site.ua
член клубу

(отрывки из работы "Жизнь на Сечи: все, чего вы не знали")

Запорожская община доходила до полного идеала, неведомого ни в древнем, ни в среднем, ни в новом веках; господствовавшее здесь начало равенства проходило везде:

во время общих собраний, при выборах войсковой старшины, управлении сечевом, управлении паланочном, во всех запорожских школах, при общей трапезе[393], при разделе имущества и в частной жизни по куреням. Ни знатность рода, ни сословное происхождение, ни старшинство лет не имели в Сечи никакого значения; одни личные достоинства, то есть храбрость, опыт, ум, находчивость брались в расчет. Таким образом, в запорожской общине терялась всякая единичная личность, как бы она ни была даровита и показна; тут все дела решались сообща.

("Запорожець". С.І. Васильковський)

Как в выборе войсковой старшины и разделе земель, так и в судах, наказаниях и казнях запорожские казаки руководились не писаными законами, а "стародавним обычаем, словесным правом и здравым смыслом".

Писаных законов от них нельзя было ожидать прежде всего потому, что община казаков слишком мало имела за собой прошлого, чтобы выработать такие или иные законы, привести их в систему и выразить на бумаге; а затем и потому, что вся историческая жизнь запорожских казаков была наполнена почти беспрерывными войнами, не позволявшими им много останавливаться на устройстве внутренних порядков своей жизни; наконец, письменных законов запорожские казаки совсем избегали, опасаясь, чтобы они не изменили их вольностей[499].

Из уголовных преступлений самыми большими считались: убийство казаком товарища; побои, причиненные казаком казаку в трезвом или пьяном виде; воровство чего-либо казаком у товарища и укрывательство им краденой вещи[502]: «особливо строги были за большое воровство, за которое, ежели только двумя достоверными свидетелями в том докажутся, казнят смертию», пишет о том Корнелий Крюйс в журнале «Отечественные записки»;

Строгие законы, по замечанию Всеволода Коховского, объясняются в Запорожье тремя причинами: во-первых, тем, что туда приходили люди сомнительной нравственности; во-вторых, тем, что войско жило без женщин и не пользовалось смягчающим влиянием их на нравы; в-третьих, тем, что казаки вели постоянную войну и потому нуждались для поддержания порядка в войске в особо строгих законах[506].
Судьями у запорожских казаков была вся войсковая старшина[507], то есть кошевой атаман, собственно судья, писарь, войсковой есаул, довбыш, паланочный полковник и иногда весь Кош.

(М.С. Самокиш. Похід запорожців на Крим, 1934 р.)

Наказания и казни определялись у запорожских казаков разные, смотря по характеру преступлений. Из наказаний практиковались: привязывание к пушке на площади за оскорбление начальства[511] и особенно за денежный долг: если казак будет должен казаку и не захочет или не будет в состоянии уплатить ему долг, то виновного приковывают на цепь к пушке и оставляют до тех пор, пока или он сам не заплатит своего долга, или кто другой не поручится за него[512]; подобный способ наказания, но лишь за воровство, существовал у татар, отсюда можно думать о заимствовании его казаками у мусульманских соседей[513]; битье кнутом под виселицей за воровство и гайдамачество: как пишет Скальковский в «Истории Новой Сечи», «будучи сами великие воры в рассуждении сторонних, они жестоко наказывают тех, кто и малейшую вещь украдет у своего товарища»[514]; повреждение членов «изломлением одной ноги на сходке» за нанесение ран в пьяном виде ножом[515] – как говорится у Манштейна в его «Записках истории».

Казни, как и наказания, также определялись у запорожских казаков разные, смотря по роду преступлений, совершенных тем или другим лицом. Самой страшной казнью было закапывание преступника живым в землю; это делали с тем, кто убивал своего товарища: убийцу клали живого в гроб вместе с убитым, и обоих закапывали; впрочем, если убийца был храбрый воин и добрый казак, то его освобождали от этой страшной казни и взамен того определяли штраф[519].

Но наиболее популярной казнью у запорожских казаков было забивание у позорного столба киями; к позорному столбу и киям приговаривались лица, совершившие воровство или скрывшие уворованные вещи, позволившие себе прелюбодеяние, содомский грех, побои, насилия, дезертирства.

Передают, что от шибеницы, по запорожскому обычаю, можно было избавиться, если какая-нибудь девушка изъявляла желание выйти за преступника замуж; если это предание справедливо, то, очевидно, подобный обычай допускался ввиду постоянного стремления запорожцев всячески увеличить свою численность при существовавшей безженности сечевых, но при обычае семейной жизни у паланочных казаков.

("Українська ніч". М.Пимоненко)

Для всех описанных казней у запорожских казаков не полагалось вовсе палачей; когда же нужно было казнить какого-либо преступника, то в этом случае приказывали казнить злодея злодею же; если же в известное время в наличности оказывался только один злодей, то его оставляли в тюрьме до тех пор, пока не отыскивался другой; тогда новый преступник казнил старшего[526].

Ссылка на мой телеграмм, где абсолютно бесплатно находится файл с полной работой "Жизнь на Сечи: все, чего вы не знали": https://t.me/zimorodok_ukr

Поблагодарить студента-автора: 4441 1144 4637 3837 Монобанк

solid
Serafim Gordienko

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації