• 3 місяці тому
  • Наука
  • 4 270
  • 400
  • 5
  • 5

8 апреля должно быть для харьковчан Днем воли. В этот день сто лет назад (1918) из города были окончательно изгнаны российские коммунисты и их местные прихлебатели, а 4 года назад (2014) от запоребриковых гастролеров и здешних сепаров была очищена местная ОДА, что позволило избежать появления ХНР. Новейшие события еще ждут своего рассказчика, пока же — минутка истории.

Весной 1918 года реформированная украинская армия и её австро-немецкие союзники двинулись на восток, чтобы освободить Украину от хозяйничавших в ней русских, выдававших себя за большевиков. 1 марта вздохнули свободно киевляне, на очереди было Левобережье. А 8 апреля завершилось освобождение Харькова — не просто крупнейшего восточноукраинского города, но и цитадели «красной» заразы на нашей земле. В руках врага оставались лишь Донбасс и Крым.

Кое-кто начал праздновать освобождение Харькова ещё пару дней назад, но они несколько поторопились. Действительно, в воспоминаниях участника той кампании Бориса Монкевича прямо написано, что 2-й Запорожский полк под командованием Петра Болбочана занял город утром 6 апреля, и эта дата потом неоднократно перекочевывала из книги в книгу. Но на самом деле в этот день бои за город только начались и продолжались на окраинах ещё минимум сутки, просто спустя десять лет Монкевич, публикуя мемуары, упустил этот момент из виду.

Вот киевская газета «Відродження» за 7 апреля сообщает, что днём ранее украинцы уже вошли в Харьков, да только знают об этом лишь в Полтаве. Обратите внимание, что журналисты не гонятся за жареными новостями, а честно признают, что информация не проверена.

В самом Харькове, разумеется, царит неразбериха на грани хаоса. Вот что сообщает та же газета за 9 апреля о ситуации 6 апреля со ссылкой на Генштаб УНР (пусть вас не удивляет такой лаг — Интернет ещё не изобрели, а работе телеграфа мешала война):

Вечером в городе началось заседание местного совета, на котором с зажигательными речами выступал Артём, и которое продлилось до утра 7 апреля. Задержка украинских войск станет понятной, если учесть имевшиеся у них данные о численности большевиков: 6 эшелонов пехоты, 3 бронепоезда и 16 орудий. Сегодня очевидно, что к началу апреля 1918 года 5 тысяч боеспособных «красных» не насчитывалось и по всей Украине, а не то что в Харькове, но Пётр Болбочан не спешил.

Даже с учётом набранных в Полтаве добровольцев, его полк не превышал 2,5 тыс. бойцов, а вся Запорожская дивизия едва ли достигала 5 тыс. Имея данные о значительных большевистских силах впереди, Болбочан, скорее всего, не хотел рисковать в условиях городского боя всеми силами и не двинулся с окраин в центр.

Тем временем к Харькову приближались и союзники — немецкая 91-я пехотная дивизия во главе с Германом Клаузиусом (к имени которого разные грамотеи добавляют «фон»).

И вот тогда-то, уже на рассвете 8 апреля соединённые украинско-немецкие силы вошли в центр города, как сообщает киевское «Відродження» (сам выпуск за 10-е, но дата сообщения — 8-е).

Оказавшись в Харькове, командующий Запорожской дивизией Александр Натиев немедленно взялся за переустройство жизни города: с одной стороны, были запрещены всякие большевистские штучки, типа обысков, арестов и реквизиций без ордера, но с другой — так и не разрешены митинги (военное положение всё же). А, и конечно, в городе вводилось европейское время и украинский язык в делопроизводстве. Кстати, этот приказ №1, напечатанный в харьковских газетах 9 апреля, не мог быть издан ни раньше, ни позже 8-го: пресса выходила на следующий день, эту задержку всегда нужно иметь в виду.

И кстати, вопреки утверждениям известного пропагандиста и любителя Донецко-Криворожской республики Владимира Корнилова, Харьков встретил украинцев отнюдь не враждебно. Вот, например, заметка из местной газеты «Возрождение» за 11 апреля (спасибо Эдуарду Зубу за скан) с очень благожелательным отзывом об украинской армии.

Да, поскольку написан материал был за день до публикации, то «третьего дня», то есть «позавчера», следует отсчитывать с 10 апреля. Как видим, ни единого плохого слова в адрес украинской армии не прозвучало.

Ну и наконец, 11 апреля, когда все точки над «и» были расставлены, киевское «Відродження» ещё раз опубликовало официальное сообщение о том, что Харьков — это Украина.

Город надолго превратился в надёжный тыл Украинской Народной Республики, а проявившие себя с лучшей стороны полки Запорожской дивизии уже 10 апреля получили новые приказы — двигаться на освобождение Крыма и Донбасса.

До полного очищения Украины от московской заразы оставалось меньше месяца.



Подписаться на автора можно тут.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація