site.ua
maksim.morgunskiy
Максим Моргунский
новачок

Когда 20 ноября я писал о том, как разные категории крымчан могут отреагировать на энергетическую блокаду полуострова, я даже не предполагал, что "конец света" в Крыму наступит так скоро. Но был на 100% уверен, что его наступление рано или поздно закономерно и неизбежно.
А коль то, что случилось – случилось, первые страсти улеглись и самое время рассмотреть внезапно начавшуюся энергетическую блокаду в разных аспектах. Итак,

1.Аспект морально-этический. Здесь все просто. По-человечески жителей полуострова лишенных света, тепла, воды, связи и прочих удобств, которые дарует текущий по проводам электрический ток, конечно жалко. Даже не смотря на то, что они сами пишут вполне бодрые и радостные посты о том, что все у них все почти хорошо, а лишний выходной – вообще просто как подарок. Но, территория, на которой они сейчас находятся, оккупирована войсками враждебного государства и, согласно всем существующим нормам, заботиться о мирном населении, проживающем на оккупированной территории должен оккупант. Я что-то никак не припомню, чтобы в 1941-1944 году кого-то в Кремле заботило жизнеобеспечение жителей захваченных противником территорий. Зато хорошо помню, как в 2009 году в сильные морозы Россия закручивала газовый кран, шантажируя Украину и Европу, чтобы добиться выгодных для себя цен. И то, что кто-то там может замерзнуть, россиян абсолютно не заботило. Опять же, радостно размахивавших триколорами крымчан два года назад честно предупреждали: Крым - это Украина, разрыв с ней чреват для них большими неприятностями. Помню как когда-то один ярый адепт «крымнаша» вывесил статус: «Не бывает правильных или неправильных решений. Существуют решения и их последствия». И он оказался прав: последствия наступили. А я оказался прав, когда написал что инстинкты «патриотов колбасы» быстро укажут им правильное направление на источник онной. Уже сейчас многие из них возмущаясь тем, как нехорошо с ними поступила Украина, признают себя ее гражданами. Конечно, до полного осознания и принятия этого факта им еще предстоит пройти стадии торга и депрессии, но шаг от отрицания к гневу они уже сделали. Одним словом, ощущения какой-либо несправедливости и неправильности происходящего не возникает.

2.Аспект организационно-практический. По-хорошему начать энергетическую блокаду Крыма Украине следовало больше года назад. Но это – чисто теоретически. Сегодня нельзя не признать, что столь удачного момента для начала блокады никогда ранее Украина просто не имела. Да и сама последовательность действий участников, сама собой, случайно, соткалась в идеальный узор. Судите сами. Продовольственная блокада Крыма началась достаточно давно – 20 сентября. Чуть ли не сразу заговорили о необходимости энергетической блокады полуострова. Но дальше теории дело не шло, взрывчатку под опоры никто не закладывал. Так продолжалось до тех пор, пока не наступила пятница, 13 ноября. Ровно десять дней назад появилось сообщение компании «Укрэнерго» о том, что в связи с достройкой ЛЭП Ровно-Киев, Украина полностью отказывается от импорта электроэнергии с России. Прошло несколько дней и прогремели первые, осторожные взрывы под опорами ЛЭП, идущих на полуостров. А в ночь с 21 на 22 ноября Крым был полностью обесточен. Формально оценивая способ которым данный результат был достигнут можно порицать взрывников, действовавших вне правового поля. А можно и условно оправдывать их, ссылаясь на право гражданского общества понуждать правительство действовать в правильном направлении. (Если помните, два года назад аналогичные споры велись вокруг сноса памятника на Бессарабке: по форме – варварского, по сути – вполне законного, поскольку решение о его демонтаже было принято Киевсоветом уже давно, но по разным причинам не выполнялось чиновниками). Так или иначе но суть произошедшего в том, что подрыв опор дал возможность «Укрэнерго» на вполне законных основаниях не выполнять контракт №28 от 29 декабря 2014 года о бесперебойных поставках электроэнергии в Крым вследствие наступления обстоятельств, которые классифицируются как форс-мажорные. Подыграл в этом и Совет Федерации, признав случившееся терактом. А поскольку блокада Крыма не прерывается, и активисты не допускают ремонтников к упавшим опорам, действия этих обстоятельств непреодолимой силы могут оказаться достаточно продолжительными, чтобы можно было, абсолютно законно, не возобновлять подачу электроэнергии на полуостров и поставить вопрос, как минимум, о не продлении контракта, который истекает 31 декабря 2015 года. А поскольку контракт заключен между хозяйствующими субъектами и никак не гарантируется государством, расследовать инцидент и искать виновных власти Украины могут как угодно долго и как угодно безрезультатно. Как, впрочем, могут и быстро договориться с активистами, если это будет действительно нужно. Показательно и то, что с началом де-факто «конца света» в Крыму украинский премьер тотчас дал распоряжение разобраться с контрактом не поставку в Крым электроэнергии и обязательно наказать виновных в его заключении. Ну, и чтобы два раза не вставать, президент официально призвал правительство объявить полную транспортную блокаду полуострова.

3.Аспект протяженно-сложенный. Если в первые часы жизни «без света» и крымские и федеральные чиновники говорили о скором решении проблемы и о том, что на восстановление подачи электроэнергии понадобятся сутки, максимум двое, то уже к понедельнику риторика изменилась. Сперва заговорили о том, что продержаться придется дня три-четыре. А затем и вовсе пошли разговоры о том, что для мобильных газотурбинных электростанций запасов топлива хватит на месяц, для прочих генераторов – на 10-12 дней, и что можно будет еще подвезти, ежели понадобится танкерами в Феодосию. Аксенов что то рассказал о срочной доставке в Крым трех сотен компактных генераторов мощностью 5-10 кВт каждый, что при дефиците 500-600 МВт генерирующих мощностей сравнимо с ведром воды при необходимости наполнить 25 метровый бассейн. Впрочем, сколько там того топлива и мощностей на самом деле – неведомо, но то, что крымчан морально готовят к довольно продолжительному существованию в условиях огромного дефицита генерирующих мощностей вполне очевидно. Дней так, вероятно, тридцать, до запуска в эксплуатацию энергомоста через Керченский пролив, который уже почти построили специально приглашенные для этого китайские товарищи. Или значительно дольше, поскольку, во-первых, этот самый мост вполне может оказаться очередной киселевщиной, а, во-вторых, если он даже действительно строится, его пропускная способность может оказаться меньшей потребностей полуострова в зимнее время. В общем, ночь обещает быть долгой. Как в заполярье.

4. Аспект ответно-показательный. Разумно предположить, что Россия обязательно попытается ответить, наказать наглых, хитрых и непослушных хохлов. Только вот беда: именно сейчас ее возможности сильно ограничены. Первая «ответка», которая мгновенно приходит на ум – прекратить поставки угля на украинские электростанции. Соблазнительно, особенно в свете того, что большинство украинских шахт находится на захваченной северной соседкой части Донбаса. Не случайно Джемилев объявил о том, что Россия уже зажала антрацит. Но, похоже, он поторопился: Россия пока только думает о возможности этого шага. Поскольку оказалась в весьма неудобной ситуации: отключение света в Крыму юридически попадает под определение обстоятельств непреодолимой силы, а как оправдать невыполнение контрактов на поставку угля? Не взрывать же собственные мосты и железнодорожные пути в самом деле? Они ведь еще могут пригодиться, в отличие от украинских ЛЭП в направлении Крыма (по крайней мере – в ближайшее время, до завершения реконкисты). Впрочем, России не впервой просто не выполнять своих обязательств ничего никому не объясняя и даже не придумывая никаких оправданий и обоснований, просто потому, что просто хочется сделать гадость в ответ на юридически оправданные действия контрагента. (Самый свежий пример – запрет полетов самолетов украинских авиакомпаний в Россию, в ответ на санкции за полеты в Крым, что привело к разрыву авиасообщения между странами). Но есть одно но: именно сейчас лишний раз показывать себя неадекватной и недоговороспособной российской власти очень и очень не хочется, поскольку это ей крайне не выгодно. Отключить газ – это вообще по принципу: назло кондуктору. Запасы в Украине созданы вполне достаточные, реверс из Европы возможен, на европейский рынок рвутся очень опасные конкуренты, в океанах болтаются заполненные под завязку газовозы, LNG-терминалы в Европе строятся на самом деле (в отличие от мостового перехода в Крым), перспектива дальнейшего снижения цен на газ просматривается вполне отчетливо… В общем, тут со своим газом России приходиться сейчас бегать по рынку с криками «Кому? Кому? Кому?». И надеяться, что Украина все же купит чуток голубого топлива сейчас, а не когда-нибудь потом, когда цены упадут еще в два, а может и более раза. Ввести продуктовое эмбарго? Так это уже сделали. Разве что, пообещать отменить в ходе торгов. Беда только в том, что украинцы могут попросту и не поверить, им хорошо известны методы, даже не торговых войн, а торговых пакостей, широко применяемые Россией. Иными словами, действенных экономических рычагом для ответа на блокаду, у рашистов не осталось. А вот попытки решить возникшую проблему силой оружия исключать нельзя. Но, думаю, не стоит долго объяснять, что именно сейчас, этот, столь привычный для России метод решения своих проблем, крайне неудобен и несвоевременен. Причины – понятны, не стану их перечислять. Активизация провокаций и обстрелов на Донбассе неизбежна, но вряд ли будет эффективной. А на юге дальше бряцания оружием вблизи перешейка дело вряд ли пойдет. Что может оказаться достаточно действенным – это подготовка и осуществление диверсий на объектах украинской инфраструктуры. Без возможности препятствовать восстановлению разрушенного это не будет иметь равного блокаде эффекта, но создать серьезные проблемы гражданам Украины таким путем вполне реально. Особенно при правильном выборе объектов атак. И тут вся надежда на профессионализм украинских спецслужб и всеобщую бдительность. Именно здесь -главная уязвимость.

5. Вероятный результат. Если под давлением активистов правительство сумеет, наконец, выработать адекватную программу действий в ответ на оккупацию Крыма и воспользоваться открывшимися возможностями, то стоимость содержания полуострова для России существенно увеличиться. Недостаток генерирующих мощностей, даже при самом благоприятном развитии ситуации, Крым будут испытывать очень долгое время. Что, закономерно приведет не только к экономическому застою и срыву следующего курортного сезона, но и создаст серьезные проблемы сохранению боеспособности оккупационных войск. В условиях дефицита электроэнергии темпы разрушения инфраструктуры полуострова, особенно его степной части, увеличатся. На юге начнутся проблемы экологического характера. Не стоит забывать и о воде: опреснение, которое в самом скором времени станет для полуострова жизненно важным энергетически очень затратная штука. Иными словами, торговая и энергетическая блокада полуострова на сегодня – наиболее эффективный путь экономической реконкисты Крыма. В результате которой он вернется в Украину. Вряд ли в лучшем состоянии чем в первый раз, но ведь Украина уже один раз его возродила? Сделаем это и во второй раз.

А что касается значительной части населения: да им предстоит пройти путь от возражений, через гнев, торг и депрессию к принятию объективной реальности: «Крым – это Украина». А нормальный человек, живущий в реальном мире, обычно чувствует себя счастливым.

P.S. Все изложенное является исключительно личными размышлениями и написано исключительно для того, чтобы помочь задуматься тем, кто на это способен. Вести дискуссию не обещаю.