site.ua
топ-автор

Вчерашний развеселый выпуск «Трезвого Взгляда» на новой площадке online.ua как и предполагалось, вызвал самые разные отклики. У некоторых зрителей от постоянно крутящейся камеры началась морская болезнь, некоторые спрашивали — как можно говорить о разной ерунде, пока Ахметов не сидит, рак не побежден, а в Африке голодают негры и крокодилы — причем одновременно, что есть парадокс. Уж кто-то один должен был наесться, или негры крокодилами, или крокодилы неграми.

Короче, сплошной непорядок, гармидер и зрада.

Но больше всего меня позабавило письмо какого-то унылого лантуха, обратившегося ко мне со всем возможным трагизмом и упреками — как можно во время войны пить пиво, нажрать такие рожи и шутить над серьезными вещами.

Отвечу по порядку.

На всех «Трезвых Взглядах» я традиционно пью молоко. Если интересно какое — Яготинское. Это знают все, кто хоть раз смотрел «Трезвый взгляд». Просто на новой студии не оказалось привычного высокого и прозрачного бокала, и мне набулькали коровий сок в чайную чашку. Судя по тому что лантух сам пьет из любой посуды — от фужера до корыта — исключительно пиво, а по праздникам — брагу, у него сработала рефлекторная зависть. Нельзя так палиться, вася.

Более-менее относительно нажрал рожу из нас только один Матюшин - да и то, не по своей вине. Во-первых, она у него и до войны примерно такая же была, а во-вторых, здесь изрядно отметилась его жена Галка, которая, походу, пихает в него все, что ползает, летает, плавает или даже прячется от нее в нору и шипит оттуда. Хочу отметить, что в Украине, в отличие от ордилы, голода нет, и нажрать рожу может даже бомж — если не будет сильно перебирать харчами. Готов на спор нажрать тебе, лантух, с помощью трех нарезных батонов и ведра помоев ежедневно рожу так, что ты не сможешь пользоваться маршруткой. Или рожа в дверь не пролезет, или маршрутка набок завалится.

«Нажрать рожу» - это во время войны покупать байки по цене 32 000, квартиры размером в теннисный корт в центре Киева и приподнять банковский счет на 10М долларов за три года войны. Просто для наших лантухов это стало уже настолько привычным явлением,что называется не «нажрать рожу», а «уметь жить». А поскольку пиздануть что-то против «умеющих жить» лантуху тупо страшно («а то вдрух мене па базі мінтовськай праб“ють»), остается только писать гневные письма резидентам «Трезвого Взгляда».

Которые,хочу напомнить, в отличие от тебя, не боятся вообще никого, в том числе «умеющих жить», и могут пробить не только по базе, но и по надстройке над базой.

Особенно умиляли меня намеки на мутное и секретное боевое прошлое лантуха, и шо нихарашо так глумиться над военами.

Например, забавный бородатый дядька Мирослав Гай — офицер ВСУ, поменявший карьеру успешного театрального и киноактера на военный долг. И если он прикажет тебе, лантух, лечь и отжаться от плаца пятьдесят раз — ты ляжешь и отожмешься, иначе тебя пробьют по базе так, что базу придется смазывать зеленкой и накладывать гипсовый корсет.

«Нажравший морду на войне» Ярик Матюшин - один из самых известных мариупольских волонтеров, чем он занимается можно узнать из его журнала, и не одна боевая машина завелась, благодаря его усилиям, а бойцы ходят в сухом и чистом. Более того, Ярик координирует усилия других волонтеров, и делает это за свои. Это пока «умеющие жить» пиздят твои налоги, о, гневный лантух. О чем ты возмущаться можешь только на кухне и шепотом - но никак не в эфире.

Смешной и вредный Дима Комаров - американский радиоведущий, выбивающий вату из голов сирых и убогих секты Свидетелей Трехсот Сортов Колбасы из Портланда и Сакраменто. Вместо того,чтобы успешно строить «американскую мечту» вместе с приличными людьми за океаном, он сутками торчит в Цирке на Грушевского,тратя психическое здоровье на общение с трагимандатами, и еле успевая разослать темы для дискуссии гостям за полчаса до эфира.

Про себя я особо рассказывать не буду, расскажет гугль. Скажу только то, что горжусь не лайками, а тем,что распечатки моих лекций на бумаге везли на фронт (из-за отсутствия интернета), чтобы использовать в качестве материалов для политинформации. А в Раисе Владимировне на меня заводят дела. И да, АТО еще ждет меня — толковый фельдшер или военкор везде сгодятся. А как подсказывает мне СЕО на одну потраченную мной собственную гривну кацапы вынуждены отвечать аналогом двух тысяч гривен из бюджета. Это пока ты сапаешь огород и бурчишь в вышиванку «нэ так всьо було. Памнять паплюжать. Пиво, бач, пьють, пака у нас тута вийна идьот!»

Поэтому пугать нас, лантух, а тем более упрекать — дело дохлое. Более дохлое - только учить нас Родину любить.

Более того, даже если я выдам тебе секрет — как технически лично встретиться с народным депутатом, министром или любым из тех кто «умеет жить», то ты: а) или зассыш приехать «томушо роботи на городі багато» ; б) или застесняешься рот при нем открыть, потому что не знаешь о чем у него спрашивать и как обращаться: «Ваше Вілікаблагародіє» чи «Ваше Всьопрівасхадітільство»; в) или через пол-часа демагогии уверуешь во все, что тебе расскажут профессиональные пиздаболы, и сам же пойдешь пересказывать сусіду.

Просто ты думаешь,что напугать радио проще, чем того, кто по радио говорит. Но поверь — радио, как устройству для трансляции, на самом деле, похуй — слушаешь ты его или нет.

***
Через войну так или иначе прошло почти четверть боеспособных мужчин Украины. И что-то я не помню, как ты, лантух, водружал в одно рыло над Кремльстагом знамя победы, пока мы на войне «морды нажирали». Потому что ты холоп, хохол и малоросс, и для тебя твой собственный пан страшнее москальского. Потому что москальский пан берет дань с твоего пана, а твой — с тебя лично, и порет тебя на конюшне тоже он. Точно так же, как для заключенного концлагеря «господин блоковый надзиратель» был страшнее самого Фьюрера Гитлера.

Мы с тебя не берем ничего, поэтому ты нас не боишься, и учишь из-за тына своей хаты жизни. Потому что не боишься быть поротым. А зря.

Наверное,ты бы хотел, чтобы «Трезвый Взгляд» вели трое изможденных красноармейцев, с торчащими от голода небритыми кадыками и в распоптанных пездах-пилотках с заранее выдранными звездочками. И один штатский в засаленном пиджаке с заплатанными локтями. И чтобы они скорбным голосом Левитана вещали в объективы что-то типа «вчера, в результате тяжелейших боев, наши войска были вынуждены оставить города Вязьма, Клязьма и Клизма».

Тогда это была бы правда жизни — какой ее видишь ты. Хуевой и безнадежной.

Когда наши бегут от одного заблудившегося немецкого мотоциклиста, обсираясь от ужаса в красноармейские галифе, бросая на ходу «мосинки», срывая знаки различия и завывая «нихьт шиссен, герр немец». Вот она правда жизни, вот она черная свиноматка,вот они "диды".

Но мы хотим, чтобы наши вояки, уходя на герць, не гремели погребальным кирзовым шагом «Прощай, страна огромная, идем на смертный бой», а шли легким шагом козака под «Ой, на, ой на горі там женці жнуть!» - уверенные в том,что вернутся обязательно и с победой. А обыватель чтобы не охуевал каждый вечер от массива-негатива, а воспринимал это как неизбежную детскую болезнь быстро растущего демократического государства. У которого иногда случаются обмороки, давление скачет и кровь носом идет, потому что костяк у подростка тянется быстрее, чем мышцы нарастают.

Именно этим мы и занимаемся, пробуя разные форматы - иногда удачные иногда — не очень. Но мы находим на это время, хотя нам тоже тра сапати на городі, щоб нажерти пику на війні,чтобы, например, доехать на такси до студии. И прикупить еще немного оборудования, чтобы наши зрители не жаловались на лаг и звук. Минстець-то нам ничего не даст, ему самому не хватает на скрепки и сахар-рафинад.

Мы тоже многое потеряли на этой войне. Кто-то семью и любовь, кто-то карьеру в избранном деле, кто-то престижную работу, кто-то родной дом. Но убивает страх, а не враг, как писал Френк Герберт еще в "Дюне".

И именно поэтому я послал тебя нахуй и выкинул из группы. Дураков много, темпус фугит, на всех дураков времени не напасешься. Мы не занимаемся перевоспитанием птиц, мы занимаемся очисткой атмосферы. А в огороде от тебя для страны гораздо больше пользы, лантух, чем в интернете.

И опять же, именно поэтому мы и дальше будем заниматься своим делом — ты же им не займешься. Во-первых, не умеешь, во-вторых не хочешь, а в третьих тебе тра город сапать и в вышиванку бурчать: «Тут війна ідьот, а воно, пиво, блять, ув тілівізарє пиє, та іщо нагло так».


Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація