site.ua
sergiy.bolotnikov
Сергій Болотніков
новачок

Tribuna.com с помощью логики, калькулятора и ранее неизвестной информации разбирается: 102 млн грн клубам от каналов – это мало или много?

«102 млн грн за УПЛ – это очень мало. Уверен, что за получение прав на трансляцию чемпионата Англии в Украине заплатили значительно больше», – сходу заявил Вячеслав Грозный. «Нас точно не устраивает 102 млн. Разумеется, мы хотим получать на уровне клубов Англии и Испании», – загадочно говорит заместитель гендира «Динамо» Сергей Мохник. «От предложенной суммы мы, мягко говоря, не в восторге», – добавляет представитель «Черноморца» в рабочей группе Федор Якимов.

Да, мне тоже становится смешно, когда я читаю эти комментарии. Но проблема в том, что никто не может возразить по сути. Попробуйте ответить на вопрос «сколько стоит чемпионат Украины», и максимум, что у вас получится – «сколько дают». Логика правильная, но она плохо работает в нынешних условиях. Почему каналы дают именно 102 миллиона? Почему не 500 или наоборот 50?

Чтобы вы понимали, за нынешний чемпионат каналы заплатили порядка 280 млн грн. Эта цифра, разумеется, не соответствует рынку – каналы не отбивают расходы рекламой, а некоторые клубы зарабатывают слишком много только благодаря тому, что их контракты заключались еще несколько лет назад и в долларах (соответственно, по курсу 8 грн). Получилась парадоксальная ситуация – рекордсменом этого сезона УПЛ по размеру премиальных от телевидения стал полуживой «Металлист». Харьковский клуб получил 62 млн грн (этого, кстати, хватило бы не только на зарплаты, а и закрыть все расходы на сезон, если бы деньги оставались в казне клуба), тогда как средний доход остальных клубов – 17 млн.

Если отталкиваться от цифры 280 млн, очевидно, на следующий сезон каналы должны ее уменьшить, чтобы не уходить в убыток. С другой стороны, все мы ожидаем, что после сокращения УПЛ станет интереснее, а число матчей увеличится. Значит, ее цена должна быть выше рыночной стоимости нынешнего турнира. По самым грубым подсчетам (других просто нет), допустим, что одно компенсирует другое, и получается такая же цена – 280 млн. Это не математика, а всего лишь логика – столько клубы, теоретически, вправе ожидать от каналов. Поэтому Грозный и Ко возмущаются – то есть, в чем-то их можно понять.

Впрочем, украинский футбол живет не по бизнес-модели, поэтому клубы не выступают в этой ситуации типичным продавцом товара и не могут диктовать условия, даже если бы посчитали точную стоимость телеправ. Сделать это по законам рынка, в том числе футбольного, несложно – достаточно взять треть от расходов клубов. А это, даже учитывая значительное уменьшение бюджетов клубов, больше миллиарда гривен. Разумеется, столько никто не заплатит.

Соответственно, нынешний вариант – оптимальный. Стоимость прав называют каналы, высчитывая интерес к событию, доходы от рекламы и расходы на трансляции. Но при такой схеме возникает другая проблема – никто не знает, сколько заработает телевидение и насколько эта сумма справедлива. Другими словами, если каналы получат от рекламы 200 млн, почему клубам предлагается только половина? Даже если телевидение откроет свою бухгалтерию и окажется, что их заработок минимальный, вопросы у скептиков все равно останутся – Грозный с умным видом расскажет всем, что каналы просто плохо продают рекламу, а страдают клубы. Мы все опять посмеемся, но опять не сможем возразить по сути.

Идеальный вариант существует. Мы еще нескоро к нему придем из-за сложной финансовой ситуации на рекламном, телевизионном и футбольном рынке, но только он сможет расставить все по своим местам. Для этого необходимо лишь два условия. Первое – единый телепул. Причем не такой, который сейчас создают каналы, просто объединив усилия, а настоящий – пакет телеправ всех клубов, который будет принадлежать премьер-лиге. Второе – конкуренция каналов. Желающих показывать наш чемпионат должно быть как можно больше, хотя бы 3-4. Тогда УПЛ, грубо говоря, устраивает аукцион – права получает канал, который предложит самую высокую цену. Точнее, который лучше всех умеет продавать рекламу и перепродавать права, оптимизировать расходы на трансляции и готов положить себе в карман меньше остальных. Тогда никаких вопросов или сомнений в справедливости цены не останется.

Самое интересное, что если бы такой аукцион прошел сейчас и по рыночным условиям, стоимость телеправ УПЛ, скорее всего, оказалась бы меньше 102 млн. По информации Tribuna.com, выставив такую цену, каналы не рассчитывают заработать и даже отбить расходы – они пытаются лишь уменьшить убытки. Какие именно убытки понесет телевидение, точно неизвестно. Но если представить примерно (допустим, каналы смогут собрать 102 млн на рекламе, но не покроют расходы на организацию трансляций), можно высчитать рыночную стоимость чемпионата Украины по такой формуле:

C=R-(T+C/12)

С – сумма для клубов, R – доходы от рекламы, T – расходы на трансляции (по информации Tribuna.com, это 58 млн), С/12 – прибыль канала (берем столько же, сколько в среднем получат и клубы). Получается С=102-(58+С/12). Простой подсчет говорит, что телевидение должно платить клубам, барабанная дробь, 40,5 млн грн. Вячеслав Викторович, кажется, вам надо извиниться и поблагодарить каналы за невиданную щедрость.

Другое дело, как делить сумму между клубами. Нынешняя схема, которую предлагают каналы (30% поровну+50% за итоговое место+20% за победы), идеальная для «сытых» времен. Если же мы хотим помочь середнякам и аутсайдерам выживать, стоит просто делить 102 млн поровну на всех участников чемпионата или хотя бы 50%. При нынешней схеме чемпион получит около 16 млн – эта сумма не играет для «Динамо» или «Шахтера» никакой роли, ее хватит лишь на несколько месячных зарплат Ярмоленко. Тогда как команда, занявшая последнее место, заработает порядка 3 млн грн. Это даже меньше, чем 40,5 млн разделить на 12 клубов. И тоже хватит лишь на «мандарины».

Оригинал материала на Tribuna.com