 млн. тонн, а убытки составили 4.4 млрд. грн. Зато редкий директор государственной шахты не имеет собственного «золотого унитаза». Ведь чего печалится – государство поможет. В прошлом году выделили 1,2 млрд. грн. на следующий просят уже 1,8 млрд. грн.

Но это счастье не продлится вечно – в коалиционном соглашении власть зафиксировала обязательство к 2020 году прекратить дотировать угольную отрасль.

Роттердамский маяк

Главной проблемой украинской угледобычи (как и газодобычи) многие годы была заниженная стоимость продукции. Находясь в плену популистских мифов о том, что отечественное должно непременно в разы стоить дешевле чем импортное, политики десятилетиями душили добывающую отрасль.

Результат плачевен – снижение добычи газа за 25 лет составило 2,5 раза, угля – 4 раза!

Из профицитной, с точки зрения энергоресурсов, страны, Украина за считанные десятилетия пришла к острому их дефициту. В итоге, покупаем все равно по рыночной цене, но уже не у своих добытчиков за гривны, а у иностранных за доллары.

Все попытки оптимизировать администрирование отраслью в условиях ручного ценообразования привели к тому, что все государственные угольные операторы оказывались по итогу банкротами с огромными долгами. И их потом списывали в интересах олигархических ФПГ. Так, к 2013 году ГП "Уголь Украины" накопило долгов по кредитам банков на сумму 2,5 млрд грн.

В итоге, хоть и поздно, но государство осознало бесперспективность совкового подхода к развитию стратегических отраслей. И решило привязать цену украинской добычи к мировым биржам.

Первым в рынок ушел газ. Правительственным постановлением от 16 апреля 2016 года № 315 утверждена формула оптовой цены газа, в основу которой положена стоимость на немецком хабе NCG (NetConnect Germany) и расходы на транспортировку до украино-словацкой границы.

28 апреля НКРЭКУ ввела формульный принцип к определению цены угольной составляющей в ОРЦ (оптовой рыночной цене электроэнергии), привязавшись к роттердамскому API2 + доставка в порты Укрины. Это ключевой европейский индекс по которому котируются 90% мировых деривативов по углю.

Теперь у украинских газовиков и шахтеров нет причины жаловаться на ценовую дискриминацию – цена украинского топлива сравнялась с мировой. Более того, можно говорить о неких преференциях, ведь цена доставки (а по углю это 15 дол на тонне) входит в тариф ТЭС, по которому они должны расплачиваться за уголь.

Зрада

Если у кого то становится больше, то у кого то должно обязательно стать меньше. И эти кто то далеко не последние люди в стране. На государственном угле и заниженных ценах на электроэнергию для промпредприятий было сколочено не одно состояние.

В любом случае бросается в глаза одна закономерность – противники индикативного подхода всегда требуют не только отменить саму формулу. Параллельно выдвигается требование отменить повышение тарифа на электроэнергию для промышленных предприятий. Заметьте, - не людей, а именно промпредприятий, хоть он и продолжает оставаться самым низким в Европе.

«Роттердам+» как и любая формула имеет свои недостатки, может и безусловно будет откорректирована. Но это предмет профессиональной дискуссии, а не дискредитации самого подхода.

Сейчас же мы видим как заряженные СМИ и политические лоббисты заинтересованных олигархов регулярно сливают ведра помоев на робкую попытку государства перейти на цивилизованные механизмы ценообразования. При этом кощунственность манипуляций иногда переходит пределы добра и зла.

Если все лето главной песней зрадофилов была завышенная цена на украинский уголь, который «должен стоить дешевле чем в Роттердаме», то с октября в сценарии бичевания произошел разворот на 180 градусов. Теперь разгоняется миф о том что «Роттердам+» …способ грабежа шахтеров! Да, именно так. А в качестве аргумента трубят о несоответствии цены угля государственных шахт (1370 грн/т) котировкам в Роттердаме (2200 грн/т).

И темники для говорящих голов из числа ангажированных экспертов, политиков и популярных блогеров почему то умалчивают, что повышение цены госшахт с 1200 до 1370 грн/т стала возможной именно на основании данных API2. Как и тот факт, что сентябрьско-октябрьское повышение мировых цен согласно формуле будет учтено при следующем пересмотре ОРЦ. Т.е. отразится в ценах следующего периода, даже если цена на уголь в мире обрушится.

Шахтерские волнения, которые активно подпитывались «роттердамской зрадой», прокатились по Западной Украине. Некоторые профсоюзные лидеры даже специально приехали в Киев, где в порыве праведного гнева перед телекамерами клеймили ненавистную формулу, как источник всех их бед. Естественно, организаторы этого театра абсурда не рассказали им о том, что добиваются как минимум отмены «+» (сокращении стоимости каждой тонны на 390 грн), а как максимум самой формулы – ведь тогда снова можно говорить о том украинский уголь должен быть дешевым. Только дешевым он будет на бумагах. А разницу в себестоимости снова покроем все мы из госбюджета.