Тесно смотреть в соседнее окно.

Когда ты одинок, это по-настоящему. Некому написать, не с кем поговорить, хотя, в твоей жизни есть много людей. Ты прячешься от них в глубине своих мыслей и чувств, все тайком откладываешь в специальное место, куда имеешь доступ только ты один, и там, наедине сам с собой, медленно, не торопясь, ведешь тихий диалог И так каждый день этой странной жизни, в которой ты учишься совместить потребность в мире с его полным избеганием. Эти люди, они пугают тем что могут заговорить с тобой о том, что вправе сказать себе только ты сам. Ты точно знаешь ценность этой возможности говорить, слышать и быть понятым, ты точно знаешь, что этой возможностью попытаются воспользоваться люди, не знающие ничего о твоем секретном диалоге. Это странное чувство, как будто, когда они говорят с тобой, тем самым провоцируют появление твоего секрета на всеобщее обозрение, как будто, у них есть сила заклинателей, как будто они знают о чем говорят при этом не зная того, что они это знают. Так говорит язык бессознательного.
У каждого свое, и адрес дома, как шифр твоего комплекса, ты называешь его, и слушатель уже примерно понимает что-то о тебе, он делает вид что понимает, хотя ничего при этом не понимает. Ты тоже. Называя свой адрес, произносишь что-то, что переносит тебя в страну невозможного контакта, где есть твой секретный диалог в рамках видимости прозрачной дискуссии, и это место сплошь пропитано этим, на стенах слой пыли стенограмм несказанных слов, паутина на люстре, как код-схема зашифрованного сарказма, информация оседает на полках, заваливается за шкаф, забывается в зимней куртке, твой диалог буквально везде, даже в узоре обоев на стенах. Ты говоришь с этим безмолвным собеседником о своем горе одиночества, вслушиваешься, всматриваешься желая получить ответ, смотришь вокруг, за что цепляется взгляд то и есть ответ. Поговори со мной, ответь мне, расскажи мне что-то что заставит меня отвлечься от этого мифа одиночества. Шокируй меня что я не одинок.
Иногда нет ответа. Это злит. Отчаянию нет предела. Как будто шел все это время по дороге, но в обратном направлении. Этот диалог с пустотой пуст в своем основании, и ты это чувствуешь, единственное пристанище взаимности и понимания пусто, как будто нет в принципе ничего вообще. Это пугает. Заходит солнце, гаснет свет, закрываются глаза, и ты погружаешься в тишину, как приходишь на встречу, а там никого нет. И ты понимаешь, что эти люди не смогут понять тебя, когда ты им будешь говорить, что ты не чувствуешь, что они есть и что что-то есть в тебе, т.к. нет ответа на твой вопрос, нет эхо, нет звуков, нет отражений, одна пустота и гнетущее тупое осознание что ты тут один. Это настолько страшно насколько и странно, говорить о таком кому-то бессмысленно. Ты бродишь в этом пространстве, ищешь, но все чаще в последнее время просто замираешь и смотришь в соседнее окно, в котором так тесно твоему взгляду и не удается проникнуть дальше стены. Ты смотришь, стесненный теснотой окна, пока не погаснет свет, а вместе с ним и твой голос, говорящий с уже черным, холодным окном.

maksym.stefanenko
Максим Стефаненко

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації