site.ua
pavel.sebastyanovich
Павел Себастьянович
топ-автор

Несмотря на то, что новым правительством нигде не ставится первоочередной задачей проведение налоговой реформы, Премьер и Министр финансов настроены в этом году принять прогрессивные законопроекты, вносящие изменения в устаревший налоговый кодекс.

Сегодня состоялась очередная встреча рабочей группы Минфина с авторами законопроекта о налоговой либерализации 3357 при участии сотрудников ДФС. Встреча была инициирована Премьером Владимиром Гройсманом после нескольких встреч с ним и с Президентом главы налогового комитета ВР Нины Южаниной. Похоже, Нина Южанина смогла убедить высшее руководство в необходимости радикальной реформы.

Первым вопросом в повестке дня стояла передача баз данных от ДФС в Минфин. Поскольку нет числа нарушениям налоговиков по ведению учета и незаконному вмешательству и изменению данных в БД, то Минфин, как и предлагал наш авторский коллектив, предлагает создать новый департамент в Минфине и передать туда БД вместе с функцией их администрирования. А ДФС становится просто пользователем с возможностью редактировать отдельные поля. ДФС – только сервисные функции, поэтому никакого контроля быть не должно. Никаких налоговых милиций. Никаких функций контроля. Для этого создаётся новая служба финансовых расследований СФР под руководством Минфина.

Представители ДФС выразили обеспокоенность, что от передачи БД какому-то непроверенному администратору пострадают налогоплательщики ☺ Как будто может быть ещё хуже, чем есть сейчас. Євгеній Капінус шаг за шагом обосновал, почему БД должны быть переданы. По поводу сокращений районных инспекций налоговики тоже озаботились - кто же будет консультировать налогоплательщиков, если мы ликвидируем районные налоговые?

Сотрудники Минфина, включая министра Александра Данилюка и руководителя проектного офиса Яну Бугримову, по очереди объяснили налоговикам, чем они должны заниматься. Надо прекратить практику, когда налоговая даёт письменные трактовки закона. Налоговики могут только помочь заполнить декларацию, или написать запрос в Минфин. ДФС – правоприменительный орган, но не правоформирующий. Налогоплательщики, обращаясь в разные отделения ДФС, получают разные ответы. Поэтому разъяснять законы может только Минфин – тот орган, которые генерирует идеологию. Кто формирует концепцию, тот и трактует – Минфин. Здесь мнение авторов полностью совпадает с мнением Минфина, что и отражено в 3357.

По вопросу СЕА выступила Нина Южанина. «Возврат НДС... – реестры возмещения не публикуются с февраля. Вся идея СЕА состояла в том, что возврат НДС должен быть автоматический, т.к. он обеспечен депонированием. Но эксперимент не сработал, НДС возмещается только своим. СЕА должна была уничтожить ямы и схемы, но они продолжают работать. {потому что ДФС заинтересована в схемах. Скрутки, налоговые ямы до сих пор существуют, т.к. выгодополучатели находятся в самой налоговой службе. Поэтому их невозможно уничтожить – мой комментарий } С помощью депонирования из оборота бизнеса на сегодняшний день изъято как минимум 5 млрд грн. Это в то время, когда нет кредитов для бизнеса. Необходимо эти деньги разблокировать и вернуть в экономику» Добавлю, что авторская группа 3357 в большинстве своём выступает за отмену депонирования.

Идём дальше.
Приятно, конечно, слушать, когда представители Минфина говорят о законопроекте 3357, как основе, на которой должна быть построена реформа. «Но выдержит ли экономика снижения ставок? Минфин поддерживает идею, что снижение ставок необходимо, но чем наполнить бюджет?» Идеология 3357 заключалось в том, что выход из тени не может начаться, пока нагрузка на зарплату не уменьшится до 25 или хотя бы до 30%. Также мы надеемся, что часть предпринимателей, которые находятся на упрощенной системе налогообложения, должны перейти на общую систему. Для этого общая система должна стать для всех привлекательной. И пока не реформируем общую систему, нельзя трогать упрощенную. А вот если общая система станет привлекательной, то туда вернутся те предприниматели, которые ушли на упрощенку, лишь бы не связываться с администрированием от Насирова. И уже после этого можно говорить о поэтапном выравнивании ставок для наёмных сотрудников и ФОП. И это нужно растянуть лет на пять. По этому вопросу мнения сотрудников Минфина и авторского коллектива также сходятся.

Идём дальше. Налог на выведенный капитал (НнВК). Слово взял Александр Шемяткин. Основные преимущества замены налога на прибыль налогом на выведенный капитал:
Предприниматели начнут показывать свои доходы.
Деньги не надо уводить со счетов на аффилированные структуры для минимизации или выводить за рубеж. Пусть лежат и ждут своего применения, реинвестирования.
Можно возвращаться с упрощенки на общую систему тем, кто убежал туда от антисервиса ДФС.
Эстония, где внедрена похожая система, признана самой эффективной в сборе налогов. На 100 евро поступлений в бюджет тратится 40 центов.

Сегодня предприятия прячут свою прибыль и умышленно залазят в убытки – так проще общаться с налоговой. Сегодня – 400 млрд убытков по стране. А к тем, кто показывает прибыль, всегда может прийти налоговая и проверить финансовый результат. Классический налог на прибыль в нашей стране не работает. Это надо принять как факт. Предлагаемый НнВК легко администрируется, поскольку жестко привязан к транзакции. Если предприниматель вывел капитал из бизнеса – заплати налог. Если капитал, в т.ч. и прибыль, остаётся в бизнесе – никаких налогов. А убытки предприятий – это дело собственников бизнеса. Хотите убытки? Пожалуйста. Предприятия также, как и раньше, считают для себя финансовый результат. Он считается для банков, для продажи компаний, для акционеров, для партнёров. Но не для налоговой, не для расчета налогов. Налоги начисляются только на транзакции.

Министр финансов Александр Данилюк предложил отдельную встречу по НнВК. Нужно комплексно рассмотреть КИК и БЕПС, как это всё вместе будет работать. Согласны.
После обсуждения НнВК, перешли к обсуждению компенсаторов для налоговой реформы. Почему-то действующий бюджет считается каким-то неприкосновенным и неподлежащим сокращению. Настало время это менять. Нам опять говорят про дефицит пенсионного фонда, хотя уже давно понятно, что пора делать пенсионную реформу и этот фонд упразднять. Пенсии могут выплачиваться из бюджета. На аргумент Даниил Монин (Daniil Monin), что и так в этом году намечается профицит в 50 млрд, сотрудник Минфина ответил, что на эти деньги уже есть другие планы. Но господа! Так ведь можно сказать про любое сокращение. Напомню, что в 2014 году рабочая группа от voxukraine нашла резерв в 42 млрд, которые можно сократить сразу, без чего наша страна может спокойно обходиться, и на 90 млрд сокращать постепенно. А наши социальные фонды, в который так до сих пор и не проведена верификация? Разве там маленький резерв? А таможня с контрабандой? А фиктивный НДС? Почему нужно искать дополнительные источники, когда можно просто по-хозяйски отнестись к тому, что есть?

Решили по бюджету собраться отдельно. Это хорошо!

Итого: разница между прошлым Минфином и сегодняшним – это небо и земля. Новая команда, отвечающая за налоговую реформу, с интересом вникает в предлагаемые идеи и идёт на диалог. Теперь всё зависит от нашего мастерства доносить идеи и от политической воли Премьера и Президента осуществить переход от дикого монополизированного клептократического капитализма к открытому обществу, к системе с равным доступом к ресурсам.