Всякий украинец, пропустивший через себя майданы 2004 и 2013 года, сделал выводы.

Один из важнейших: недостаточно прогнать очередного плохого президента, надо навсегда изменить власть. Граждане должны стать властью. Если власть бездействует - надо заставить её работать, а нет - проделать эту работу самим. От точки до точки.

Движение за налоговую реформу - первый исторический эпизод, исторический пример, когда эта работа была проведена системно, упрямо, до конца.

Гражданское общество, консолидировавшись, выделило группу, профессиональной мощности которой достаточно, чтобы квалифицированно, как минимум на равных, противостоять специалистам от власти. Не лозунгами - а аргументами, расчётами.

В феврале 14-го противостояние было сражением деревянных щитов против огнестрела, в декабре 15-го - это схватка законопроекта с законопроектом.

Борьба по-прежнему неравна. Там, где чиновник занимается подковерной борьбой, гражданские эксперты формируют публичную позицию. Публичной дискуссии чиновник автоматически противопоставляет закулисный сговор.

Особенность в том, что налоговая реформа впрямую затрагивает межгосударственные, институциональные договоренности по долговым, кредитным обязательствам Украины. Это договоренности чиновников, международных чиновников. Неважно (хотя - важно), что с нашей стороны это договоренности чиновников подворовывающих. Более важно то, что договариваются именно они. Они - Украина на этих переговорах, не мы. Они - медиаторы. Наша позиция, как в детской игре в испорченный телефон, излагается нашими противниками, которые стоят последними у западного уха.

Мы, Майдан, перед очередным вызовом. Чтобы отстоять свое видение страны, мы должны быть услышанными. Надо быть участниками переговоров в статусе идеологической оппозиции.

Политически ситуация именно такова - оппозицией правительству являемся мы, гражданское общество, интересы которого в парламенте не представлены ни одной парламентской партией.

Движение за налоговую реформу 3357 оформило ядро экономической программы несуществующей партии и, независимо от судьбы законопроекта, наконец-то четко обозначило вопрос отделяющий "наших" от "ненаших" - это вопрос экономической свободы. Это почти будущая партия или куст будущих партий.

Но это - будущее; необходимое, ближайшее - но будущее. Сейчас мы отвечаем на вопрос о дееспособности Майдана после Майдана. Добьёмся принятия законопроекта 3357 - значит, гражданское общество дееспособно. Не добьёмся - значит, бюрократическая машина одержала, не скажу окончательную, но кардинальную победу, возвращающую Украину в заезженную колею. И для последующей борьбы нужно совершенствовать вооружение.

При таком исходе я даже не буду обсуждать насколько ошибся Запад. А он сильно ошибся, не поставив на гражданскую активность украинцев, лениво сделав порошенко-яценюков своим безальтернативным коммуникатором в Украине. Я всё же настаиваю на том, что гражданская инициатива, воплотившаяся в 3357, в любом случае должна быть реализована в политическое движение. Надо сделать этот принципиальный шаг. Иначе все наши теперешние и последующие усилия будут останавливаться государственной бюрократией по одной и той же методике.

Разговор вице-президента США с нашим президентом и правительством должен стать последним, на котором украинское гражданское общество является слушателем за дверью.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація