С 12 декабря прекращает действие Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Россией, известный также как «Большой договор». Это решение официального Киева стало ожидаемым, но от этого не менее важным шагом как во внешней, так и во внутренней политике нашей страны.

В настоящее время руководство Украины работает над расторжением или пересмотром целого ряда двусторонних документов с Россией. Между тем, всегда необходимо помнить, что отношения между любыми государствами определяются не только формальными соглашениями и международными актами, но и неформальными факторами.

Сегодня – как, впрочем, и вчера – даже беглый взгляд на отношения России с бывшими союзными республиками показывает: однозначной «дружбы» не бывает, а «вражда» отнюдь не исчезает всего лишь из-за потери власти политиками, которых Кремль объявляет своими врагами.

«Прощание грузинки»

Типичным подтверждением последнего тезиса можно считать Грузию, где в конце ноября состоялись непростые президентские выборы, в ходе которых отношения с Россией традиционно играли немалую роль.

С поверхностной точки зрения, отношения Тбилиси и Москвы испортились после прихода к власти команды Михаила Саакашвили вследствие «Революции роз» 2003 года, достигли «дна» в ходе российско-грузинской войны 2008-го, и начали улучшаться после ухода Саакашвили с поста президента в ноябре 2013-го. Но любая реальность сложнее любой пропаганды.

Российско-грузинские отношения были непростыми и при Эдуарде Шеварднадзе, который возглавлял страну с 1995 до 2003 г. В частности, Москва не раз обвиняла грузинские власти в поддержке чеченского сепаратизма, и в 2001 году российская авиация даже позволяла себе бомбить находящееся на формально грузинской территории Кодорское ущелье, где, якобы с молчаливого благословения Тбилиси, скрывались чеченские боевики.

С другой стороны, «гибридная война» России против Грузии, как и впоследствии против Украины, началась задолго до перехода в «горячую» фазу. После распада СССР на территории Грузии оставались 20 тысяч российских военных. В середине 2005 года «режим Саакашвили» добился от Москвы соглашения об их выводе, которого никак не удавалось добиться «режиму Шеварднадзе». В Кремле согласились, но наказать грузин за «своеволие» решили жестко.

В 2006 РФ заблокировала важный для грузинской экономики импорт вин, цитрусовых и минеральной воды. Кроме того, в России прошла волна задержаний и депортаций грузинских граждан за нарушения миграционного законодательства. Вовсю работали и рупоры информационной войны.

Говорить о кардинальном улучшении российско-грузинских отношений не приходится по сей день. Широким массам украинцев может быть неизвестно, что дипломатические отношения между Москвой и Тбилиси, разорванные в ходе войны 2008 года, не восстановлены до сих пор. И не случайно победившая на нынешних президентских выборах Саломе Зурабишвили в первом же интервью зарубежному СМИ постаралась отделаться от ярлыка «пророссийского» политика.

«С учетом того, что происходит на линии оккупации… того, как Россия сейчас ведет себя относительно Украины, не думаю, что все это означает, что мы можем прямо сейчас перейти к сотрудничеству», - заявила г-жа Зурабишвили Би-Би-Си. И это понятно. Многие грузины склонны винить Саакашвили в окончательной утрате Абхазии и Южной Осетии – но от этого не склонны прощать России вооруженное вмешательство в конфликт с этими непризнанными образованиями.

Иными словами, логика истории и соотношение сил играют куда большую роль, чем личности правителей или операции «мировой закулисы».

Армянский гамбит

А вот какова ситуация в другой кавказской стране – Армении, где тоже на днях прошли судьбоносные выборы. 9 декабря армяне впервые голосовали на внеочередных выборах в Национальное собрание – армянский парламент.

Этим выборам предшествовал период серьезных потрясений в политической жизни страны. Весной текущего года на улицы Еревана вышли массы манифестантов, недовольных правлением Сержа Саргсяна, который стал президентом еще в 2008 году под аккомпанемент обвинений в фальсификации результатов выборов. Тогда уличные протесты в Ереване разогнали силовики и военные, причем погибли девять митингующих.

Под занавес второго президентского срока Саргсян провел через Нацсобрание реформу конституции Армении, превратив ее в парламентско-президентскую республику. А далее парламент, большинство в котором удерживала Республиканская партия Саргсяна, утвердил главой правительства именно его.

Одним из лидеров вспыхнувших заново протестов был журналист и активист Никол Пашинян, еще с 2008 года боровшийся с властью Саргсяна – в частности, при активной поддержке армянской диаспоры в США. В отличие от ситуации десятилетней давности, в 2018 году протесты победили, а Пашинян стал и. о. премьер-министра.

Однако парламент оставался под контролем «старых» политиков. Внеочередные парламентские выборы назначили на декабрь. И вот теперь блок Пашиняна «Наш шаг» получил 70 % голосов, тогда как «республиканцы» вообще не преодолели избирательный барьер.

Находясь в оппозиции, политик не раз выступал с критикой невыгодных Армении проявлений «дружбы» с Россией. В частности, это касалось засилья российских монополий на армянском энергетическом и других рынках. Еще одна проблемная точка – военное присутствие РФ. Пашинян-оппозиционер заявлял даже о готовности рассмотреть вопрос выхода Армении из Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это, разумеется, не радовало Кремль, который и без того крайне отрицательно относится к «цветным революциям» в сопредельных странах, особенно если в их результате к власти приходят политики со связями в США.

Тем не менее, Пашиняна «врагом» никто не назвал. Более того, Путин встречался с Пашиняном в Москве уже через несколько дней после победы весенних армянских протестов, в сентябре состоялась еще одна встреча, а в новом году ожидается визит российского президента в Армению. Интереснейший факт: когда в конце апреля российский политический обозреватель Михаил Леонтьев, известный своей шовинистической позицией (из-за которой ему запрещали въезд в Украину при президентстве Виктора Ющенко), нелицеприятно высказался об армянском протесте, его одернул сам путинский пресс-секретарь Песков.

Но и сам молодой армянский политик (Пашиняну 42 года) после прихода к власти сильно смягчил риторику в адрес РФ. Причины просты. Во-первых, экономические связи Армении с Россией не только очень сильны, но и безальтернативны по многим параметрам. Во-вторых, уже без малого тридцать лет продолжается конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, и Россия является единственной поддержкой Еревана в противостоянии с более сильным противником.

При этом некоторые шаги нового армянского лидера все же вызывают раздражение Москвы. Так, по обвинению в подавлении протестов 2008 года за решеткой уже находятся позапрошлый президент Армении Роберт Кочарян и тогдашний глава Ереванского гарнизона Юрий Хачатуров. Последний, между прочим, на момент ареста был генсеком упомянутой выше ОДКБ… Болезненно в Кремле воспринимают и обещания нынешних армянских властей судить экс-президента Саргсяна.

В итоге Пашиняну придется лавировать между стремлением собственного народа к справедливости, как понимает ее сам народ – и российской «дружбой», как понимает ее Кремль.

Интересы важнее «духовных скреп»

Два приведенных выше примера могут выглядеть слишком различными. Армения нуждается в поддержке России против Азербайджана, тогда как Грузии соседи не угрожают (в отличие от ситуации 225-летней давности, когда грузинские цари просились под российский протекторат). Наоборот, в Грузии Россия поддерживает как раз сепаратистов.

Но в том-то и дело, что Москва во всех случаях исходит из собственных интересов. Что в общем-то естественно, но слишком уж опирается на Великий Русский Миф о западной угрозе.

В подтверждение можно привести еще два примера: непризнанную Абхазию и признанный, но незаметный в мировой политике Туркменистан.

Абхазию Россия поддерживала з самого начала вооруженного конфликта с Грузией в 1993 году. Тем удивительнее может быть узнать украинскому читателю, что 14 лет назад, практически в те же дни, когда Киев был охвачен «Оранжевой революцией», Россия заблокировала транспортное сообщение с «братской» республикой и запретила импорт оттуда (а продажа тех же цитрусовых в РФ для Абхазии всегда была более важна, чем даже для Грузии).

Причина была проста: в ходе «президентских выборов» 2004 года кандидат Рауль Хаджимба, на которого поставил Кремль, и которого поддерживал тогдашний абхазский лидер Владислав Ардзинба, не смог одолеть альтернативного кандидата Сергея Багапша.

Противостояние вылилось на улицы, не обошлось и без стрельбы. В итоге Россия «разрулила» ситуацию, которую во многом сама же и создала: на перевыборы два оппонента пошли вместе, и Хаджимба стал вице-президентом при президенте Багапше.

С 2014 года Абхазией руководит Рауль Хаджимба. При этом политика Абхазии – в частности, по отношению к России и Грузии – за все это время никак не изменялась. И не могла измениться, учитывая, что все абхазские «президенты» всегда были ярыми потивниками Тбилиси и, соответственно, хранили всяческую верность Москве. Но в далеком уже 2004-м это не мешало российской пропаганде практически прямо называть Багапша… агентом Грузии!

А все потому, что вопрос был не в пророссийскости кандидатов – пророссийскими были оба. Вопрос был в том, что личность главы Абхазии, по мнению российского руководства, должна была зависеть от Кремля, а уж потом – от голосов абхазов.

Зато никакой «гибридной войны» никогда не случалось между Россией и Туркменистаном. А между тем, причины для нее могли бы быть: ведь в Туркменистане под государственный пресс попали не просто православие или русский язык, а собственно русские, которых на момент распада СССР там оставалось около 9 % населения.

Сапармурат Ниязов, фактически правивший республикой еще с 1985 года и до своей смерти в 2006 году, установил в стране культ своей личности, опиравшийся на идею исключительности туркменской нации, выраженную в его же книге «Рухнама». Пожизненный президент Туркменистана с титулом «Туркменбаши», то есть «Отец всех туркмен», успешно исключил русских практически из всех сфер государственной жизни, а русские язык и культуру – из общественной жизни.

К началу ХХІ века в республике осталась одна-единственная русская школа и одна-единственная русскоязычная газета с говорящим названием «Нейтральный Туркменистан». В 2003 году страна в одностороннем порядке вышла из договора о двойном гражданстве с РФ. Результатом стала массовая эмиграция оставшихся русских: ведь принятые ранее туркменские законы запрещали негражданам владеть любой недвижимостью. Фактически тех, кто желал остаться русским в Туркменистане, банально лишили отцовских домов.

Но мир не услышал по этому поводу ничего такого, что слышал и слышит о якобы притеснениях русских и русскоязычных жителей Прибалтики или Украины. И причины этого ясны: в Туркменистане Россию интересовал и интересует исключительно газ. С тех пор, как «Газпром» в 2005 году взял под контроль экспорт туркменского газа в Европу, цели Москвы в этой республике были достигнуты. Такие «мелочи», как права соплеменников, в эти цели, очевидно, не входили…

О сложностях «дружбы» с Россией можно написать еще не одну статью. Чего стоят хотя бы мало известные нашей (и мировой) аудитории политические хитросплетения в Узбекистане, Таджикистане и Киргизстане, или перипетии вокруг «Союзного государства РФ и Белоруссии», сводящиеся к постоянному торгу белорусского президента Александра Лукашенко за экономические преференции в обмен на геополитическую и военную лояльность.

Резюмируя, можно сказать, что корень всех неурядиц лежит в органической неспособности России избавиться от комплекса «старшего брата» по отношению к бывшим союзным республикам. Украине, которая еще во времена СССР считалась второй из них по своему значению, необходимо постоянно иметь это в виду. Ведь в исторической перспективе этот факт не зависит от состава Верховной Рады или личности украинского президента, какая бы фамилия у него (или у нее) ни была.

Realist.online

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація