«Опять приперлись, журналюги хреновы»

В августе 2014 года я по служебным делам мотался по освобожденным городам Донбасса. С группой коллег-журналистов мы побывали в Славянске, Красном Лимане, Краматорске, Святогорске и других городах Донецкой области. В Славянске, само – собой, всех повезли к печально известной разрушенной пятиэтажке на Бульварной улице. Забегая вперед, скажу, что да, дом отремонтирован, и пострадавшие жильцы опять заняли свои (теперь уже пустые) квартиры. Но события того летнего дня четко врезались в мою память.

Группа наша была довольно большая, порядка 30-ти человек. Одних только операторов около десятка. Увидав нашу шумную делегацию, местные жители начали кучковаться возле разрушенного подъезда, и встреча, мягко говоря, началась совсем не с хлебосольных приветствий. Не особо стесняясь в выражениях, собравшиеся громко озвучивали свое мнение по поводу нашего приезда.

«Х*ле вы опять приперлись, журналюги хреновы. Кого тут только не было, и немцы, и голландцы, и БиБиСи и отсоси. Только толку никакого. И нехрен в меня тут микрофоном тыкать, все вы куплены, валите ото в свой автобус, пока стекла вам не побили», — выразительно жестикулируя рукой в нашу сторону кричала какая-то пенсионерка.


Благо, с нами был представитель мэрии Славянска, и дабы «сохранить лицо», принял словесный удар на себя. Он говорил про спецкомиссию по ликвидации, про отсутствие финансирования и о непременном светлом будущем за ближайшим горизонтом, но возмущение собравшихся было не унять. К этому времени собралась довольно приличная агрессивно настроенная толпа.

«Пока же оставшиеся без крова могут занять комнаты в общежитиях и переселиться в так называемое «выморочное имущество» — квартиры и дома, оставшиеся после смерти жильцов», — вещал вспотевший чиновник.

Я присел на лавочку возле подъезда, и устало наблюдал за словесными баталиями между пострадавшими жителями и коллегами. Тут же под жаркими летними лучами мирно дремал огромный кот. Он глянул на меня традиционно одноглазым кошачьим сонным взглядом, затем сладко зевнул, оскалив пасть, и грациозно потянулся.

«Есть че?» — явно читалось на его довольной кошачьей морде. Я не был готов к романтическому поеданию колбасы при свидетелях, и виновато почухал кота за ухом. При всем при этом градус страстей возле подъезда стремительно накалялся. Уставшие от бесконечных обещаний, лишившиеся крова люди громко выражали свое недовольство. Диалог вот-вот грозил перейти в конфликт, и только профессионализм моих коллег спас ситуацию.

Терпеливо выждав, пока собравшиеся выпустят пар, они завели неспешный душевный разговор. Жители дома успокоились, и начали с грустью, но уже спокойно, рассказывать о своих проблемах.И даже самая крикливая пенсионерка вошла в привычный образ милой бабушки и без истеричных ноток начала рассказывать на камеру, как сложилась ситуация на сегодняшний день.

«Силами активистов нашего дома была создана инициативная группа. Им поручено донести наши требования к руководству города и области. Мы подключили общественников, народных депутатов, но вопрос пока висит в воздухе. Все только обещают, никаких реальных действий не предпринимается. Нам попросту негде жить, квартиры и вещи уничтожены. У нас дети, пожилые соседи, больные родственники. Мы в очередной раз хотим через вас, представителей СМИ, обратить внимание на наши проблемы», — рассказывала жительница пострадавшего подъезда.

Как выяснилось, основная проблема состоит в том, что дом кооперативный, и соответственно, все квартиры являются частной собственностью.

Мы выстояли, мы победили…

«Мы открыли специальный благотворительный счет, ищем инвесторов, в том числе и заграничных. Затем будет объявлен открытый тендер среди подрядчиков. Движение средств будет отражено на сайте мэрии», — рисовал радужные перспективы сотрудник мэрии.

«Мы выстояли, мы победили, Славянск — это Украина», — пытался он на торжественной ноте подытожить свое выступление, по крики негодования затмили его пафосную речь. Собравшиеся были на сто процентов уверены, что деньги традиционно уйдут на «откаты» и «распилы», о чем прямо и заявляли. Шум все нарастал, и чиновник спешно ретировался на большом красивом автомобиле.

— Слышь, парень, а ты из какого дома?

Я сделал невнятный жест рукой в сторону ближайших хрущевок.

— А, так ты сосед. Ну ладно, я уж думала приехал поглазеть, — продолжила диалог какая-то бабуля.

«Нет, ну ты же понимаешь, что толку ноль от всех этих комиссий и журналистов. Пока Украина не признает, что в дом пальнули ВСУ-шники, никто ничего тут строить не будет. Все валят на ополченцев, но мы то знаем, откуда «прилетело» и кто там стоял. Это с Никольского «прилетело». Я сама там ходила, видела все. Пацанчики молодые совсем, растерянные. Или по пьяне стреляли или снаряд бракованный попался. Нам-то теперь какая разница. Живем на развалинах. Если бы не кот, была бы я уже на кладбище», — эмоционально рассказывала моя случайная собеседница.

Как оказалось, на лавочке возлежал старый кот этой бабули, с которым она прожила много лет в одной квартире. В тот трагический день, почуяв неладное, домашний любимец забился в ванную и стал истошно там орать. Хозяйка решила, что животинка страдает от жажды, и тоже поплелась в ванную комнату.

«И как только зашла, дверь за мной – хлоп! Шум, грохот. Звук такой, как с грузовика кирпичи высыпают. Я испугалась, не поняла сначала. Думала, что балкон у соседей обвалился. Дверь снаружи подперло, еле открыла. Вся квартира в обломках и пыль такая, белая, как мука. Схватила полотенце, кота замотала, себе халат на голову, так на улицу и выскочили. А там уже сосед наш стоит, весь белый с головы до ног. Говорит, еп вашу маму, у меня же там плазма в кредит, кастрюля борща и ноль пять в морозилке лежит. А у меня самой балкон только после ремонта», — продолжала свой рассказ жительница пострадавшей квартиры.


Послушать ее историю собралась уже целая группа моих коллег. Микрофоны и камеры прицелились в одну точку, снимая кота и бабушку, и я решил выпасть из кадра. Отодвинулся подальше, и тут вижу какого-то странного типочка в спортивных штанах, но в белой рубашке и с дорогой кожаной папкой под мышкой. Он спокойно курил, оглядывая все собравшихся суровым командирским взглядом, и казалось, что даже кончик его сигареты явно отдает приказы невидимым помощникам.

Бабульку окончательно понесло в дебри, и она за малым без матюков крыла нерадивых криворуких солдат ВСУ и их ближайших родственников. Перепуганные соседи, выразительно вращая глазами в сторону курящего «спортсмена» с папкой, громко шикая, всячески пытались заткнуть фонтан красноречия своей неугомонной сожительницы и сменить тему разговора.

«Да не слушайте ее, это все диверсия, это все Стрелков. Он лично приказал своим боевикам устроить взрыв, а потом наш дом по всем российским каналам показывали, — пыталась переубедить нас женщина с АТБ-шными пакетами, — враки это все».

Первая попиариться на перспективных развалинах примчала Наталья Королевская, теперь уже бывший министр социальной политики. Восстановление разрушенных домов входило в компетенцию ее министерства, и она щедро раздавала обещания о скором восстановлении многострадальной пятиэтажки. К слову сказать, в городе ее встретили не самыми лестными здравицами. Горожане были явно не рады ее визиту, и кортеж дорогих автомобилей с майонезной королевой долго петлял по улицам города. Скорее всего, Королевская ждала, когда специально обученные люди приведут специально подготовленных бабушек для красивой телевизионной картинки.

Предварительно на растерзание негодующей толпе были отданы депутат Наталья Веселова и заместитель городского головы Андрей Белозеров. Вся волна негативной энергии обрушилась именно на их неповинные головы.

Верх цинизма

Позже Наталья Веселова писала об этом инциденте на своей странице в Facebook:

«Не могу молчать. Сегодня вернулась из Славянска. То мероприятие, которое проходило вчера в моем родном городе – это верх цинизма. Проблемы людей использовали для решения кадровых вопросов.

Предварительно согласованный с ГАИ и Службой безопасности маршрут поездок комитета по городу начал хаотично меняться, дабы избежать встречи Натальи Юрьевны с возмущенной громадой Славянска. Хотя, безуспешно. Они сопровождали ее выступления и в актовом зале санатория «Славянский» гимном Украины и скандированием требований открытой встречи с Юрием Солодом – депутатом Верховной Рады, избранного от Славянска, и с Натальей Королевской, о посещениях которой горожане всегда узнают только постфактум из местных газет».

В конце концов, Королевская все же приехала к данному зданию под присмотром центральных ТV-каналов, не оставив возможности активистам города нормально, без камер, пообщаться с ней тет-а-тет.

Не упустил случая поторговать лицом на Бульварной и «кулявлобный» экс-премьер Сеня. Он резво бегал вдоль разрушенного подъезда, выдавая короткие бестолковые тезисы в духе Остапа Бендера, затем долго жал руку местной активистке, и так же резво ускакал в неизвестном направлении. Спустя время «рукопожатая» бырышня с грустью рассказывала, что она так и ходит с пустой протянутой рукой, которой коснулся перст экс-премьера, по бесконечным бюрократическим инстанциям.


Как говорится, беда не приходит одна, и те немногочисленные уцелевшие пожитки в разрушенных квартирах стали лакомым куском для местных грабителей. Выдавая себя за строителей, предприимчивые воры выносили все, до чего дотягивались их грязные руки. Первой тревогу забила местная жительница, которая после очередного визита в поврежденную квартиру обнаружила пропажу бытовой техники. Она обратилась к правоохранителям, те взяли в подмогу бойцов ВСУ, и общими усилиями воры были пойманы «на горячем».

Прошло более года, но дом так и не начали восстанавливать. В то же время, власти «молодой республики» бодро рапортовали о строительных успехах. Грех цитировать «ту» сторону баррикады, но только они могли озвучить такую статистику.

«На территории «Донецкой Народной Республики» с начала боевых действий повреждено 17 803 частных и 4 233 многоквартирных жилых дома. Не подлежат восстановлению 1 793 частных дома и 60 многоэтажек. Взамен полностью разрушенных власти «республики» возвели 118 жилых строений частного сектора и один многоэтажный дом. Отремонтировано 2 596 частных и 825 многоквартирных домов», — сообщили в пресс-службе «Министерства строительства и ЖКХ ДНР».

Вопрос же восстановления одного подъезда хрущевки украинские бюрократы умудрились растянуть на два долгих года. Видимо, пристальное внимание активистов и представителей СМИ долго не давали возможности провести традиционный «откат» на проведении восстановительных работ.

В конце концов, деньги на ремонт разрушенных квартир (а это не много немало 4 миллиона гривен), были выделены из областного бюджета. И вот спустя почти два года, в конце января 2016, самый печально известный дом в Славянске, который пострадал от снаряда летом 2014 года, наконец, был восстановлен. На открытии восстановленного дома лично присутствовал председатель военно-гражданской администрации Донецкой области Павел Жебривский. На неудобный вопрос журналиста о том, как же частное жилье было отремонтировано на государственные деньги, Жебривский путано ответил, что «у нас есть специальная схема» и «мы что-нибудь придумаем».

Вот так и живем мы в стране, где патриоты отдают свои жизни, а тем временем чиновники разрабатывают «специальные схемы» и «чего- то там думают».

Но думают, судя по всему, только в свою пользу…

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація