• 6 місяців тому
  • Наука
  • 2 331
  • 22
  • 2
  • 2

Крымский полуостров не раз и не два отметился в мировой истории и культуре: от «Ифигении в Тавриде» до Ялтинской конференции 1945 года и от конечного пункта Великого шёлкового пути до «Острова Крым». Ещё больше известен он как театр боевых действий: Митридат VI Евпатор, хан Батый, Девлет І Герай, Пётр Сагайдачный, Александр Суворов, лорды Раглан и Кардиган, Павел Нахимов, Пётр Болбочан, барон Врангель и Михаил Фрунзе, Эрих фон Манштейн, наконец — да мало ли выдающихся полководцев сражались за этот клочок суши? Что же тут удивительного, что Крым стал полигоном (а то и родиной!) для испытаний множества военных инноваций? И пять из них, круто изменивших судьбы полуострова (или даже мира), заслуживают отдельного упоминания.


1. Заградотряды

Скифский лучник и греческий гоплит, родосская ваза, 510-е гг. до н.э.

Да-да, те самые заградительные отряды, без которых невозможно представить войну Третьего Рейха с Советским Союзом, — вовсе не современное изобретение. Нельзя утверждать однозначно, что впервые появились они именно на полуострове, но что использовались здесь за два тысячелетия до Второй мировой — так это точно.

Всё началось с того, что боспорский царь Сатир І решил подчинить себе богатую Феодосию. В конце 390-х годов до нашей эры он осадил город, но взять не смог. Осада затянулась, феодосийцам пришли на помощь жители Гераклеи Понтийской (ныне — в Турции), в общем, так царь под стенами непокорённой твердыни и умер. Его сын и наследник Левкон І после небольшой паузы продолжил дело отца, поначалу — так же безуспешно, но затем новому царю удалось переломить ситуацию в свою пользу. Вот как это описал Полиэн в своих «Стратагемах»:

«Левкон, когда против него выступили гераклеоты со многими кораблями и высаживались по всей стране, где хотели, видя, что его собственные воины действуют как изменники и не отражают их, первыми построил гоплитов для отражения врагов, за ними же позади — скифов, и открыто объявил скифам, что, если гоплиты будут медлить и допустят высаживающихся врагов, тотчас же метать стрелы и убивать их. Узнав об этом, гоплиты мужественно помешали врагам высадиться».

Так с помощью скифских заградотрядов Левкон сумел сдержать феодосийских союзников, а вскоре (даты разнятся от 380 до 365 года до нашей эры) захватил и саму Феодосию.


2. Тачанки

Ручная баллиста на повозке, колонна Траяна, 113 г.

Нет сомнения, что махновские тачанки на Перекопе в 1920 году — самый известный пример их использования на полуострове, но самый ранний вновь относится ко временам глубокой древности.

Итак, где-то между 270-ми и 290-ми годами уже нашей эры некий боспорский царь, об имени которого ведутся споры, начал набег на Римскую империю. Римляне, в свою очередь, подговорили жителей Херсонеса напасть на оставшийся без армии Пантикапей и захватить его. Вот как об этом повествует Константин Багрянородный в своём труде «Об управлении империей»:

«Собрав мужей из соседних крепостей, приготовив военные колесницы и поместив на них хироволистры, они оказались около города боспориан и, сделав засады в течение ночи, малыми силами завязали сражение с городом. Ведя битву у стен с рассвета до третьего часа дня, они прикинулись обращёнными в бегство, не обнаруживая хироволистр, имевшихся в приготовленных колесницах. Разумеется, в Боспоре, посчитав, что херсониты, побеждаемые в силу их малочисленности, обратились в бегство, приободрившись, выступили, чтобы их преследовать. А херсониты, ненамного, как говорят, отступив, начали поражать преследователей — боспориан из хироволистр; находившиеся в засадах херсониты, поднявшись и окружив боспориан, перебили всех их и, вернувшись, захватили Боспор».

Греческое слово «хироволистр» — это калька с латинского «manuballistra», то есть буквально «ручная баллиста». Дело в том, что полная обслуга классической баллисты — тяжёлого осадного орудия — составляла 11 человек, так что замаскировать подобный агрегат поблизости от врага было невозможно. Ручная баллиста была уменьшена настолько, что с ней мог управляться и один стрелок, поэтому спрятать её на колеснице не составляло труда (прямыми потомками «манубаллистр» стали средневековые арбалеты). Ну а метательная машина на повозке — это и есть тачанка, которая хоть и не была изобретена в Крыму, всё равно заслуженно может считаться символом военной истории полуострова.


3. Бактериологическое оружие

Айвазовский И. Пристань в Феодосии, 1840 г.

Общеизвестно, что до начала ХХ века большинство жертв войны составляли не павшие на поле брани, а умершие от болезней — до ¾ всех потерь. Естественно, что уже с древности полководцы пытались поставить это обстоятельство себе на службу: например хетты в 1500–1200 годах до нашей эры намеренно бросали в оставленных неприятелю селениях заражённых овец, множество армий сваливали трупы в колодцы при отходе в рамках тактики «выжженной земли», а римляне делали это и в наступлении. И это не считая использования других типов биологического оружия в битвах — от собак и скорпионов до змей и ульев с пчёлами, а также извлечения ядов из растений и животных для смазывания стрел и копий. Но во всех этих случаях эффект оставался локальным.

Перелом случился в средневековом Крыму. Нельзя сказать, чтобы раньше осаждающие не забрасывали в крепости трупы, например, собак при осаде Тен-л’Эвек во Франции в 1340 году, но по сравнению с Каффой всё это выглядело игрой в песочнице. Итак, в 1343 году ордынские войска окружили главный генуэзский город в Крыму, но взять не смогли — спустя несколько месяцев итальянцы сделали вылазку и отогнали врагов. Тогда в 1346 году сам хан Джанибек с огромным войском подступил к стенам Каффы. Крепость не поддавалась, хан перешёл к длительной осаде, но тут из глубин Азии его войско настиг новый враг — чума. Ордынцы умирали тысячами. И тогда, видя, что другого шанса захватить город у него не будет, Джанибек отдал отчаянный приказ. Габриель де Мусси, итальянский нотариус, так описывал это в своей хронике:

«Умирающие татары, замершие и ошеломленные необъятностью бедствия, вызванного болезнью, и понимая, что у них нет надежды на отступление, потеряли интерес к осаде. Но они приказали, чтобы трупы вкладывались в катапульты и забрасывались в город в надежде, что невыносимое зловоние убьёт всех внутри. Казалось, что горы мёртвых были заброшены в город, и христиане не могли освободиться или бежать от них, хотя они сбросили множество тел, сколько смогли, в море. И вскоре гниющие трупы испортили воздух и отравили водоснабжение, и вонь была настолько невыносимой, что едва единицы из нескольких тысяч человек оказались в состоянии покинуть остатки татарской армии».

Ордынцы отступили первыми, но дело было сделано — возвратившиеся домой итальянские матросы стали разносчиками бубонной чумы в Европе. И хотя болезнь всё равно добралась бы туда через других купцов, хоть и позже, генуэзцы стали первыми жертвами «Чёрной смерти», в общей сложности забравшей жизни трети европейцев. Эксперименты с чумными трупами продолжались до конца XVIII века, но превзойти масштабы Крыма им, к счастью, не удалось.


4. Винтовка

Гибб Р. Тонкая красная линия, 1881 г.

Первые ручные гладкоствольные ружья, появившиеся в Европе в XIV веке, были гораздо мощнее тогдашних арбалетов и тем более луков, но по точности проигрывали им в разы. Прицеливание из ружей было настолько бессмысленным, что столетиями солдат ставили в длинные линии и обучали залповой стрельбе, высокой плотностью огня компенсируя низкую точность. Первые ружья с нарезным стволом (штуцеры) появились на рубеже XV и XVI века, но не получили распространения из-за неразрешимой проблемы: пуля с меньшим калибром летела так же неточно, а идеально подогнанную приходилось забивать в ствол… молотком, что напрочь лишало нарезное оружие скорострельности и приводило к быстрому износу ствола. Наполеон говорил, что следить за такой стрельбой — сущее мучение. Поэтому даже в 1830-х годах штуцерами оснащались лишь избранные стрелки — пехотные снайперы.

Но прогресс не стоял на месте и после ряда не очень удачных попыток других изобретателей (1826, 1832, 1848) француз Клод Минье в 1847–1849 годах создал коническую пулю и винтовку своего имени. Благодаря особой конструкции пуля легко помещалась в ствол, а при выстреле плотно прилегала к нему, обеспечивая точность. Дальнобойность нового оружия возросла в четыре раза! И шанс продемонстрировать превосходящую мощь штуцеров представился как раз на полуострове.

В 1854 году англо-французский десант высадился в Крыму, имея на две армии почти 50% обеспеченности штуцерами, в то время как российских стрелков с таким оружием было в 10 раз меньше! Разумеется, это была не единственная, но весьма важная причина западных успехов: в полевом сражении европейцы успевали расстреливать русских солдат ещё до того, как те подойдут. Военный корреспондент Уильям Рассел был свидетелем одной из самых легендарных схваток такого рода, когда цепочка стрелков 93-го шотландского пехотного полка остановила атаку 1-го Уральского казачьего полка:

«Русские слева от них на мгновение перевели дыхание, и затем одной большой линией ринулись на горцев. Земля летела под копытами их лошадей; набирая скорость с каждым шагом, они бросились на эту тонкую красную полоску, увенчанную стальной линией. Когда русские приближаются на шестьсот ярдов, вниз опускается эта передняя стальная линия, и из колец вырывается залп огня… Затаив от напряжения дыхание, каждый ждёт прорыва этой волной линии гаэльской скалы; но прежде чем они приблизились на сто пятьдесят ярдов, ещё одним смертельным залпом вспыхивают выровненные винтовки и несут русским смерть и ужас».

Казаки были разгромлены, в английский язык вошло выражение «тонкая красная линия», а штуцеры с пулями Минье отлично зарекомендовали себя как главное оружие гражданских войн в США и Японии. Лишь в конце века пришло время винтовок, заряжающихся с казённой части, ставших прародителями современных автоматов.


5. «Дора»

800-мм железнодорожное орудие Schwerer Gustav, более известное как «Дора», 1941 г.

Артиллерийская гигантомания была присуща всем эпохам, чего стоит одна Царь-пушка, но лишь в первой половине ХХ века орудия стали не просто большими, а поистине колоссальными. И хотя история знала несколько пушек, номинально превосходящих «Дору» по калибру, именно она стала самой большой по размеру артиллерийской системой в мире — на её фоне теряются многие современные ракеты. И — сюрприз-сюрприз! — первое и единственное боевое применение «Доры» отмечено именно в Крыму (сведения об использовании орудия под Сталинградом и Варшавой не имеют подтверждения). Летом 1942 года, накануне решающего штурма Севастополя, немецкий командующий Эрих фон Манштейн получил подкрепления, о которых вспоминал в «Утерянных победах»:

«Кроме того, было два специальных орудия калибра 600 мм и знаменитая пушка "Дора" калибра 800 мм. Она была спроектирована для разрушения наиболее мощных сооружений линии Мажино, однако использовать её там для этого не пришлось. Это было чудо артиллерийской техники. Ствол имел длину порядка 30 м, а лафет достигал высоты трёхэтажного дома. Потребовалось около 60 железнодорожных составов, чтобы по специально проложенным путям доставить это чудовище на огневую позицию. Для его прикрытия постоянно стояло наготове два дивизиона зенитной артиллерии. В целом эти расходы, несомненно, не соответствовали достигаемому эффекту. Тем не менее, это орудие одним выстрелом уничтожило большой склад боеприпасов на северном берегу бухты Северной, укрытый в скалах на глубине 30 м».

Фельдмаршал несколько приуменьшил — «Дора» подавила ещё и две советские береговые батареи, хотя, безусловно, авиабомбардировки обошлись бы дешевле. Это суперорудие показало бесперспективность дальнейшего развития пушек и гаубиц в сторону увеличения размеров — и в считанные годы место ствольной артиллерии заняла реактивная.

P.S. Разумеется, показанными эпизодами военная история Крыма не ограничивается. Полуостров был свидетелем психологической атаки в древности, играл важную роль в производстве «греческого огня» — средневекового напалма, да и не был обделён вниманием военных в наши дни. Но об этом — как-нибудь в другой раз.



Подписаться на автора можно здесь :)

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація