site.ua
sasha.dubicheva
Саша Дубичева
член клубу

Хо-хо! Пора, пожалуй, рассказать вам, мальчики и девочки, о том, как работают мошенники в волонтерском движении. Устраивайтесь поудобнее, будет весело и страшно.

Прежде всего: мошенники в волонтерском движении есть.

Далее: сделать с ними нельзя практически ничего.

Смотрите, какая история. Человек А дает человеку Б деньги на покупку утепленных трусов с видоискателем. На эту же цель человеку Б дают деньги люди А1, А2 и А1984. Человек Б покупает утепленные трусы с видоискателем, отвозит их «в АТО», откуда выкладывает фотографии довольных людей в камуфляже.

В идеальном мире при этом выполняются такие условия:

  1. Трусы были именно куплены, а не получены в дар от организации X или дарителя N. Базовая проверка - наличие чеков на трусы. Минус базовой проверки - объективно, далеко не все, МЯГКО ГОВОРЯ, можно купить с чеками.
  2. Трусы были куплены на все собранные деньги, а не на какую-то их часть. Базовая проверка - банковские выписки (и чеки из п.1, ага). Минус базовой проверки - поступления наличными.
  3. Мужики с фотографий находятся действительно в АТО, а не в парке «Орлятко», в камуфляже, в котором ходят на охоту. Проверка уже не базовая: нужно знать подразделение и дислокацию, чтобы от других знакомых там узнать, приезжал ли волонтер Б с трусами. Попробуйте спросить об адресатах помощи даже у самых известных организаций - столкнетесь с неожиданным.
  4. Мужики с фотографий, пусть и находятся в АТО, не толкнут эти трусы тут же в селе за водку. Проверяется никак.

А теперь следите за руками.

Предположим, у нас есть неопровержимые данные по нарушениям пусть даже по всем четырем пунктам. Вот история из моей «практики»: дяденька намутил в Польше пару сотен касок бесплатно, собрал деньги по фейсбуку («Есть партия касок, срочно надо выкупить»), затем с очень большой скидкой уступил партию касок одной волонтерской организации, которая передала их на блокпосты одной невоюющей области.

Узнала я об этой истории только потому, что круг моих знакомых иногда внезапно обширен. Я прислушиваюсь к музыке сфер и могу слушать чужой треп с заинтересованным видом, это провоцирует.

Скажите мне, комментаторы, что мне следовало делать с этой бесценной информацией? Именно информацией - не накладными, не актами, не диктофонными записями?

Перед тем, как вы начнете предлагать очевидные варианты, последите еще немного за руками.

Чуваки в Польше отдали каски не кому-нибудь, а человеку с неким статусом и бумажками. Они приняли и провели через свою бюрократическую машинку такое решение.

Чуваки, дававшие деньги на каски в фейсбуке, уверены, что сделали доброе дело - и взамен, кстати, получили фотоотчет с грузовичком, тащащим касочки из Польши.

Волонтерская организация уверена, что она очень удачно, буквально за копейки, разжилась полезным стаффом. А что отвезла его туда, где не нужнее всего - так извините, тут даже у меня претензий нет; кто куда может, тот туда и возит. Кстати, касочки эти до сих пор при ребятах, и многие из тех ребят уже перебрались куда погорячее.

Теперь к каждому пункту добавьте фразу «…и тут через полгода (как все концы сошлись) приходит Дубичева, вся в белом».

Чуваки, да вы же меня первые в землю зароете! Сначала меня зароют в Польше, потом - в фейсбуке, потом - среди других волонтеров. Потому что каждая сторона совершенно уверена, что все чьотко и она молодец; мотивации искать свои ошибки (а, значит, ПОДСТАВЛЯТЬСЯ самим, пушо репутация - хрупкая штука; один раз признайся, что повелся на разводку - второй раз денег не соберешь ни копейки) у всех сторон - никакой.

Какая моя мотивация? Да простая. Чтобы этот хитрожопый парень больше не собрал не то что на касочку - а себе на лечение. А тут есть и другие пути, кроме как за свои деньги и время организовывать расследование, принимая регулярные души из говна со всех сторон.

По этим путям обычно все и идет. Узок наш круг, достаточно слить такую информацию другим адекватным волонтерам - и дальше паренек может продолжать собирать по фейсбуку, но касочек намутить будет больше негде, и передать тоже некуда. Ни с того ни с сего отвалятся самые крупные спонсоры - жизнь станет менее разнообразной.

Многие на этом этапе понимают, откуда ноги растут, и уходят на дно. Некоторые ищут новые каналы привлечения денег (в международных организациях, например, а не по фб), потрясая «готовыми кейсами» - если это становится известно, то словечко замовляется и среди новых спонсоров.

Но есть третья категория, которые под прессом начинают только наглеть. Тут пора или начинать, опять-таки, своими силами копать на полную и нести доказательства ментам, или ябедничать побратимам. Но, как мы понимаем, наглеют обычно те граждане, которые лучше всех прикрывались, и понимают, что достать их будет весьма нелегко. И еще большой вопрос, кому нужны более сильные доказательства - прокурорам или десантникам. А пока ты эти доказательства соберешь, прессуемая сторона, почуяв неладное (да и ты, прямо скажем, не СБУ, чтобы без палева собрать матерьялец), двадцать раз сообщит, что на нее, дескать, наезжают плохие люди, что же вы стоите, бейте их.

Об этот замкнутый круг пообломали зубы люди покрепче меня. И в эти же зубы мы получаем от обывателей, вчера поливавших нас говном за наезд на святых людей, которые в АТО, в отличии от нас, катаются; выхватываем с формулировкой «а че вы сразу не сказали, а че вы в милицию не пошли». Лол. Лоооол.

Короче, уважаемые обыватели! Вы если хотите, чтобы на страже ваших пожертвований стоял волшебный Штирлиц, имейте совесть хотя бы читать Штирлицевые расследования и «наезды». Глазами причем, а не как обычно. Не хотите - да ваше дело, здоровья вам крепкого и детей-отличников; но и в персональную чужую армию тоже постарайтесь не превращаться.

И на закуску - еще две истории. Задача со звездочкой.

После бегства Януковича стал вырисовываться Крым, и «Народный госпиталь», в котором я тогда трудилась, принялся готовиться к горячему. В рамках подготовки мы попросили те медпункты Майдана, где стояло наше оборудование (а было его дохера и больше, ну, вы можете помнить полевые реанимации), собрать это все оборудование (инвентаризованное нами и помеченное спецзнаками и номерами) и вернуть нам для передачи в Крым или куда придется.

И оборудование собрали. И, так как оно было дорогое, и его было много, собрали его в бункер. А ночью случился пожар, и бункер сгорел. Вместе со всем оборудованием. Дотла. Ничего не осталось. А пожарных не вызывали, потому что бункер был тайный и хозяин не хотел проблем.

Именно такую историю нам тогда рассказал человек, за оборудование отвечавший. Прямо позвонил такой грустный следующим вечером и рассказал.

Вот, сука, бывает же такая неудача!

И че делать-то, товарищи? Вот чувак, он явно украл несколько машин дорогой техники. Документы и чеки на технику все, конечно, были у нас. Передавали мы все это без всякой материальной ответственности и актов приема-передачи - а кто скажет, что сами дураки, рекомендую вспомнить законы 16 января и общую атмосферу, и сколько лет тогда каждому волонтеру светило за такие бумажки. Без документов и чеков продать это дело он мог не государству, и не нормальным частным клиникам. Скорее всего, пристроил за 20% прайса по шарашкам, не задающим лишних вопросов. Куды бечь, православные? Сами добровольно отдали, сами добровольно получили дулю, и божью росу в глаза в виде чудесного объяснения.

Другой, кстати, чувак из другого медпункта майдана поступил несколько иначе. Взял да отправил бусик с некоторыми лекарствами (бинт-зеленка-перекись, антибиотики широкого спектра, ерунду, короче) и оборудованием (тоже плюс-минус ерундовым - подушки амбу для откачки, дефиб с кардиографом, ИВЛ подешевле) в ту заштатную районную больницу скорой помощи, где до майдана работал. Перед отправкой позвонил нам - профсоюзы тогда горели уже: «Тут пиздорез, а у меня машина на город N стоит, я спасаю оборудование, отправлю туда, можно?». Можно.

А потом из этой заштатной больницы мне то ли позвонили, то ли написали, не помню уже. По наклейкам на оборудовании нашли (говорю же, все помечено было). Сказали спасибо.

---

Возможно, у вас возникнут вопросы, вам понадобятся подробности историй, которые я здесь рассказала. Но такие дела: я их рассказала с тем уровнем подробностей, которые считаю достаточными для открытых источников. Хватит.