site.ua
член клубу

А помните как все три месяца Майдана в соцсетях и в российских СМИ активно разгонялись (в том числе и крымчанами) разнообразные сюжеты о жестоких разгонах демонстраций в Азии и Европе? Мол, нечего преувеличивать и возмущаться по поводу избиения ваших студентов – видите, вот где бьют, так бьют! И потому признавайтесь, подлые слуги Госдепа, что ваш повод для Майдана- надуманный и искусственный!.. Конечно, поражало это задорное рвение - что россиян, что примкнувших к ним крымчан – доказать,что вот «с нами, простыми людьми и с нашими детьми можно и нужно так обращаться, ничего тут страшного нет».

А вот, например, последнее видео из Алушты (где на набережной местные полицейские молча и деловито разогнали бабушек и дедушек, собравшихся на встречу с депутатом, а самого депутата и других активистов забросили в машину, предварительно поелозив по асфальту) нынче вызвало оживленные комментарии уже на терені Украины. Теперь - под угрюмое молчание крымчан. Почему-то.

Многих, правда, на видео озадачило, что встревоженное ментами кудахтанье возмущенных протестанток вдруг переросло в стройное скандирование «бандеровцы! бандеровцы!». Ну так это мы ж еще не знаем,что будет в день нашего возвращения в Крым. Не исключено, что где-то на въезде в Алушту, а может даже еще ближе - прямо на перешейке – украинскую делегацию будет старательно выглядывать край дороги ну чисто тобі украинский парубок,без «пинжака» уже, конечно, но в новенькой вышиванке, с караваем, а может даже и с духм'яною паляницею в руках:

- А мы вас тут так звали, так звали… А вы не слышали, не?

- Да! И «Ганьба» кричали оккупантам! – тряхнет блеклыми буклями из-за спины «парубка» одна из участниц алуштинского сражения.

В этом плане примечательно другое видео, двухлетней давности – о самом первом крымском митинге уже в «родной гавани».

Собственно, там первой пары минут достаточно, чтобы понять основной лейтмотив -севастопольские пенсионеры, как заклинание, повторяют прибывшему их разгонять полицейскому, откомандированному из Москвы – «у нас переходный период! у нас переходный период!», что означало - до 1 января 15-го года они имеют право жить по украинскому законодательству, а именно – свободно выходить на митинги. Ну то есть - «Домой в Россию! Нет – киевскому фашизму! Россия своих не бросает!» - это само собой, это безусловно, только – секундочку: хоть до конца годика мы еще поживем по украинским, по фашистским законам, ага?

Еще подумал: а знаешь ли ты, дядя, речитативом повторяющий это свое «переходный период», что после 1 января – тебя новая родина, если шо, понесет в автозак вперед головою?

Хотя я ошибся все-таки – в Алуште понесли не в автозак, а в обыкновенную милицейскую «Газель», и вперед не головой, а ногами. Просто побросали в машину всех по очереди, как мешки с картошкой. Даже вспомнилось как в спиче по поводу захвата полуострова Путин мощно задвинул: «в 54-м Крым передали Украине как мешок картошки». Ну вот, похоже, уже начали загружать мешки с картошкой – назад, в Россию.

Мы ж там не были, может и вправду из-за тонких стенок «Газели», несущейся в алуштинскую кутузку, неслось тихое, но проникновенное:

- Родина…Еду я на родину….

Но самое интересное, что тот севастопольский активист был прав: для них ведь и правда начинался переходный период. Только не до 1 января, а значительно дольше, и совсем не тот, что он имел в виду - начинался их переход в «родную гавань», в которой запрещено: митинги, пикеты, любой протест, любое несогласие с властями, прямой эфир на телевидении. Зато разрешены: коррупция власти, послушные той же власти суды, беспредел и безнаказанность чиновников и силовых органов, ну и по мелочам, применительно к местному ландшафту - перекрытие, например, бесплатного выхода к морю, уничтожение малого и среднего бизнеса и прочее. В общем, переход к полицейскому государству.

Вот только этот переходный период содержит один деликатный, но, увы, обязательный ключевой момент. Знаете, вот когда некая гопота пересекает дорогу компании из нормальных людей, ну там с целью ограбить или какую еще шкоду сделать, то первым делом определяет самого активного оппонента, с одной-единственной целью - зарядить ему в табло. Чтоб остальные лишних вопросов не задавали. Так вот этот ключевой момент наступил теперь и для Крыма – сейчас в табло прилетело не только депутату и нескольким кинувшимся ему на помощь наивным юношам, это прилетело в табло всему хоть с чем-то несогласному электорату «крымнаша», который через два года после «возвращения на родину» начал задумываться словами одного сельского шпингалета: «Шось тут, дядьку, вже не те... Шось ви, дядьку, трендитЕ (допустим, так)». Прилетело опять же с исключительно благородной целью: чтобы остальному населению переход в «русский мир» давался впредь легко и беззаботно, без душевных терзаний.

Вот и алуштинский депутат, так же как и севастопольские пенсионеры, начинал общение с милицией таким себе кандибобером, даже с какой-то радости (но, похоже, все-таки с перепугу) мгновенно взял на вооружение «бандеровский» лозунг «Милиция – с народом!», однако «переходный период», как выяснилось, уже в самом разгаре, и потому заканчивал он общение с электоратом срывающимся в крик голосом из глубины милицейской «Газели»: «Меня здесь бьют и телефон отобрали!». И, будем откровенны, на сей раз это звучало гораздо убедительнее, чем на всплывших сейчас из недр ютуба кадрах, где этот же персонаж взахлеб рассказывал московской студии о зверствах хунты в Киеве. И где благодарил Россию за спасение от украинцев. Согласитесь, в московском эфире не было того напора и такой подкупающей экспрессии, как сейчас. Хотя, наверное, станешь в любом случае убедительным, если тебя сшибают на пол и вбивают ботинками под сидушку, как он сам же потом и рассказал, выйдя из каталажки и демонстрируя на камеру остатки (опять же по его словам) «пинжака». Да еще и в промежность, оказывается, метили.

По правде сказать, подобные истошные вопли неосознанно вызывают желание броситься на помощь человеку, попавшему в беду, но если бы я, например, оказался каким-то чудом в той «Газели», то, наверное, не стал бы останавливать милиционеров, добросовестно выполняющих свой долг перед Россией и с упоением буцающих активиста, а, скорее, склонился бы под сидушку к «депутату» и, пока Родина пинает его в район промежности, тихонько бы спросил:

- А разве не из-за этого поднялась Украина, неуважаемый? Против путинской модели скотского отношения к народу, курс на которую на всех парах держал Янукович, и которого не остановили ни Врадиевка, ни первый миллион вышедших на Майдан? А вы в это время туалетную бумагу «Беркуту» отправляли, помнишь? Что, развесили уши перед своим Телевизором и с радостью поверили в фашистов с карателями, особенно когда вам махнули перед носом российскими зарплатами и пенсиями?

- А мы ведь не только и не столько право на митинг и свободу слова отстаивали - мы вышли против государства, строящегося по путинскому образцу. В которое вы в 14-м году прямиком и ломанулись - с радостными визгами, с фейерверками на площадях и с триколорами, помнишь? Зато теперь у нас есть прекрасная возможность увидеть, от чего мы ушли.

- И да, теперь мы постепенно закрываем те вопросы, которые у нас накопились к власти еще до той ночи, когда та власть приперлась на Майдан с йолкой и дубинками. Да - медленно, да - с трудом, но создаем новую страну. В которой можно будет жить.

- А вы в это время - до сих пор предвкушаете манну небесную с Большой Родины и тихонько радуетесь, когда власть прессует крымских татар да дарите друг другу «сталинтинки» на день влюбленных - вы серьезно думали, что маховик полицейского, насквозь лживого государства остановится на крымских татарах?

Понятное дело, Крым вернется не столько в результате их прозрения, сколько вследствие совершенно объективного процесса – уже ведь ясно, что Крым для Кремля все больше превращается в чемодан без ручки, который мало того,что сам по себе становится все тяжелее и неудобнее, так еще и пинают за него все кому не лень. И потому рано или поздно «родная гавань» мягко, но настойчиво сама вытолкает в спину Крым из своих вод и облегченно вздохнет. Что будет для нее еще не самым худшим вариантом по сравнению с возможным штормом в этих самых водах, от которого, при первой же возможности будут улепетывать все, испуганно задрав якоря.

Но вот этот их переходный период – к «русскому миру», чтобы там получить по щам и пусть не сразу, но задуматься – может быть для нас не столько увлекательным зрелищем, сколько весьма полезным процессом, тем более что он уже, похоже, стартовал.

Ведь все в мире развивается по своим, устоявшимся, законам. Приняв Крым к себе с 9 хлебными магазинами и высыхающими после депортации крымских татар степями, работящая Украина не могла его не превратить в цветущий сад, в который, естественно, тут же потянулись на ПМЖ отставники и прочий люд со всего Союза, в первую очередь из России.

А через несколько десятков лет, сытно отъевшись и оглянувшись на цветущие сады и виноградники, капитально и красиво отстроенный ЮБК, устроенную и уютную жизнь на полуострове, настоящий россиянин не мог не хлопнуть себя ладонью по лбу:

- Мать чесна, так это ж исконно русская земля!

И при первой же возможности отобрать ее, под ликующие митинги «Крымнаш!» по всей России, в которой до сих пор каждый пятый житель живет в деревянном доме, каждое шестое домохозяйство – не имеет туалета в доме и вообще газифицировано чуть более половины жилья.

Правда, потом оказалось, что вода, свет, а также настоящее (и потому, естественно, вкусное) молоко, сметана, сыр и масло, хорошее мясо и даже хорошее пиво – увы, не «наше» и забрать с собой как-то не получается. И чудом еще попадающие на прилавки крымских магазинов продукты от «бандеровцев» улетают сегодня моментально и втридорога (а заодно и местные подделки под украинские бренды, кстати).

Как обычно,отобрав чужие земли, Москва толком не знает,что с ними делать, как и с со всей своей огромной территорией. Ну там, что можно отобрать, - конечно, отобрали, что можно попилить – попилили или еще попилят, военные базы, где надо, начали строить, а все оставшееся – как и на остальных просторах матушки-Рассеи – бросили на полдороге. Что? Народ ропщет, гадюшники на набережной ему не нравятся? Ну так, как и на остальных просторах той же матушки – в табло.

Помните, на заре «крымской весны» мы недоумевали, наблюдая за массовым помешательством в Крыму и повторяли ставшей расхожей фразу «как будто над полуостровом побрызгали чем-то»? И ломали голову, что такого надо сделать, чтобы они очнулись?

Так вот – уже ничего не надо. Потому что там уже заработал путинский «таблоид», очень эффективный агрегат, который сделает за нас основную работу по деватизации местного населения. И может даже действительно заставит их Родину любить – ту Родину, которую они предали.

Заодно и нам сэкономит время на их отрезвление – после возвращения Крыма. И потому, возможно, не такая уж это и шутка, что на перешейке украинцев будут встречать те, кто два года назад носился по Крыму в поисках правосеков и бандеровцев – но теперь уже с прическами под «оселедець».

Только, по большому счету, на фиг надо нам их встречания. Потому что в Крыму осталось еще много украинцев – независимо от национальности, тех, кто до сих пор отходит от безумия «крымской весны», кому больно смотреть на происходящие там моральное и физическое запустение и вырождение, больно слушать в стократ участившийся пьяный русский мат на крымских улицах, кому болят искореженные танками и БТРами заповедники в предгорьях, превратившиеся оккупантами в военные полигоны, распадающиеся дороги на трассах, простаивающее благодатное и доброе море. И таких намного больше, чем нам кажется. И да, там остались украинские дети – и тех, кого мы называем ватниками, и тех, кого называем патриотами. А мы еще два года назад не хотели чтобы наших детей – били дубинками.

Тут все массово и дружно пожелали обращенным в «русский мир» - «хорошего настроения и здоровья, держитесь там и т.д.» А давайте пожелаем нашим, и тем, кто остался там, и тем, кто вынужденно оставил родной дом и перебрался на материк:

- Тримайтесь тут. Все буде добре.

Жаль, по крымскотатарски не знаю.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація