Венику - главному директору "Йху Москвы" - исполнилось 60 лет. Несмотря на свой преклонный возраст, Веник сохранил свою первородную свежесть.

Он был сплетен из соломы веничного сорта любящими руками трудяги-матери в советской Москве и ухожен добросердечной умной бабушкой, заседающей вечерами за чертежами. Черенок был слегка сломан и испачкан в белой краске. Разные хозяева обвязывали его широкими шелковыми нитями, лоснящимися на солнце, словно новая машина прокурора Чайки. Солома на конце Веника была собрана ленточками меньшего размера в отдельные пучки, поэтому им было так удобно подметать. Мусор не застревал в нем.

Веник восседал на красном кожаном диване. Рядом с ним находилась картина - подарок одного из гостей, на которой он был изображен в одеянии праведного старца стоящим на большой лодке, на которой также находились сотрудники "Йху Москвы". Пучки Веника окунули в тазик с ирландским виски.

На день рождения собралось огромное количество друзей. Все они разбились на небольшие компании, из которых кто-то уходил и в которые кто-то приходил.

Одну из таких компаний представляли Андрей Макарыч, Маргарита Семяхина, Евгений Рийзмах и Тигран Кесорян.

- Знаете, вот нет у нас гордости. Нет. Мы когда Крым отжали, ой, простите, присоединили, то для меня, как гражданина Российской Федерации, не понятно, почему мы не сделали coming out? - спрашивал Тигран.

- Не сказали, что Россия - это страна-пидарас? - поинтересовался Макарыч.

- Нет. Что мы присоединяем присоединенное, - ответил Тигран и залпом выпил прекрасный армянский коньяк.

Маргарита Семяхина слушала разговор, откусывая кусок мяса от запеченной бобровой головы. Иногда она отвлекалась на Рийзмаха, который норовил рассказать увлекательные истории о наркоманах.

- Ну я, короче, его к батарее и присобачил. Он ревет, кричит. Я говорю: "Неее, малой, стопэ. Как скрепы принимать, так ты горазд, как лечиться, так сразу заднюю передачу включил. Ломку мамке своей покажешь", - бормотал на ухо Семяхиной Евгений.

- Какие скрепы? - спросила Семяхина.

- Духовные, - ответил Рийзмах и многозначительно покачал головой.

- Какой ужас, - вздрогнула Семяхина.

Тина Вурдалаки флиртовала с Никитой Седых, играя в "Самый хитровыебанный".

- Вот тебе вопрос: "У тебя есть небольшое предприятие по производству молока в Кирове. По закону и понятиям тебе надо для нормального существования бизнеса заплатить некий процент государственным структурам. Что из себя представляет данный процент?" - звучала, словно свирель, Тина.

- Думаю 36%, - ответил Никита.

- Неправильно, - Тина игриво коснулась кончиком пальца носа Никиты.

- Почему? Налоги - 20 %, налоговая - 4 %, пожарка - 4 %, санэпидемка - 4 %, милиция - 4 %. Все правильно.

- Администрация? - улыбнулась Вурдалаки.

- Администрация - это я. Самому себе я и так заплачу.

Оба засмеялись.

Возле барменши с оголенным торсом и полными красными губами, стоял Николай Свинидзе.

- Котик, сделай мне адскую смесь, - попросил, разглядывая грудь, Николай.

- "Гайдар" подойдет? - спросила барменша томным голосом.

- Отлично. А знаешь, что сделал Наполеон с Марией-Луизой Австрийской, когда в Дрездене на съезде монархов обсудил государственные дела? Он сделал так - "бл-лл-л-лл-ллл-ллл", - последние звуки Николай Сванидзе произнес, когда взял груди девушки в руки, соединил вместе, зарылся в них лицом и потряс головой в разные стороны.

Девушка захохотала.

- А знаешь, как Иосиф Сталин заводил «Фордзон-Путиловца»? "Бр-брбр-брбрбрр-рр", - имитировал звук двигателя Сванидзе, взяв сосок девушки в рот.

- Давайте песню спою, - громко сказал Макарыч и достал гитару.

- Конечно, конечно, сейчас послушаем, - все замолчали, ожидая, когда расправят крылья первые аккорды.

Макарыч ударил по струнам и запел фирменным голосом:

Ах, какой был лицемерный бал,
бал, какого еще не бывало,
Их сиятельство Веник,
Всех у входа встречал,

Как было когда-то в Кремле.
Сиськами девица блистала.
А к столу в серебре подавали бобров
И коньяк согревал желудок
Канделябры горели,
Звучали свирели,
И не виделось цинизму предела.
И не виделось счастью конца.


А еще я выпустил книгу, вобравшую в себя лучшие мои сумасшедшие рассказы. Всем спасибо за то, что помогали, читали и благословляли. Благодаря вашей поддержке мне выпала возможность подарить этому миру частичку постмодерновости. Что в ней? Сатира на украинскую политику и социум времен Майдана и после него. Несколько фантастических рассказов. Несколько эссе и одно объемное интервью с людьми, которые были центральными персонажами украинско-российской войны. Много моментов являются крайне антиправительственными, антироссийскими и ударно-юморными. Поэтому меня Шерманом и называют. Стараюсь разрушать цели танковыми снарядами.

Книги свежие, хрустящие, сочные и полномасштабные. Кто хочет помочь автору, тот может купить. Для связи пишите в лс на фейсбуке: https://www.facebook.com/sherman.drozd

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація