Каким мы привыкли видеть дьявола в современных визуальных и литературных произведениях? Каким бы его представил читатель этой статьи? Наверное, высоким сбитым мужчиной красного цвета с рогами и копытами. Лицо его украшает насмешливый оскал. А может быть, и грусть, как сатану из Южного парка. Или владыка преисподней появляется в виде жовиального импозантного мужчины в дорогом, отлично подобранном, костюме, волосы его зализаны, а девушки превращаются в сладкий кисель при его одном взгляде. Привет, сериал "Люцифер".

Все эти образы были сформированы и дополнены попами: поп-артом, поп-культурой, поп-музыкой. А каким же на самом деле был дьявол в Библии? Открываем бабушкины фолианты и начинаем читать.

"Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы", - находим мы текст в книге пророка Исаии.

Денницей выступает один из ангелов Господних, бунтующий ребенок, решивший надеть косуху и взять в руки электрогитару, отчего удачно был низвержен с небес.

Изначально упомянутый фрагмент относился к вавилонскому царю. Но последующие толкования его, в особенности Тертуллиана, переиначили смысл и "денница" превратилась в одно из наименований сатаны (да, пишется с маленькой буквы). Больше проблем добавил господин Иероним Стридонский, который заменил во время перевода "денницу" на lucifer («светоносный», «свет несущий»). Пан переводчик не использовал это слово в качестве имени собственного. Это была метафора. Началась путаница: трактовка "денницы" Тертуллиана и "синоним" Иеронима удачно смешались. Так появился единый фольклорный персонаж - Люцифер - властитель ада.

В Новом завете темные силы представили в новом (простите за тавтологию) облике. В первую очередь обратимся к сценам Апокалипсиса.

"И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали... И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый дьаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним". (Откровения Иона Богослова)

Стоит отметить,что до времен позднего Средневековья любили использовать слова "дьявол", "дракон", "Вельзевул" вместо "Люцифера", чтобы предотвратить семантический коллапс и поддержать позитивную этимологию слова.

Но это филологическая мастурбация. Образы - вот что интересует. И первый из них - это семиглавый дракон. Никакой не рогатый черт или бизнесмен с замашками садомазохиста.

Далее Иоан описывает еще одного монстра Судного дня: "и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные. Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва".

Обратите внимание - барс. Это животное из-за пятнистой раскраски символизировало нечестивость. Кроме того, барс не имеет, например, львиного этикета охоты и может нападать подло, исподтишка.

А вот и третий герой инфернального бестиария.

"Он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела; и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми. И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив".

Грубо говоря, последний персонаж - это такой себе проповедник, который помогает первым двум драконам (барсодраконам?) обрести власть и агитирует вступить в армию зла.

Ничего эта троица Вам не напоминает? Отец, сын и Святой дух или Сатана, Антихрист и Злой Дух (на самом деле сами трактовщики не знают, как правильно называть последнего). Библия - книга бинарная, в ней отзеркаливаются как события, так и герои повествования. Это помогает выработать у людей этические отношения к добру и злу, а также причастить к вере.

То есть сатана - это не антибог, который единолично правит миром. Он приходит в совокупности. Более того, он не представляет привычный для литературы или медиа образ. Так откуда же взялся антропоморфный сатана в одном экземпляре?

Обратимся к иконографии. Долгое время храмы расписывали канонично, точно передавая сюжет Святого писания. Что в Византии, что в Священной Римской империи эсхатологические события пестрили изображениями драконов.

Лишь в 12 столетии появляется фронтиспис манускрипта "Града Божьего" Св. Августина, который изображает Люцифера в виде крупного мохнатого зверя с человеческими руками и ногами, которыми он терзает грешников. Чуть позже, в 1260-1270-ых годах Коппо ди Марковальдо создает мозаику флорентийского баптистерия с сине-зеленым дьяволом, у которого на голове находятся два козлиных рога, а из ушей выползают змеи. Идею подхватил живописец Джотто, украсивший Капеллу Скровеньи схожими иллюстрациями.

The Hell Painting | Coppo Di Marcovaldo Oil Paintings

Тяжело ответить однозначно, почему был выбран именно этот образ. Скорее всего, он срисован с упомянутого описания Злого Духа. Ведь зло в человекоподобном теле легче воспринимать, нежели трудно представимого дракона. А ведь сцены Апокалипсиса должны пугать и будоражить, а соответственного, пастве следует донести правдиво то, что не может быть проверено эмпирически.

Необходимо присмотреться к еще одному интересному факту: Злой Дух имел рога Агнца, но не козлиные. И тут обратимся к апостолу Матфею: "Когда же придет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую".

Короче, козлов никто не любил еще в те времени, и символизировали бородатые страшный грех. Что не раз отображалось на иконах и при росписях храмов. Это, кстати, с церковнославянского жлобов стали нарекать "козлами", ведь сам по себе козел - милое и безобидное животное. Но не в Библии.

Поэтому Князю Тьмы решили приделать грешные рога, убрав миловидные рожки Сына Божьего.

Что в остатке? Представления о Вельзевуле менялись с различными эпохами и трактовками Святого писания. На голубом глазу мы можем наблюдать не каноничного злодея всех времен и народов. Скажу больше, в Хоббите дьявол более правдоподобен, нежели в " Tenacious D: Медиатор судьбы". Да и вообще, Толкиен частенько к Библии отсылает. Эксельсиор, могет.

Мы хорошо запомнили сатану, а кто-то, может быть, и боится его именно потому, что он так похож на нас.

Так что не упустите Конец Света из виду и следите за драконами. А то наслушаются своей ереси, а потом козлиные головы потрошат.


Telegram-канал автора - подписаться

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація