site.ua
топ-автор

В рамках проекта «Я – значит язык».

Сюжеты голливудских фильмов иногда бывают просто смешными. Все уже было смирились, когда многотонная плита раздавила героя, но тут его нижняя губа зашевелилась, мизинец дёрнулся – и какой-то противный мальчик начинает кричать «He’s aliiiiiive»! А ты сидишь на диване в остатках попкорна, смотришь на это сквозь презрительную улыбку, корчишь гнусную рожу и фыркаешь ртом. Но стоит тебе увидеть в титрах, что фильм основан на реальных событиях, и всё – глаза на мокром месте, чай остыл и «где там мой диск Селин Дион, вообще?»

Похожий (но лингвистический) хэппи-энд приключился в краю бесхвостых кошек и офшорного рая – на острове Мэн. Только в этом случае история не основана на реальных событиях. Она и есть реальным событием. Хватайте попкорн и готовьтесь узнать, как мэнский язык вытащили с того света.

Если вы сейчас держите в руках глобус (а вдруг!), отыщите на карте синее пятно в виде Ирландского моря. Вот практически в самом центре этого пятна можно заметить остров Мэн, что вальяжно раскинулся к Ирландии передом, а к Великобритании задом (ну или наоборот). Когда в районе Туманного Альбиона не очень туманно, остров виден не только из Англии, но и из Ирландии, Шотландии и даже Уэльса, поэтому неудивительно, что здесь всегда ощущалось сильное влияние кельтской культуры и кельтских же языков.

Мэнский язык – один из них, он относится к гойдельской группе кельтской ветки индоевропейских языков и, как нетрудно догадаться, ближайшими родственниками у него числятся — ирландский и шотландский (гэльский). Но не думайте, что в этой песочнице игрались лишь кельты. О нет! Сюда с радостью заглядывали и другие исторические прохожие. Римляне, которые на остров всего одним глазком глянули и на язык не успели сильно повлиять. Викинги, которые приходили всюду, где были бабы и мёд. Ну и по добрососедству шотландцы захаживали, которые даже успели подарить острову латинский девиз «Quocunque Jeceris Stabit» (на мэнском «Raad erbee cheauys oo mee, hassym»), что переводится "Как ни бросишь, будет стоять” и прикольный символ с тремя ногами. Наша сегодняшняя история доказывает, что девиз и символ у островитян годные, верно отражают их упрямый характер.


Тот самый символ


Что касается языка, то мэнский достойно перенёс и косвенный приход римлян, и прямые набеги северных берсерков. Даже частичное подчинение шотландцам прошло относительно бескровно для языка (всё-таки родственники). Но вот английский кавалер оказался настойчив. Пик английских ухаживаний пришёлся на середину 16 в., когда тогдашний менеджер острова Джеймс Стэнли, 7-й граф Дерби победил ополчение национального героя (в будущем) Вильяма Кристиана (мэнцы его называют Illiam Dhone). Вильяма, разумеется, казнили, что только ускорило написание крутых баллад в его честь. Ну а для мэнского это означало одно – долгая борьба за выживание против британской метрополии.

Дальнейшие события лишь усугубили положение местного языка. Волна бедности, прокатившаяся островом в обнимку с кризисом середины 19 в., убедила жителей Мэна, что таки да, всё дело в языке. Вот сейчас откажемся от мэнского и сразу козы жирные пойдут и кокос повалит мохнатый. Основной посыл островитян можно было выразить одной фразой: «Cha jean oo cosney ping lesh y Ghailck», что значит «С мэнским и пенни не заработать». В качестве доказательства такого отношения к родному языку можно привести письмо преподобного Кларка, опубликованное в мэнской газете Mona’s Herald в те времена. В письме священнослужитель говорит, что скоро «глина» наступит вашему мэнскому, потому что он экономически не выгоден и не конкурентоспособен, а вот английский молодец, так что, дескать, его надо учить (перевод не вполне дословный, но суть схвачена верно).

Вскоре на остров стали приезжать английские туристы, которые пенни, конечно, платили, но и говорить с ними надо было на английском. Такой моветон привёл к тому, что к 1901 г. на мэнском говорило лишь 9,1% населения, а к 1921 г. цифра скатилась до 1,1%. Да, в конце 19 в. были энтузиасты, не желавшие мириться с таким положением дел. В 1897 г. в местной газетёнке был брошен клич всем, кто хотел отстаивать язык предков. Следствием призыва стало создание (всего два года спустя) целого «Мэнского языкового общества», но мэнский закапывали в землю быстрее, чем он карабкался вверх. Само собой, и Лондон ни коим образом не поощрял оживление языка. Мол, болтали ваши дедушки с бабушками на каком-то странном наречии, а сейчас кому он нужен? Отстаньте, короче, скоро матч по крикету.

Дальше больше и дальше хуже. К 1952 г. из около 70 тыс. островитян осталось только двое носителей мэнского и обоим было прилично за 70. А в 1974 г. мэнцы предали земле последнего «традиционного» носителя мэнского Нэда Маддрелла. Такая ситуация до боли в голосовых связках напоминает историю Туоне Удайны и далматинского языка (мы вот тут писали о далматинском). Казалось бы, и на мэнском можно крест кельтский ставить – титры, всем спасибо, хэппи-окончания не будет. Но финал этого фильма оказался отсроченным.
Хоть на острове и не осталось ни одного естественного носителя мэнского, некоторые взрослые всё-таки пытались на нем говорить. Большую услугу оказал один из местных энтузиастов Брайан Стоуелл, который за десять лет до смерти Маддрелла успел записать его мэнскую речь (послушайте её тут).

К этим потугам можно было бы отнестись снисходительно, но в скором времени на мэнском начали говорить и дети, а это уже посерьёзнее будет. Воодушевление отдельных островитян вылилось в открытие гэльской начальной школы «Bunscoill Ghaelgagh». Да, в первый учебный год (2001 г.) она открыла двери для всего семи спиногрызов, но сегодня в ней учится уже более семидесяти детей. Ну а родители, не желая делать пропасть между поколениями еще глубже и еще шире, также вынуждены учить мэнский язык. В одном из интервью местная дама даже пожаловалась, что, мол, сын не слушается, когда ему делают замечания на английском.

Кстати, мэнские детишки из этой школы оказались совсем не простыми малыми. В 2009 г. издатели «Атласа языков мира, находящихся под угрозой исчезновения» ЮНЕСКО просто взяли и повесили мэнскому языку на большой палец ноги бирку (то есть написали, что язык умер совсем и вообще). Ученики «Bunscoill Ghaelgagh» чуть-чуть засублимировали и решили потроллить ЮНЕСКО. Они написали несколько писем в организацию с вопросом: «Если наш язык умер, на каком языке тогда мы пишем?». В организации почесали голову, бирку с пальца сняли и перевели мэнский в статус «На грани вымирания». Не фонтан, конечно, но уже что-то.

Безусловно, простые мэнцы поначалу с опаской смотрели на эксперимент с оживлением мертвеца. В памяти еще была жива ассоциация «мэнский равно бедность», а кто-то думал, что в изучении этого языка просто нет смысла. Ну, мол, язык-то гэльский и мало похож на другие европейские, так зачем его учить? Однако оказалось, что ученики гэльской школы, например, быстрее сверстников осваивали французский. Да и повальная нищета на остров не обрушилась из-за погружения в родной язык.

Мы не хотим упускать возможность вынести вам мозг орфографией и грамматикой гойдельских языков, но сделаем это позже с помощью постов об ирландском и шотландском гэльском. А сегодня расскажем только о нескольких интересностях из жизни родившегося в рубашке мэнского языка.

Первое, что смотрится непривычно для тех же англичан – это порядок слов. В мэнском он такой: сказуемое – подлежащее – прямое дополнение (например, «Ел Ким Чен Ын Артемона»). Но еще больше англичан смущает отсутствие глагола «to have» (иметь) – в английском-то ты имеешь подчиненных, а в мэнском они у тебя просто есть. Для этого мэнцы обычно используют следующую комбинацию: глагол «ve» (быть) + предлог «ec» (у). Например, «Ta cabbyl ec Kim Jong-un», что значит «У Ким Чен Ына есть лошадь». Короче, русскоязычным этот момент дался бы легко.

Еще интересно, что мэнцы, говоря по-английски, постоянно употребляют слово «yessir» (что-то вроде «ей-богу»), которое обычно стоит в конце предложения и служит подтверждением сказанному выше. Например, «Вы такой страшный, ей-богу» или «Как вас земля носит, ей-богу» (не запрещается и приятные вещи говорить, конечно, хотя поначалу слово записали как неуважительное обращение). Может показаться, что это склеенные английские слова «yes» (да) и «sir» (сэр), но кельтологи утверждают, что это осколок слова «Ussey» (усилительной формы «Ты» в мэнском) и к английскому никакого отношения не имеет.

Другая особенность мэнского (как и других гойдельских) – тут нет слов «да» и «нет». На вопросы отвечают с помощью глагола, который звучал в вопросе. Например, «Ты с пандой танцевал? Танцевал!», «Ты новый блог о языках на site.ua читал? Читал!» и т.д. Бывает, конечно, что кто-то хочет поизмываться над вами и задаёт вопрос очень уж витиевато, тогда мэнцы говорят «shen eh» (так оно и есть). Правда, если «так оно не есть», то вы попадаете в порядочный мэнский тупик, ведь у выражения «shen eh» нет стандартного отрицания.

Увлечённость жителей Мэна своим языком также не знает отрицания, одна сплошная положительность. Сегодня, кроме детской школы, на острове есть курсы мэнского для взрослых, издаются книги и газеты, даже проводятся ежемесячные соревнования по игре «Эрудит». Более того, на мэнском активно чирикают в твиттере и даже состряпали мобильное приложение для желающих изучать язык. Короче, мэнцы всячески напоминают наглецам из ЮНЕСКО, что ставить жирный амперсанд на их языке еще очень рано. История возрождения языка с острова Мэн – это прекрасная иллюстрация того, как чистый энтузиазм без особых денежных вложений и человеческих ресурсов творит настоящее волшебство. В принципе, мэнский уже доказал, что, если ты очень сильно чего-то хочешь, а помыслы и падежи твои чисты, чудо возможно.

Сегодня на сайте ЮНЕСКО статус мэнского всё еще «На грани вымирания». Так что хоть больного пока и не выписали из больницы, он уже покинул реанимацию, а прогнозы врачей обнадёживающие. Пациент выживет. Должен выжить.


Больше познавательного и интересного о языках на странице «Я - значит язык». Подписывайтесь!

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація