site.ua
топ-автор

Хотелось закончить второй частью о винных и безвинных лекцию об артиллерийской свадьбе в Калиновке — поскольку суть и генезис положняка при котором все взрывается не просто так, а со смыслом, обозначены довольно ясно.

Осталось только потыкать палочкой в конкретных персон, чтобы избежать иллюзий «есть честные люди во власти». Честные, безусловно, есть — вот только тамошние критерии честности могут удивить пересичного громадянина. Так что честные по формальным признакам во власти не «некоторые», а практически все. Есть люди, которые в упрек на хуевое различение собственной и государственной шерсти, с обидой и недоумением ответят: «Так разве не за это мы все вместе стояли на майдане?» - и будут правы. Более того, искренне правдивы. Просто условия контракта на поставку государственной шерсти разными сторонами были поняты по-своему.

Поэтому я тут не бичую, не вываливаю компромат, и не взываю к справедливости. А просто указываю, что:

(а) внутренняя политика, как вид борьбы за участие в государственном администрировании,

(б) является многомерной игрой с неопределенным количеством участников и различными сетами правил для каждого поля игры, элайнмента игрока и прочих погодных капризов.

В переводе на простой язык — (б) если кто-то сбивает ваши пешки с доски, то это не типок охуел, просто он играет в боулинг, и пересекся с вашей шахматной доской в многомерном пространстве игры со своим кодексом правил. В рамках которых сбивать фигуры можно, но строго по очереди и с расстояния в шестьдесят футов. Так что не надо возмущаться и пробовать ему поставить шах и мат — это не действует в боулинге, лучше попробуйте выколоть ему глаз фигуркой короля. Король слабее королевы как фигура, но зато у него пимпочка на макушке остренькая, а не кругленькая. И сразу утверждайте, что вы играли не в шахматы, а в дартс.

А главное — осознавайте пункт (а), и когда рассуждаете о политике, отличайте ее от администрирования, а политиков от чиновников. Обывателю все похуй, для него политик - это тот, кого показывают в телевизоре, «ентелегент» - у кого очки, а «спортсмен», надо понимать, кто ходит за водкой в трениках.

На самом деле это различные амплуа в социальной жизни человеков, и когда политик лезет поправлять чиновника, у вас в голове с тревожным воем должна загораться красная алертная лампочка. В этом месте не просто пересекаются разномерные плоскости игровой доски, но и ролевые амплуа игроков (для визуализации — полицейский патруль задерживает артиста балета в роли Спартака не за то, что он ходит в лосинах, а потому что сбежал от хозяина-рабовладельца — полное смешение смыслов, при этом шизофренически близкое к оригинальному сюжету). И мы постараемся объяснить — почему.

Но об этом отдельно. А сегодня ослик красноречия пусть отдохнет от Калиновке, а мы поговорим по конкретной ситуации.

***

К нам с Тайрой обратилась за поддержкой наша старая знакомая и колежанка — пани Уляна Супрун, министр здравоохранения. Ну, не то, чтобы лично к нам — обратилась к народу вообще, а к нам в частности. К Тайре — как к знакомой по тактической парамедицине, а ко мне за компанию — раз уж два раза ходить не надо. Тем более, что я с пани Уляной встречался по миншрайку.

Мне лично сама пани Уляна симпатишна, несмотря на определенное недопонимание появившееся еще год назад. Но потом она таки купила сердце старого халамитныка отсутствием феофанских понтов, забавной бибикой, простым и ясным пониманием мира много повидавшей, но сохранившей в душе молодость хиппанки с маленьким бекпаком за спиной и верой в то, шо из людей можно вылечить шо-то путное.

А вот отношение к ее реформам медицины неопределенное. Я не буду уточнять слабые (на мой взгляд) места, потому что самое слабое место для меня это то, что я почти ничего не понял в ее реформах. Кроме того, что «финансирование должно ходить за пациентом, а не за врачом». И даже это для меня малопонятно, я никогда не видел финансирования, которое ходило бы за кем-то. Обычно ходят за финансированием.

Но чье именно это слабое место — мое или Супрун — утверждать не готов. Поскольку у остальных ее предложения вызывают дискуссию — скорее всего смысл в них есть, это я неврубной, поэтому выношу себя за скобки в таких дискуссиях. Я согласен с тем, что делать чего-то надо, что именно делать — не знаю, поэтому готов послушать других, и согласиться с любым положением, кроме текущего, и одобренного большинством..

И вот тут у пани Уляны случается суровый облом. Депутаты, являющиеся политиками, начинают препятствовать работе Уляны, которая является чиновником. Боулинг пересекается с шахматами, фигурки летят к ебаной матери на пол, и уже неважно — какая там защита была в результате недоиграна, и какой трехфигурный эндшпиль вырисовывался.

Депутаты забивают шар на кегли и не приходят на голосование. У них то день не задался по фен-шую, то срочный коллоквиум в Калькутте, то через две недели Новый год, а елка еще не куплена.

Добро бы они сказали «да» или «нет». Я согласен на любой ответ.

Если «да» - работай, пани Уляна, реформируй. Если «нет» - тоже годится. Иди, пани Уляна, на доработку, переделывай домашнее задание. Но они говорят «бе-е-е...», показывают жопу, и вместо голосования убегают в авдеевские джунгли, где получают в эту жопу копье от аборигенов и респект от побратимов. Побратим как-то теряют из виду, что депутату реформа медицины особо не нужна, Феофания ему гарантирована, а вот если копье в жопу получит сам побратим… ну понятно, да?

А реформа при этом как бы идет, но как бы и нет. Что депутатов-популистов вполне устраивает — и даже устраивает часть их очарованного электората. По крайней мере, до первого копья в жопу (не обязательно в авдеевском лесу). Я это как тактикал парамед говорю. Как представитель корпорации, которая не столько лечит, сколько отвозит на лечение в живом виде — и дальше с сожалением смотрит, как выторгованные у смерти драгоценные секунды растворяются в океане проебанных времени и денег.

Поэтому мне и Тайре по-человечески обидно, что решение медицинских проблем у нас в стране зависит не от врачей, и даже не от медицинских администраторов, сколько от четырех с половиной сотен похуистов, для которых медреформа это жырнейшая тема в предвыборных обещаниях, и нуднейшая обуза, на которую придется потратить аж несколько часов сидения в остоеблом парламенте, «и когда уже эта каденция закончится, сил никаких нет...»

Подобные жалобы я слышал и от Нины Южаниной по налогам, и от Кости Ващенко по нацагентству госслужбы, и от вояк из МО и ГШ. И даже от спикера парламента Андрея Парубия. Проблема не выбрать стратегию развития, разработать комплекс мероприятий, согласовать его с законами, начертить план действий по срокам и исполнителям— это все хуйня. На это требуется каких-то паршивых девять месяцев работы коллектива в несколько десятков или сотен человек, за деньги налогоплательщиков, естественно. Тоже мне работа. Одно баловство.

Проблема — загнать необходимое количество дорогостоящих и уникальных баранов с тонкой душевной организацией в комфортное стойло за космонавтскую зарплату на два часа, чтобы они поиграли в смартфоны, пока спикер будет бубнить, а потом нажали одну кнопку по своему усмотрению на пульте. Уже никто даже не требует от депутатов, чтобы они прочитали изложение обоснование реформ на шестидесяти листах, сжатое с помощью НЛП, магии и адаптированное под Гаврилюка в солюшн на одном листочке А4.

Просто придите, посидите немножко, а потом ткните пальцем, пытаясь попасть в кнопку. Хуй с вами, тыкайте в любую! И все, свободны, скоро Новый год! Хоть на Мальдивы, хоть в авдеевский лес!

Но они не придут. Они никогда не приходят, когда народу Украины от них чего-то надо. Они приходят, когда надо им самим.

Например, когда депутату, посетившему за всю каденцию около половины заседаний, пропустившему по уважительным причинам тринадцать, а по неуважительным — более ста (ста заседаний, Карл!) захочется попиздеть о том, что начальник Генерального штаба плохо работает*.

* Антон Юрьевич, если вы подумали шо это я на вас намекаю — так нет. О том, как вы тяжко, а главное - плодотворно работаете в ОБСЕ (больше известной на фронте как Организация Бесполезных Слепых Ездунов), пока НГШ, по вашему мнению, бьет баклуши, есть охуенное встречное мнение моих друзей — фронтовиков. Но это я оставлю на сладкое. А то может случится переедание и газики.

***

Пани Уляна знает повадки неуловимых избранников, поэтому просит собраться возле Рады в четверг, чтобы заставить-таки депутатов принять участие в голосовании по медицинской реформе.

У меня есть сильные сомнения относительно эффективности такого подхода. Во-первых, прийти смогут только киевляне. Во-вторых, присутствие общественности не вызовет магическим образом гулящих депов на заседание, как джиннов из бутылок. А в-третьих, депутатам похуй на любое общественное мнение, пока их не называют поименно. Любой депутат согласен с тем, что депутаты — пидарасы. Кроме него, да.

Поэтому я кадетуре и вольнослушателям предлагаю следующее. После голосования просто посмотрите список на сайте Рады — кто голосовал, а кто — нет. Составьте уже для себя «черный список». Для того, чтобы понимать — с кем имеете дело, когда кто-то из «отсутствовал без уважительной причины» опять начнет волать что мир неправильно устроен.

Закарбуйте палю и затаите злобу. Сделайте выводы не вообще по тегу «депутат», а по конкретным именам и фракциям. Этим людям, которые обязательно не придут на заседание в четверг просто из лени и рассеянности, просто похуй на ваше здоровье, и здоровье ваших близких. Но попробуйте отнять у них Феофанию — они сбегутся в свой цирк с визгом еще до рассвета, пока еще вахтер на входе спит.

Ну так отнимите у них Феофанию на следующих выборах.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація