site.ua
топ-автор

И я снова поехала на Запад)

После визита в Ужгород к другу, я решила притормозить в Черновцах. Сложно сказать, почему там. Говорю же, хотелось вот этой западенщины, с бограчем, с пятью видами брынз, с драниками и наливками, в которых плавают всякие овощи и травки-отравки. И чтобы ты такая сидишь чинно, с обидно-манюсенькой чашечкой кавы и куском штруделя, облитого вот этой белой липкой нямочкой. А рядом юлятся рыжие жирненькие непуганные белки. И чтоб никто сепаром не обзывался.
По пути в Черновцы я замёрзла как на морском дне. Уважаемый водитель ночного автобуса «Ужгород-Черновцы» на вопрос об отоплении сделал такое удивлённое лицо, что я сразу поняла- это очень удивительный вопрос я задала, нет никакого отопления, никогда не было и в ближайшем будущем не предвидецца. Что за бред ваще- отопление в автобусе...
Ну ок, приехали.
Хостел Дача, хозяйка Надя. Вот именно с ней я поняла, насколько ничтожная херня- этот пресловутый языковой вопрос. Надя, не морщась, говорила со мной на чистом русском, с кем-то в телефон на таком же чистом украинском, и бойко ругалась с соседкой помойму на румынском, чистоту которого я оценить, конечно, не могу.

Удивительная женщина, построившая свой бизнесочек сама, с ноля, с младенцем подмышкой. Недавно я смотрела в интернете на этот хостел по прошествии трёх лет. Хоть простенький, но свежий ремонт, новая мебель, неплохой сайт, хорошие отзывы.

Вы только представьте, что могли бы такие вот Нади, если бы у них были бизнес-кредиты, как у поляков. Под 2% годовых. Тут бы Швейцария наступила быстрее, чем вомбат Лушпайка строит свои ебучие редуты.
Потом была риелтор Наташа. Гораздо позже, когда я первый раз искала жильё в Киеве, мне хотелось орать в голос. Эй вы, столичные обожрыши, недориелторы с томным взлядом. Позжайте в Черновцы, к Наташе, поучитесь у неё работу свою работать. По-нормальному чтоб. Чтоб хотелось вам денег дать, а не оторвать голову, как лишний компонент.
Я сняла хорошую квартирку, за спокойные деньги и рядом был парк с волосатыми ручными белками. Мне начинала нравиться эта чёртова Западенщина)
Надо было пойти в Ратушу регистрироваться как переселенка. А там знаете кто? Волонтерський Рух Буковини. И я осталась с ними, нельзя было не остаться.
О, это мощные люди под предводительством совершенно удивительной пани Катерина Пономарева. Она из ничего, из сумашедшей энергии и из желающих помочь людей, замутила такое! Я не знаю даже как это описать.
Координировалась помощь армии, регистрировались переселенцы, собиралась о них информация, разыскивались шкафы, лекарства, коляски и костыли, был огромный склад с вещами, игрушками, постельным, обувью…

Всё это приносили чернивчане, присылали из-за кордона тоннами. Это сортировалось и выдавалось нуждающимся. Бесплатно. Охапками.
Иногда мои земляки благодарили и плакали.

Иногда шипели как змеи, им было мало, им было не то, не так, хуёво покрашено, пожаловано без трепета и пиетета.
Иногда мои земляки приходили помогать и безвозмездно пахали там как азартные кони, иногда пытались спиздить сумку детских новых шапочек под эгидой «а тебе жалко что-ли».
Иногда это была скрипачка из консервы, которая хотела найти ЛЮБУЮ работу.

Иногда это были какие-то кислые уёбки, которые приходили спросить «а чё нам тут денег не дадут?».

Эти западенки, они немножко другие, они рафинированней и сдержанней, у них хватало нервов и такта терпеливо объяснять. Успокаивать. Вежливо выпроваживать. У меня нет, я посылала сразу и доходчиво
Я помню огромные кучи еды, которую привозили селяне для передачи на передок.
Я помню слепую бабульку, которыя просила забрать у неё 50 грн для «хлопців на війну», бо сама принести не может.
Я помню маск-сетки, которые плели Запад, Восток и Крым разом. Я помню семьи татар, которые вообще удирали в летних сланцах, их одевали всем миром, а через год они открывали свои чебуречные.
Я помню дедулю, который хотел вывезти свою неходящую сестру из Донецка, а она испугалась, что у неё органы изымут. И не поехала. Вернее, её родня не пустила.
Я помню ярмарки для АТО с хендмейдом и клёвую столовку Гном, где мы питались.Очень съедобно и дивно дешево.
Я помню мальчика из ВСУ, которого просто так ОТПУСТИЛ из плена ЧЕЧЕНЕЦ. Мальчик по-моему до сих пор не мог поверить в такую свою странную удачу.
И я помню свою квартирную хозяйку, которая велела снять прапор с балкона, потому что она вне "политики".

Черновцы- э то незабываемый Experience. Это то немногое, за что я благодарна войне. За возможность узнать их живьём. Не как турист, а как соучастник. И показать немножко другой Донбасс. Нормальный такой. Малость взбалмошный, с придурью, но адекватный)))
А потом мне предложили работу в Киеве.

Киев
Киев напомнил мне о Донецке, довоенном. Все куда-то бегут, кипеш, цепкие глаза, энергичная походка, никакой вальяжности и тотальной расслабухи Запада. Эдакий бодрячок, кто успел тот и съел. И все пихаются. Это был кайф. Я наконец-то бегала в привычном темпе и радостно пихалась.
Меня приютила подруга, с которой мы вместе пережили по телефону сначала киевский Майдан, а потом донецкую войну.

Первая неделя ушла на то, чтобы возненавидеть риелторов столицы. Нет, я не обобщаю, моя ненависть выросла на моей личной нерепрезентативной выборке. Но из песни слов не выкинуть. Я до сих пор не вполне понимаю, как можно кормиться с профессии, работая вот так. Впрочем ну их вовсе, может этот дикий рынок таки когда-то станет цивилизованным.

Вторая неделя и далее- это был напалм по моей нервной системе.

Потому что Дебальцево. Потому что он- там. Потому что нет связи, нет абонента, потому что «Таня, я не могу сейчас говорить». Потому что в интернете адский визгливый хор диванных бойцов, кухонных истеричек и (уж простите) некоторых припизденных волонтёров: «Всех убьют! Командование договорилось с сепарами! Их слили! Украинская арта бъёт по своим ». И ещё потому что в телефон мне говорят «Мы не сдаём квартиру с детьми, с животными и донецким».
Это не для того, чтоб меня вот сейчас все кинулись жалеть или проклинать квартировладельцев. Это личное дело- кому я хочу или не хочу доверить свою собственность.

Но уважаемые владельцы квартир под аренду. В Киеве, Львове, Марике. Когда вам позвонят и скажут «у нас донецкая прописка», вы не сразу бросайте трубку. Спросите что к чему, это пара минут. Может с той стороны нормальный человек. Который тоже, как и вы, ждёт кого-то с войны. И у которого вы- последний шанс.

Поймите, что у нас нет права на неудачу, когда попробовал, не получилось и ты вернулся домой. У нас нет этого «домой».
Знаете, вот этот весь традиционный набор «Лишь бы не было войны», «Мирного неба» и «Если смерти, то мгновенной»- оно ж никогда не торкало. Пока войны не было, с небом было всё ок и смерть была фуй знает где, в теории, потом. А когда с тобой не могут говорить, потому что там, где есть связь, там бъют снайперы…
ХЗ, как это описать, чтоб без соплей и банальностей….Ты мечешься по квартире, совершенно не умея притормозить хоть как-то вот это всё в голове, оно там своей неконтролируемой жизнью живёт, накручивая нервы на шипованый кулак. Ты бесконечно дрочишь интернет, выискивая …Нет, не реальную картину происходящего пиздореза, а хоть что-то утешающее. Так странно...Ты ведь всегда мнил себя любителем суровой правды кишками наружу. А когда попадается видео с нашими пленными, ты истерично кликаешь крестик, чтоб закрыть это быстрее нахер. Потому что «если смерти, то мгновенной»
А потом вот это - «Мы попытаемся выйти, телефоны выключаем. Включусь, когда выйду» . И ты вообще нихрена не можешь внутри башки остановить его «когда выйду» и своё «если выйдешь». Что дальше, за этим «если»…И как об этом не думать...
В Донецке бывало страшно. Но страх за себя- он деятельный. Запастись водой, купить консервы, кошакам жратву найти, пригнуться, обойти, нагуглить глубину могилы, чтобы жмурик не вонял есличё, и тыды. Страх за кого-то - это адище. Это пассивное сидение на жопе ровно и бесконечное выжидание хороших новостей. Это сука невыносимо вообще. Кто умеет - пусть обучает других, озолотится в момент и плюс миллион к карме.
И опять бесконечный интернет, а там тишина. Там все, кто в теме, молчат и пытаются выйти. Ну кроме диванных онолитеков, которые всегда в теме и неиссякаемы в принципе. На сепарские ресурсы лучше вообще не ходить, они там уже в Берлине все, болезные. Иногда попадается утешительный приз «вломили нам не слабо», но лучше не ходить.
Бесконечная, сука, бесконечная ночь.
А потом звонок. Вышли. Вышли, умнички мои. Выкуси, ебучее сослагательное наклонение! Любой оргазм нервно курит в сторонке по сравнению с вот этим ощущением, когда отпустило. Когда в башке благостная пустота, звенящая нотой До второй октавы. Клёво! Чтобы понять как клёво бывает не от еды, секса или денег, нужно чтоб сначала пришло неипическое «хуёво» и раздулось больше, чем ты можешь вместить.
А потом нашлось жильё, кусочек дома, с большим клаптем невозделанной земли. С белками, ёжиками, чёрным котейкой и хозяйским спаниелем в клещах. С условным ремонтом и почти без мебели. Но в 10-ти минутах от метро да и вообще. Нам ли быть в печали?!))

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація