Для тех кому не хочется читать , для прослушивания и просмотра в самом низу статьи есть видо

В преддверии важных для Украины президентских и парламентских выборов следует напомнить и ещё раз пересмотреть, какие инструменты гибридного влияния использует Кремль для продвижения своих интересов и достижения своих геополитических целей не только в Украине, но и в Европейском Союзе.

Широкая разведывательная деятельность, комбинация разных методов давления и их использование в определённые моменты позволяет Кремлю находить и углублять социально-экономические и политические уязвимости во многих европейских странах. Доказательная база враждебного влияния со стороны Кремлёвского режима против демократических обществ и их свобод растёт каждый день, а поэтому важно систематически поднимать гражданскую осведомлённость об этом. Итак, обо всём по порядку.

1. Украина – полигон, где Россия испытывает орудия и тактику гибридной агрессии, которые затем применяет для дестабилизации ситуации в США и странах ЕС. Приемы, которые использует Россия – это зачастую классические «активные мероприятия» из учебника КГБ.

Информационная пропаганда, киберпровокации, финансовая поддержка пророссийских кандидатов и попытки захвата избирательных участков – таковы основные угрозы российского вмешательства в президентские выборы Украины. Россия вмешивалась в украинские выборы в течение всего периода независимости Украины. Не исключением стал и избирательный цикл 2019 года. Она применяет гибридный сценарий по подрыву доверия населения к власти Украины, находит любые источники социальных разногласий в украинской среде. На проведение специальных мероприятий соответствующими службами (ГУ ГШ, ФСБ и СВР) именно на территории Украины Российской Федерацией выделено дополнительно около 350 000 000 долларов США.

Уже сегодня пропагандистские каналы России посвящают Украине около 60% своего эфирного времени. И каждая его минута – это рассказы о «ужасах» украинской обыденности. Дополнительно кремлевская пропаганда освещается отдельными украинскими СМИ и зарубежными изданиями с четкой пророссийской позицией.

В России серьезно подошли к вопросу украинских выборов. Только там это уже не предвыборные, а полноценно созданы информационно-милитаристские военные штабы (в частности, ГУ ГШ РФ), чьи специалисты прилагают максимум усилий, чтобы «подогреть» украинское общество. Следует ожидать атаки российских хакеров на сайт Центральной избирательной комиссии и на систему передачи информации с участков на серверы ЦИК.

25-35% ботов – это работа Ольгино, созданной под Санкт-Петербургом фабрики троллей, предназначенных для осуществления российской пропаганды в социальных сетях; интернет-изданиях и сопутствующих структурах.

Кремль определяет полезных идиотов из числа тех, кто бездумно воспринимает кремлевские месседжи и продвигает их среди целевой аудитории – население в других странах, которое является объектами для идеологической «обработки». Существует риск применения технологий силового (провокативного) характера, как псевдо-минирование или попытки «титушок» по захвату избирательных участков. Россия будет вбрасывать в информационное пространство Украины тезис о мире любой ценой, однако при этом не будет называться цена и реалистичность таких обещаний.

В Кремле понимают, что, очевидно, не удастся «продвинуть» во второй тур президентских выборов пророссийских кандидатов и потому Москва рассматривает выборы Президента Украины как своеобразную попытку мобилизовать силы накануне выборов в Верховную Раду осенью 2019. Для победы на президентских выборах Кремль уже сейчас инвестирует значительные финансовые, медийные и другие ресурсы с целью создания в Украине влиятельной политической силы. Скорее всего, это будет своеобразная «партия мира», в программе которой будет доминировать болезненная для Украины тема войны.

2. Россия может прибегнуть к дестабилизации ситуации еще до окончания выборов в Украине, чтобы подвергнуть сомнению легитимность новоизбранного Президента.

Используя свою агентурную сеть и СМИ, «деятельность» которых финансируется РФ, Кремль может попытаться сделать так, что выборы или подсчет результатов осуществлялись в таких условиях, когда это даст России основания заявить, что они не прошли демократично, и доказать, что Украина – является примером «failed state». Уже сейчас активно распространяют тезис о невозможности переселенцам из Донбасса принять участие в украинских выборах, как будто Киев игнорирует избирательные права этой категории граждан.

Наличие российских наблюдателей в составе комиссий является реальной угрозой для выборов. Указанные дискредитирующие элементы направлены не на мониторинг избирательного процесса, а на освещении ложной информации. Эти «назначенцы» не имеют никакого опыта участия в избирательном процессе, не знают законодательства принимающей страны и сосредоточены прежде всего на распространении целенаправленной, ложной, порочащей и провокационной информации для российских и международных СМИ.

Режим в Кремле преследует цель создания на востоке Украины управляемого анклава, с перспективой переформатирования его в автономию, для навязывания Украине федеративного устройства. Таким образом кремлевские стратеги рассчитывают поставить крест на выбранном Украины пути к членству в Евросоюзе и НАТО, а также создать условия для ее политического, экономического и культурного захвата. Ситуация, связанная с перехватом Россией украинских кораблей в Керченском проливе и задержке команд судов в ноябре 2018 года, также демонстрирует готовность России осуществлять политическое давление на руководство страны, особенно в ходе избирательной кампании.

3. Еще одним способом России дестабилизировать украинские выборы является создание фейковых страниц областных и районных организаций, политических партий и кандидатов в президенты для распространения недостоверной информации в течение всей кампании.

Такая провокационная технология сработала на выборах в Объединенные территориальные общины (ОТО), когда информация с фейковых страниц повлияла на избирателей и медиа. В частности, Facebook удалил российскую ферму интернет-троллей, которая маскировалась под украинцев. Две обнаруженные операции происходили из России – одна была направлена на жителей Украины, вторая проводилась для воздействия на граждан других стран. Лица, которые стояли за этими учетными записями, преимущественно представлялись украинцами и использовали различные фиктивные учетные записи. В частности, были страницы с названиями «Poltava Today», «Kropyvnytsky Today», «Odesa Today» и другие.

Удаленные страницы охватывали аудиторию численностью около 180 000 пользователей в Facebook и более 55 000 в Instagram. На рекламу аккаунтов тратилось почти $ 50 000, а их активность наблюдалась с января по декабрь 2018 года. 364 страницы происходили из России, скоординировано действовали в странах Балтии, на Кавказе, в Средней Азии, в Восточной и Центральной Европе, а многие запрещенные страницы распространяли протестные настроения против ЕС и НАТО.

4. В ноябре 2013 года на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе Янукович не подписал Соглашение об Ассоциации с ЕС, что вылилось в массовые протесты и поляризацию общества с активным вмешательством Российской Федерации.

Волна массовых протестов в Киеве, которая впоследствии перекинулась на другие города страны получила название «Евромайдан», а позже «Революция Достоинства». Впоследствии, как элемент политики ответа, тогдашняя власть Украины и Россия запустили информационную кампанию и серию проплаченных провластных митингов, называвшихся «Антимайдан». Когда Янукович сбежал из страны в результате обострения конфликта, Россия воспользовалась ситуацией и аннексировала Автономную Республику Крым и инициировала вооруженное противостояние на востоке Украины.

Если «Майдан» был доминирующим поисковым запросом в ноябре 2013 – феврале 2014, то «Антимайдан» имел низкую популярность в этот промежуток времени и получил резкий рост с марта по май 2014 (с пиком в период президентской кампании в Украине), спадом с августа по декабрь 2014 и еще одним резким подъемом в январе-феврале 2015, когда происходила эскалация на Донбассе и проходили Вторые Минские переговоры.

Ещё в 2015 году Facebook и Twitter не были популярными в Украине, а российские «Одноклассники» имели соизмеримую с Facebook аудиторию, «ВКонтакте» были самой популярной среди населения социальной сетью. В четырех из пяти самых популярных страниц «ВКонтакте», которые позиционировали себя как вестники «Антимайдан» и «Новороссии», ощутимо преобладала количество подписчиков из Российской Федерации, а не из Украины. Это свидетельствует о значительной политизации российского общества о событиях в Украине и активное участие России в распространении информации, обсуждении политических процессов в группах, публичных страницах, откуда информацию черпали и граждане Украины.

5. Социальные сети стали инструментами геополитического влияния, которые Россия сполна использовала при аннексии Крыма и развертывании войны на востоке Украины.

Пророссийские страницы «ВКонтакте» создали для населения Донбасса и Крыма образ Украины как чужой страны; Юго-Восточную Украину – как часть великой России; НАТО и ЕС – как главных врагов, действия которых и привели к конфликту. В нарративе, который касался Украины, доминировала тема описания действий украинских военных и украинской власти как «карателей», делая эмоциональный посыл и апеллируя к аллегориям со Великой Отечественной Войной, было призвано углубить ощущения Украины как врага. Второй доминирующей темой было отношение под сомнение Украины как политического образования, через апелляцию к ней «как политического проекта, который провалился». Третьей, преобладающей темой в отношении Украины, была широкая критика тогдашней украинской власти, которая подавалась как «киевская власть», чтобы подчеркнуть различия интересов центра от локальных интересов.

Россия, в свою очередь, создавала противоположный образ «великой державы», которая способна противостоять врагу, который является культурно ближе для Юго-Восточной Украины (суть употребления понятия «Новороссия»), а аннексия Крыма использовалась в качестве основного тому подтверждения и главная «история успеха» в пророссийских нарративах. Для Москвы было крайне важным противопоставление участия России и обрисовке США и НАТО как главных врагов, которые породили вооруженный конфликт и украинцев – как «карателей», которые воплощают волю США как геополитического центра.

Нарратив Европы на пророссийских страницах в социальных сетях является двояким. Объясняется это «успехами» России в налаживании контактов с европейскими крайне правыми и крайними левыми, которые и появлялись в публикациях как «главные герои» и как образ представителей «правильной Европы», за которой будущее.

6. Кремль будет использовать на президентских выборах в Украине религиозный фактор.

Русская православная церковь является последним каналом влияния президента РФ Владимира Путина в Украине, а сегодня РПЦ работает в апокалиптическом тренде – по принципу «последнего боя», она консолидирует в Украине тех, кто настроен за Россию. В той или иной форме церковь (особенно бывшая Украинская Православная Церковь Московского Патриархата) всегда участвовала в политических процессах. И этим активно пользовалась Партия регионов и Янукович – было много жалоб прихожан о том, что во время служб шли прямые указания священников, за кого голосовать.

7. Несмотря на то, что цели по осуществлению Россией антиукраинской подрывной деятельности в странах-членах ЕС и НАТО кажутся подобными, Москва использует различные формы и методы для достижения указанной цели.

Несмотря на то, что антиукраинская политика России, очевидно, является лишь составляющей более широкой системы воздействия, ее общие цели в странах ЕС и НАТО также могут навредить Украине.

Главными целями России в странах ЕС:

1) Подрыв единства Европы в целом и конкретно в контексте санкционной политики против России. Поддержка Россией анти-европейских политических партий, таких как «Лига Севера» в Италии, «Альтернатива для Германии» в ФРГ, «Национальный фронт» и «Непокоренная Франция» во Франции, а также «Золотая заря» в Греции; усилия, направленные на подогрев искусственно созданными Кремлем конфликтов между соседями (Украина — Польша и Венгрия) подрыв доверия между партнерами (например, снижение доверия между ЕС с одной стороны и Польшей, Венгрией и Италией с другой) – все это ослабляет единство и способность к консенсусу внутри ЕС и НАТО, а также снижает вероятность противостояния России объединенным фронтом, создавая вместо этого условия для «разделения и властвования».

2) Дестабилизация ЕС и НАТО. Подрыв демократий в странах-членах ЕС и НАТО заставляет их концентрироваться на собственных внутренних проблемах и наносит вред изнутри, ставя «украинский вопрос» на «второй план».

3) Легитимизация и укрепления авторитета на международной арене. Как через поддержание контактов на высоком уровне (сейчас, к сожалению, среди лидеров европейских стран отсутствует консолидированная позиция по России и некоторые из них продолжают поддерживать близкие отношения с В. Путиным), так и через поддержку авторитарных движений (позволяет России оправдывать собственную авторитарность). Россия пытается не допустить собственной изоляции в важных международных форматах принятия решений.

8. Россия использует очень широкий набор рычагов для влияния на европейские страны – от жестких (скрытые военные угрозы или экономический и энергетический шантаж) до мягких (сеть российских и пророссийских агентов влияния), а также гибридных (влияние через распространение дезинформации в масс медиа и т.д.).

Российские инструменты воздействия можно классифицировать следующим образом:

1) Контакты на высоком уровне. Путин всеми силами пытается поддерживать личные контакты на высшем уровне: с канцлером Германии А. Меркель, премьер-министром Греции А. Ципрас, лидером Венгрии В. Орбаном, премьер-министром Италии Д. Конте и вице-премьер –министром М. Сальвини, а также президентом Франции Э. Макроном. Путину пока еще удается лично продвигать свою политику: например, когда российский лидер пожаловался Меркель о якобы преследования российских журналистов в Украине, канцлер Германии пообещала поднять этот вопрос на встрече с украинским президентом – и сделала это.

2) Деловые и экономические связи. Этот мощный инструмент превращает европейские компании, которые сотрудничают с Россией, в лоббистов продолжения двустороннего сотрудничества. Этот инструментарий лучше работает с теми странами, объем торговли которых с Россией сравнительно высокий (в частности, Франция, Германия и Италия). Однако даже в этих странах Россия занимает 15, 14 и 13 место в структуре их экспорта (1,2%, 2% и 1,8% от общего объема). Но поскольку в абсолютных показателях товарооборот достигает миллиардов евро, то он остается значительным рычагом, который Россия может использовать для давления и шантажа, как произошло, например, в случае контр-санкций по импорту продовольственных товаров из ЕС.

3) Энергетический рычаг. Особым аспектом делового и экономического влияния является энергетический компонент, который Россия использует для эффективного давления на европейские страны. Этот рычаг имеет два измерения: сотрудничество и зависимость. Примеры сотрудничества включают инвестиции в проект «Газпрома» «Nord Stream 2», совместное предприятие по производству СПГ итальянской компании «Saipen» и российского «Новатэка», сотрудничество итальянской «Eni» с «Роснефтью» и др. С другой стороны, зависимость может даже привести к шантажу: Италия получает для внутренних потребностей 20% в нефти и 45% газа из России, что делает ее уязвимой к внезапному «отключению». Третий способ использования энергетического рычага – продвижение к власти определенных политиков. В 2015 году Россия предложила Греции скидку на газ, что позволило бы Афинам облегчить нагрузку на государственный бюджет. В Венгрии Россия помогла поднять рейтинг В. Орбана в 2011 году, позволив правительству выкупить 21,4% акций венгерской нефтяной компании «Mol», которые ранее принадлежали российскому «Сургутнефтегазу».

4) Поддержка пророссийских политиков. Россия последовательно работает с разными политическими силами – от популярных до маргинальных и, в некоторых случаях, способствовала подъему последних до уровня первых. Среди этих политических сил – немецкие «Die Linke» и «AfD», председатель объединенной фракции которой Александр Гаулянд в Бундестаге публично оправдал аннексию Крыма. В Италии «Единая Россия» наладила связи с «Движением пяти звезд» и «Лигой Севера». С последней, она с 2013 года начала официальное сотрудничество, то есть еще тогда, когда эта партия была популярна только среди маргиналов. В 2014 году «Национальный фронт» Франции получил кредит на сумму 11 млн евро от зарегистрированного в Москве «Первого чешского российского банка», а Жан-Мари Ле Пен, основатель «Национального фронта», получила кредит в 2 млн евро от кипрского фонда, который контролирует бывший агент КГБ Юрий Кудимов. В Греции Россия поддерживает ультранационалистическую партию «Золотая заря», которая придерживается явно пророссийских и антиамериканских идей во внешней, экономической и энергетической политике. В Польше Москва опирается на более маргинальные партии и движения, такие как «Kukiz 15», «Национальное движение» и псевдо-партия «Zmiana», а также на отдельных политиков, как депутат Европейского парламента Януш Корвин-Микке. Лидер «Zmiana» получал деньги из России за свою пророссийскую деятельность, а впоследствии был обвинен в шпионаже.

5) Сотрудничество и поддержка ультраправых групп. Ультраправые неправительственные организации и ассоциации являются «естественными» союзниками России, ведь все они поддерживают антиевропейские и антилиберальные идеи. Хотя Россия не обязательно участвует в их создании и инспирирует их деятельность, они эффективно служат интересам Кремля. Такие организации являются особенно полезными в Венгрии и Польше: например, «Венгерский национальный фронт», лидер которого прошел тренировку в России, а также веб-портал «Hídfő», который контролирует ГУ ГШ ВС РФ. В Польше это «Фаланга» и «Лагерь Великой Польши». В частности, «Фаланга» принимала участие в поджоге венгерского культурного центра на Закарпатье – провокации, спланированной, чтобы повредить венгерско-украинские отношения. Члены «Фаланги» и «OWP» посещают оккупированный Донбасс и даже иногда остаются там на длительное время (сборы), а также собирают митинги в Варшаве в поддержку «Новороссии».

6) Дезинформация через средства массовой информации. На сегодняшний день она является самым распространенным оружием России в гибридной войне. Чаще всего используются два инструмента: официальные российские информационные каналы, вроде «RT» и «Спутник», а также альтернативные средства массовой информации – большое количество нишевых праворадикальных сайтов, специализирующихся на теориях заговора в антиевропейском, антиамериканском и антилиберальном контенте.

7) Разведка и шпионаж. Зафиксировано несколько показательных случаев, когда российская разведка вербовала местных жителей и ссылала своих агентов в различные европейские организации. Так, участники «Венгерского национального фронта» проходили обучение на базах ГРУ; в Польше чиновника Министерства энергетики обвинили в шпионаже в пользу России и сборе важной информации. Официальный Берлин неоднократно обвинял Россию в кибератаках на немецкие государственные учреждения, а по словам работников кабинета Э. Макрона, во время президентской кампании во Франции на их серверы была осуществлена от двух до трех тысяч хакерских атак. В Греции российских дипломатов обвинили в попытке подкупа греческих чиновников и духовенства. Похожие случаи были неоднократно замечены и в странах Балтии.

8) Мигранты из стран бывшего СССР. Русскоязычные общины в Западной Европе, где сегодня проживает большое количество бывших советских граждан-эмигрантов (только в Германии их не менее 3 500 000), стали своеобразными «агентами», на которых Россия может положиться для достижения целого ряда различных целей. Во-первых, они являются лояльными потребителями российской пропаганды и могут влиять как на общественный дискурс, так и на голосование в своих общинах. Однако, они иногда берут на себя другие, более сложные роли. Например, медиа-компания «KaRTina TV», которая транслирует российские каналы в Германии и принадлежит приднестровскому олигарху Виктору Гушан, показывала промо-ролики для «AfD» на русском языке, благодаря чему эта партия получила большую поддержку в регионах с большим количеством русскоязычных общин. Некоторые местные жители также принимали участие в различных уличных акциях, например, протесты по поводу «дела Лизы» и протесты, в которых активное участие принимал Олег Музыка, известный благодаря организации подобных пророссийских акций в Одессе весной 2014 года. Россия также использует русскоязычных спикеров из бывшего СССР для продвижения своей концепции «единого народа» через учреждение, официально называющееся «Немецко-Украинский информационно-культурным центром» в Дюссельдорфе, но при этом оно распространяет российскую пропаганду и проводит совместные мероприятия с депутатом от партии «Die Linke» Андреем Гунько – одним из самых активных сторонников России в Бундестаге.

9) Особые случаи. Почти в каждой ситуации существует особый контекст, который позволяет России использовать дополнительные инструменты. В Венгрии и Польше это противоречивый вопрос в двусторонних отношениях с Украиной, как защита языковых прав меньшинств и обращение к исторической памяти. В 2017-2018 годах в Украине удалось предотвратить 17 провокаций против Польши, и во всех случаях прослеживается российский след. В попытке поджога здания венгерской общины в Ужгороде обвинили «Фаланга», что ярко иллюстрирует гибридное вмешательство в отношения между тремя соседними странами.

9. Примеров задач «поражения» российской подрывной деятельности и успешного противодействия уже немало – настолько, что можно говорить о целом явлении устойчивости к российскому вмешательству.

В некоторых странах ЕС подрывная политика России была зафиксирована, прослежена и в определенной степени ограничена. Париж был одним из первых, кто принял соответствующие меры противодействия подрывной политике Кремля. Одной из предпосылок для радикального изменения ситуации в политике Франции стали парламентские выборы, которые состоялись в 2017 году. Большинство французских политиков, преимущественно из партии «Республиканцы», которые имели давние отношения с Россией и при определенных обстоятельствах могли бы ее поддержать, не прошли в парламент. Поэтому политический ландшафт после выборов резко изменился: Кремль потерял около 80% своего влияния в парламенте и треть в Сенате.

1) Масс-медиа и социальные медиа

Кампания против Е. Макрона, организованная российскими масс-медиа во время президентских выборов, больше всего помешала самой России. После многочисленных пропагандистских материалов, которые унижали Макрона, он запретил доступ «RT» и «Спутник» в свой штаб. После избрания его президентом Франции, он осудил «RT» и «Спутник» как «лжецов» и «агентов пропаганды» во время совместной пресс-конференции с В. Путиным.

Также, одним из ярких примеров противостояния российской пропаганде является основанный французской «Le Monde» проект «Decodex», направленный на фактчекинг информации с помощью большой базы данных, позволяет определить недостоверную или манипулятивною информацию.

Успешное противодействие российскому влиянию на СМИ была осуществлена в Германии. Кульминацией российской подрывной деятельности в Германии стало «дело Лизы» — история, связанная с якобы исчезновением в января 2016 года 13-летней девушки по имени Лиза, дочери русских, живущих в Берлине. На фоне антимигрантских настроений выдуманная история об изнасиловании несовершеннолетней девушки мигрантами была создана, чтобы возбудить рядовых немцев на массовые акции, и была явно направлена на ослабление позиций канцлера А. Меркель. План «Лиза» провалился благодаря быстрому расследованию, проведенному правоохранительными органами страны, а также высокопрофессиональной работе средств массовой информации, которые очень осторожно освещали события, не прибегая к истерическим манипуляциям, характерных для российских или «альтернативных» немецких СМИ.

Другие случаи устойчивости государственных учреждений к дезинформации и подрывной деятельности можно найти в Польше, которая блокировала медиа-платформу или отказывала в выдаче лицензий за нарушение законодательства. Например, страница Facebook «Ukrainiec NIE jest moim bratem» («Украинец мне не брат») была заблокирована на месяц из-за разжигание ненависти к украинцам. Другой пример –лишение лицензии местной радиостанции за предоставление эфирного времени российскому государственному пропагандистскому каналу «Спутник».

Среди итальянских СМИ высококачественные объективные материалы распространяются в средствах массовой информации, в частности, в «La Stampa», а также в «La Reppublica» и «Il Corriere della Sera». Так, «La Stampa» опубликовала собственное расследование по использованию учетных записей Twitter в Италии в связи с референдумом 2016 года, на основании которого итальянский суд открыл производство по расследованию внешнего (российского) воздействия.

2) Выдворение дипломатов

Одной из самых распространенных практик борьбы с подрывной деятельностью Кремля является выдворение российских дипломатов, прежде всего тех, кто участвовал в недружественных действиях и угрожал национальной безопасности страны пребывания. Самый известный случай массовой высылке российских дипломатов связан с делом Скрипаля в Великобритании, когда более 150 российских дипломатов были высланы по всему миру в рамках акции солидарности с Лондоном.

Греция сначала решила не высылать ни одного российского дипломата в марте 2018 года, однако, в июле Афины все же выслали двух дипломатов. Греческий министр иностранных дел пояснил, что такие меры греческого правительства были направлены на предотвращение иностранному вмешательству во внутренние дела страны: Греция обвинила российских дипломатов в попытке подкупа греческих государственных служащих и церковных иерархов. Это означает, что высылка дипломатов было скорее мерой, чем демонстративной попыткой разорвать долгосрочные отношения между двумя странами путем осуждения России за вмешательство во внутренние дела, а именно: при попытке сорвать соглашение с Македонией по изменению официального названия последней.

3) Шпионские скандалы

В отличие от Афин, Будапешт выслал одного дипломата в апреле, продемонстрировав солидарность с Лондоном после химической атаки в Солсбери. На самом деле, российский дипломат осуществлял незаконную разведывательную деятельность в Венгрии и поэтому должен был быть выслан в любом случае, но дело Скрипаля стала удобным поводом. В октябре 2016 венгерские власти в рамках официального расследования провела обыск в доме неонациста Иштвана Дьоркоша, который возглавлял праворадикальное милитаризированное крыло «Венгерского национального фронта». Как удалось выяснить венгерским журналистам, представители ГУ ГШ ВС РФ контактировали с Дьоркошем и занимались его военной подготовкой.

Депутат Европейского парламента от Венгрии Бела Ковач работал на российскую разведку. Венгерская прокуратура обвинила его в шпионской деятельности в 2014 году, а Европейский парламент лишил его депутатской неприкосновенности. Ни одна другая страна, несмотря на многочисленные скандалы с российским вмешательством (как, например, в случае американских и французских выборов), не сумела разоблачить политика такого высокого уровня.

Самым успешным мероприятием итальянских правоохранительных органов стало прекращение работы организации, занимавшейся вербовкой итальянцев для участия в боевых действиях на Донбассе. Итальянская полиция разоблачила схему и остановила отправку итальянцев на Донбасс как бойцов незаконных вооруженных формирований. После обращения украинской стороны, прокуратура Генуи открыла производство в связи с незаконным участием итальянцев в вооруженных конфликтах на территории третьих стран.

Также об угрозах российского вмешательства освещалось Польшей, в частности, Агентство внутренней безопасности (АВБ) в 2014 году опубликовало соответствующий доклад, которая разоблачила деятельность российской разведки в Польше и определяла одной из основных задач России – воздействие на общественное мнение в Польше по конфликту в Украине и ухудшение украинско-польских отношений из-за спора по исторической памяти. После начала российской агрессии польская общественность и власть остро отреагировали на действия России, в 2015 году уровень негативного отношения к России среди поляков вырос до 81%, а «Год Польши в России» было отменено. Резонансной операцией АВБ последние годы стало задержание Матеуша Пискорского, лидера псевдопартии «Zmiana», которое получило название «Laundergate». В 2016 г. Пискорский находится под стражей и подозревается в шпионаже в пользу России.

10. Международно-правовые аспекты Российской агрессии в Украине

О международно-правовых аспектах Российской агрессии в Украине на английском языке можно прочитать в книге: Sayapin S., Tsybulenko E. (eds) (2018) «The Use of Force Against Ukraine and International Law: Jus Ad Bellum, Jus In Bello, Jus Post Bellum». T.M.C. Asser Press/Springer, The Hague. www.springer.com/gb/book/9789462652217

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація