Собственно два вопроса у всех: что дальше и на хрена было нужно выносить на голосование, если был и так понятен результат.
Проще всего ответить на второй вопрос. Именно для того и было нужно, чтобы результат был не только "всеми ожидаем", но и состоялся. Таким образом зафиксировано, что при подавляющем большинстве "за" и воздержавшемся Китае РФ не только выступила "против", но и использовала право вето. Как минимум политические последствия этого шага очевидны. Я утверждаю, что это может иметь не только очевидные политические, но при некотором развитии событий правовые последствия. Об этом чуть позже.

Какие же существуют варианты дальнейшего развития события, почему страны-инициаторы еще до голосования заявляли, что трибунал будет создан в любом случае? Теоретически существует четыре варианта дальнейших действий. Во-первых любая из стран-инициаторов, чьи граждане погибли в результате гибели Боинга, имеет право начать судебное рассмотрение этого преступления по собственному национальному законодательству, создание гибридного трибунала. Во-вторых, одна или несколько стран могут передать расследование этого преступления в любой международный трибунал, юрисдикцию которого над собой признает. В-третьих страны могут попытаться протащить вопрос о создании трибунала под юрисдикцией ООН через Генассамблею ООН.
Наименее вероятным мне кажется последний вариант. Дело в том, что многие годы США всячески блокирует попытки создать международный трибунал по действиям Израиля. Такие трибуналы пытались создать если мне не изменяет память четыре или пять раз. В СБ США регулярно использует для всех подобных вопросов право вето (достаточно просто посмотреть перечень резолюций, по которым США применяло право вето), а на Генассамблею не дает разными ходами вынести вопрос о трибунале. Соответственно создание любого трибунала не решением Совбеза, а решением Генассамблие будет крайне опасным для США в этом плане прецедентом и они явно не допустят такого развития событий.
Что касается судебного процесса под любой национальной юрисдикцией, то это с одной стороны самый простой вариант, с другой наименее результативный. Дело в том, что в этом случае истребование доказательств от третьих стран будет проводиться в формате запроса суда, а значит в большинстве стран будет проходить достаточно сложная процедура удовлетворения этого запроса. То же самое касается и исполнения судебного решения. Вообще говоря любая страна (включая РФ) будет иметь возможность заявить, что суд например в Нидерландах нам не указ, мы и сами с усами.
Второй вариант это передача дела в Гаагский трибунал. До конца в вопросе я не разобрался, но предварительное мнение такое. Во-первых по существу вопроса дело полностью подпадает под Статут трибунала и может быть принято к рассмотрению. Даже при предварительном рассмотрении легко будет доказано, что преступление имеет признаки военного преступления, а это прямая юрисдикция Гааги. Во-вторых, (вот тут если я правильно понял) любое государство, признающее юрисдикцию Гаагского трибунала имеет право передать в него дело, которое могло бы рассматривать в своем национальном суде. Чем этот вариант заметно предпочтительнее национального суда в любой стране? Гаагский трибунал по общему мнению (хотя достаточно спорному, тем не менее общепризнанному) является наименее ангажированным. А значит его решение в глазах международного сообщества является намного более авторитетным, чем любой национальной юрисдикции. Кроме того, хотя прямых методов принуждения к исполнению своих решений у него нет, но все государства, признающие его юрисдикцию обязаны исполнять его решения. Это касается и промежуточных решений об истребовании доказательств и выдачи подозреваемых, и приговоров. Соответственно в случае передачи дела в Гаагу у РФ останется по большому счету два варианта: или удовлетворять все запросы трибунала (на что они с очевидностью не пойдут), или продолжать свои действия по непризнанию его решений, а в перспективе и выхода из-под юрисдикции. Второе вообще окажется грандиозным международным скандалом и приведет к взрывному нарастанию международной изоляции. При этом любое вменяемое государство будет иметь не только право, но и обязанность принуждать РФ к исполнению этих решений.
Что такое "гибридный трибунал"? Это некоторая комбинация национального суда в любой из стран, чьи граждане погибли и трибунала под эгидой ООН. На первый взгляд ситуация ничем не отличается просто от создания трибунала под юрисдикцией ООН, все равно нужно согласие или Совбеза, или Генассамблеи. Но здесь для США значительно меньшие риски вынесения вопроса на Генассамблею. Потому что интересующие США трибуналы по Израилю не могут быть созданы под юрисдикцией ни одной страны кроме самого Израиля. Кроме этого решения такого трибунала обладают меньшей силой, чем под юрисдикцией ООН. Считаю этот вариант в чистом виде маловероятным. Но возникает интересная возможность. Насколько я смог разобраться, передача дела в Гаагский трибунал не мешает дополнительно использовать и этот механизм. Причем в этом случае решения Гаагского трибунала будут обязательны не только в силу своего Статута, но и получат дополнительную силу от ООН. А вот препятствовать такому решению у США уж точно нет никаких оснований.

Теперь к обещанному вопросу о юридических последствиях сегодняшнего применения РФ своего права вето в Совбезе. Формально РФ не является стороной, чти интересны может быть затронуто заветированным решением. Инцидент произошел не над территорией РФ, среди погибших отсутствуют граждане РФ, самолет принадлежал не связанной с РФ компании, формальные обвинения в отношении граждан РФ или государства в целом не выдвинуты. Таким образом, этим своим решением РФ продемонстрировало и фактически признало, что данный вопрос является напрямую затрагивающим ее интересы. А это открывает широкое поле для маневра признания РФ стороной конфликта как минимум в отношении расследования по Боингу. Само по себе это решение, если оно будет вынесено, автоматически лишает РФ права принимать в дальнейшем участие в любом голосовании в Совбезе по связанному вопросу, в том числе лишает права вето.

Да, все вышенаписанное является мнением неспециалиста ни в уголовном, ни в международном праве.

P.S. В связи с многочисленными вопросами объясню подробнее. Пункт 3 ст. 27 Устава ООН гласит: "Решения Совета Безопасности по всем другим вопросам считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета, причем сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования при принятии решения на основании Главы VI и на основании пункта 3 статьи 52." Соответственно, признание РФ стороной конфликта (стороной. участвующей в споре) АВТОМАТИЧЕСКИ лишает ее возможности принимать участие в голосовании, а значит и использовать право вето. Именно поэтому я такое внимание уделил возможности признания по результатам сегодняшнего голосования РФ стороной конфликта.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація