site.ua
член клубу

10.01.2020. В связи с трагедией, которая произошла с украинским пассажирским самолетом в небе Ирана, последние два дня (8-9 января) этому событию посвящено столько публикаций и постов, как никакому другому. И это понятно. Правда, подавляющее большинство пишущих о причинах падения украинского Боинга вряд ли имеют профильное авиационное образование, знают, что такое аэродинамика и управление полетом летательных аппаратов, управление воздушным движением, безопасность полетов. А тем более, не знают, как расследуются летные проишествия и инциденты.

Безусловно, можно делать какие-то выводы по имеющей информации о техническом состоянии самолета, метеоусловиях, навыках пилотов, системе ПВО (стационарной и мобильной в зоне аэродрома и по маршруту полета), рельефе местности, качестве топлива и т.д. Лично мое мнение – самолет украинской авиакомпании МАУ был сбит ракетой или на борту произошел взрыв разрушительной силы.

Техническая неисправность - самолет 2016 года выпуска, с завода, "с нуля", это почти новый самолет. Заявление премьер-министра в первые часы после трагедии о технических причинах катастрофы – пустой звук и "озабоченность". Неопытность пилотов (называется "человеческий фактор" ) – командир имел налет более 12000 часов, второй пилот – более 7000. Метеоусловия – ночь, тумана, дождя, снега нет, обледенение исключено.

А вот ПВО в этой зоне – это вопрос. Уже вчера (на второй день после трагедии - 9 января 2020) начали появляться политические заявления об этом (в частности от американского Трампа и канадского Трюдо). Пока, конечно, по косвенным свидетельствам – засветки радаров, космические снимки и др. И вот это дает все основания делать пока предварительное заключение, что наш самолет сбит средствами поражения ПВО.

Хотя установка взрывного устройства в аэропорту на борт Боинга, не должна исключаться. Характеристики падения этого пассажирского самолета указывают на то, что в воздухе в самолете был взрыв. Вот о чего - от ракеты или взрывного устройства - это нужно доказывать.

Какая должна быть позиция Украины и других стран, чьи граждане пострадали в этой авиакатастрофе? Понятно, что по правилам ИКАО Иран должен расследовать это летное происшествие, но голос Украины должен быть услышан и тоже иметь большой удельный вес. Хотя бы потому, что это наш самолет (украинской авиакомпании, украинской регистрации).

Первое – мы должны потребовать участие в расшифровке данных бортовых самописцев. Причем привлечь к этому авиационных специалистов военной авиации, в том числе. А то у нас авиационные происшествия (вспомните недавние два падения СУ-27) расследует прокуратура, полиция, все кто угодно, но не авиационные специалисты. Нужно привлечь военных авиационных специалистов, которые получали образование и служили при "совке". На самом деле таким специалистам, имеющим опыт расследования "на ямах" в ВВС, по записям бортовых самописцев параметров полета и речевым регистраторам восстановить картину тегеранской трагедии – на раз-два.

Второе – если мы объективно (по самолетным средствам объективного контроля – бортовым регистраторам) и быстро докажем причины этой авиакатастрофы, то вопросы политические и экономические будут решаться проще. В том числе и с расследованием аналогичной трагедии над Донбассом летом 2014 года.

Понятно, что вина Ирана в этой трагедии очевидна со всех сторон. Но украинская сторона в лице Президента и правительства должна сделать все, чтобы Украина стала активным игроком в этом расследовании и самостоятельно (может как альтернатива) провела это расследование по записям самописцев, если официально не будет признана причина этой авиакатастрофы.

sergey.zelinsky
Sergey Zelinsky

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації