Вчера Миншрайк побывал в гостях у Войцеха Балчуна. Напомню, что я когда-то негативно о нём отзывался заочно. Теперь вот представилась возможность познакомиться лично. В команде пана Балчуна я увидел Андрея Рязанцева, нашумевшего своими разоблачениями в Минфине процессе верификации социальных выплат. Это конечно же, огромный плюс Балчуну, и много говорит о его подходе к формированию команды.

Сам Войцех Балчун говорил с нами через переводчика. Я так и не понял – как он управляет ЖД, не зная языка, как проводит совещания, как происходит коммуникация. Пока он говорил, я записывал….


Национальные особенности (прямая речь)

Когда бывшие коллеги и друзья пана Балчуна узнают, что он работает в Украине, они говорят: «В Украине лежат кости многих польских фирм…». Многие заходили в Украину работать, но возвращались без ничего.

Мы, западные специалисты, отличаемся от отечественных тем, что мы думаем не только о зарплате. Да, высокая зарплата – это стимул, но у нас есть ещё высокая ответственность перед обществом, которое нас наняло. Не только перед правительством.

Никто бы на этой должности из западных специалистов не выдержал бы больше месяца! Но мы, поляки, близки к вам ментально и справляемся.

Сегодня я объект чёрного пиара. Нельзя делать выводы о руководителе такой компании за 1,5 месяца. На ФБ я запостил такую тезу – мой приход сюда – это стечение обстоятельств. Я слышал много мифов о том, что я музыкант и не справлюсь с управлением. Но у меня огромный опыт, более 20 лет управления. И тут начали говорить, что рок-звезда хочет управлять. А в Польше мне приходилось доказывать обратное – что управленец может играть музыку.


Коррупция (прямая речь)

Когда я пришёл, мне сказали, что каждая копейка тут распределена и коррупционна. Но коррупция это явление, которое присуще не только власти, это общественное явление. Просто на ЖД – концентрированная коррупция.

В восточной Европе до 2000 года было то же самое – ЖД нищая, а все фирмы вокруг жируют. Но в Украине это достигло фантастических размеров. Те деньги, которые обычно идут на инвестиции в ЖД, здесь превращаются в частные капиталы.

Говорят, что есть менталитет/кумовство работников ЖД. Я не вижу ничего плохого в семейной преемственности. Мой отец работал на Львовской ЖД. Нужны достойные зарплаты, социальная устроенность. Если надо платить за устройство в садик, за место в школе, за место на службе – я один такую систему не сломаю. Даже в Польше идёт та же дискуссия – почему мы не такие, как все европейцы? И здесь, в Украине, всё должно выстраиваться параллельно – и суды, и правоохранительная система. А когда всё вокруг не работает – трудно что-то менять. Это очень медленный процесс. Когда-то я уйду, другие будут продолжать. Наше поколение проклято, мы выполним всю грязную работу, а результат смогут увидеть только наши дети.

Я столкнулся здесь с прекрасно организованным противодействием. Но я уже освоился и знаю, что так здесь принято – каждый управленец должен иметь хозяина. И с этим можно жить, если б у хозяев были цели улучшить предприятия.

Офисы и соцобъекты ЖД выглядят привлекательно, видно, что на это потрачены огромные деньги. Как я понимаю, это такая восточная традиция у чиновников – показать своё положение и мощь. Но в то же время – как выглядит подвижной состав? Мы приближаемся к катастрофе. Срок эксплуатации подвижного состава давно истёк.


Работа (пряма речь)

У нас 286 000 работников. В центральном аппарате они контролируемы. А по всей Украине? Я ж не могу каждый день выходить на тв и агитировать, нужно выстраивать структуру, преодолевать саботаж. На ЖД пересекаются все экономические связи Украины. Сегодня всё более менее стабильно. Мы обновляем состав, совершенствуем айти, ищем специалистов. Формирование команды – одна из основных задач.

Проблема – завышенные ожидания от людей. А внутри ЖД советская действительность. Побеленные бордюры и заброшенные депо. Всё управлялось в ручном режиме. Системы нет. Надо либо нанимать новых людей, либо обучать старых. И первый год был ужасным. Мы смотрели на цены от поставщиков… С каждым поставщиком вели переговоры – нужно было перевести всех на рыночные цены.

Я узнал, что такое воры в законе, криминальные авторитеты, что такое запчасти с переплатой в 600%. Что такое специальные фирмы, которые блокируют тендеры. Что такое спецслужбы, которые арестовывают локомотивы по причине каких-то мелких нарушений. Что такое общение с контролирующими органами. Что такое черная бухгалтерия проводников, начальников поездов, и что есть пути, по которым дальше деньги передаются наверх. Надо сломать эту систему.

1 Осознать, кто мы и где мы находимся
2 Не стать частью этого
3 Менять систему, менять порядок закупок

Я мечтаю о государственной программе смены подвижного состава, но на цивилизованных условиях. Первое – это источники финансирования. Только за счёт собственных средств не потянем. Я рассчитываю что мы примем порядок распоряжения собственностью, чтоб мы могли ей распоряжаться. Сейчас мы даже не можем договор аренды заключить без Кабмина, не можем списать линии, которые не используются, а в это время там воруют рельсы и провода. А мы могли бы сами это снять и использовать, но не имеем права. На нас идет давление – поддержать отечественного производителя. Но некоторые вещи украинский производитель не может сделать по современным европейским стандартам.

Мы можем стать пуском для всей украинской экономики. Но нельзя производить вагоны архаичного дизайна, архаичного устройства, с архаичной системой отопления. И мы хотим заставить производителей держать евро – планку (конец прямой речи).


Теперь мои вопросы:

Вопрос: Есть ли какая-то корпоративная политика или корпоративная культура в отношении персонала на ЖД? Вагоны вроде новые, туалеты вакуумные, а проводницы по-прежнему советские.

Ответ: Да, мы сейчас запускаем систему подготовки и обучения персонала, много уделяем внимания подбору кадров. Проблема не только с проводниками, но и с инженерами, и с администраторами. Сейчас мы создаём команду.

Вопрос: А есть какая-то большая цель, большая реформа? Либерализация, создание рынка частных операторов, частного подвижного состава?

Ответ: Украина – уникальная страна с большой частью ж/д перевозок. В Украине нет автомобильных дорог, нет речного транспорта, весь грузопоток и все пассажирские перевозки идут по ЖД. Если это отдать в частные руки – государство потеряет этот рынок.

(И что?)

Ответ(продолжение): В Польше 60% рынка ж/д перевозок в частных руках. И мы прошли кризисы, когда цены на перевозки падали, фирмы банкротились, государство не могло конкурировать – в Украине надо очень взвешенно подойти к либерализации ж/д перевозок.

( это мне напомнило аргументы противников рынка земли – не на часі )

Ответ(продолжение): Если сейчас резко объявить либерализацию – несколько операторов скупят весь подвижной состав в соседних странах и захватят рынок. Государство останется без денег на поддержку пассажирских перевозок.

(а как же инфраструктура, которая останется в руках государства? Каждый частный перевозчик будет платить за пользование рельсами – вот и источник социальных программ. Зато рынок перевозок заработает.)


Пан Балчун про свой автоматически продлённый контракт: Мой контракт может быть разорван любой из сторон с предупреждением за неделю. Пока Гройсман его не разрывал, значит он считает, что я здесь нужен (конец прямой речи).


Вывод: если смотреть на политику власти «Держава турбується про тебе», как правильную, то и советские проводницы, и монополия государства на перевозки – тоже правильные. Тогда и человек, проводящий такую политику, тоже на своём месте и правильный.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація