site.ua
топ-автор

Эта история будет полна ужасов, мрачных тайн, зловещих преступлений и внезапных инфарктов. В ней будут загадки, прикидки и,возможно откидки, а займется ею сам величайший сыщик всех времен и народов. Нет, не Артем Ситник, и даже не Валерий Грицак. И даже не участковый с Оболони Сережа, а сам мистер Шерлок Холмс.

Причем любой Шерлок нам не подойдет, не покатит, например Ливанов, кавалер ордена Британской империи, который был похерен михалковской «золотой медалью» и путинской «Медалью «Памяти героев Отечества» — за реализацию проектов историческо-патриотических направлений (Приказ МО РФ от 19 декабря 2016 года № 870). Как может кавалер Соединенного Британского Королевства брать в руки это говно — вообще не понимаю.

Пижон в пальто и с руками в карманах нам тоже не подойдет, а вот тот Шерлок, которой под «Рокки роуд ту Даблин» дает по морде на ринге бугаям, нам будет в самый раз. Итак, Берем Роберта Дауни-младшего. Тем более, что связи вещей он понимал лучше, чем соображал в личной жизни - а это будет для нас важно.

Как известно, он очень любил втыкать в карту Лондона булавки в места преступлений и протягивать между ними нитки, чтобы разглядывать получившиеся пентаграммы и планары. Потом тыкал пальцем где-то между нитками, и говорил: «Где-то вот тут зарыт труп собачки леди Гровертон, подавившейся дохлой вороной». Из-за пропажи ниток и булавок он часто ругался с мисс Хадсон, затем успокаивающе играл ей на скрипке «Песнь Лорелей» и давал ей инъекцию морфия. Умиротворенная мисс Хадсон уходила на кухню делать пудинг, а доктор Ватсон каждые две недели проводил ей детоксикацию, сбивая дозу героина до финансово приемлемой.

Воспользуемся и мы системой великого сыщика, только на более высоком техническом уровне. Купим коробку канцелярских булавок (таких разноцветных, знаете, которые большим пальцем втыкаются) и для начала разберем их на кучки по цветам. Красная у нас нехай будет «Батьквщина», желтая — БПП, ну а голубая, допустим, Ляшенко. Не суть. Отберем их в количестве четырехсот пятидесяти штук, согласно представительству, и воткнем в хаотическом порядке примерно в форме круга.

Вокруг это тесной и веселой разноцветной компании мы натычем серые кнопки рангом пониже и мастью пожиже - всякие там областные депутаты, мэры и губернаторы.

У нас еще останется куча кнопок с бесцветными головками, которые мы расположим вокруг этой веселой компании. И уж по самому периметру инсталляции мы и воткнем эти кнопки с бесцветными головками - «бывших» Бывших мэров, депутатов, начальников нацбанка, профильных комитетов и генералов армии.

Теперь начнем связывать все воедино, избегая планарности - то есть, если у папы два сына депутаты, то мы не только папу к ним привязываем, но и брата к брату.

Вместо суровых ниток пудинговой тетушки Хадсон мы возьмем мулине. Красные нити у нас будут обозначать прямое родство кнопок, желтые — косвенное, типа зять, сват, отчим, удочеренный пасынок или бывшая жена. И начнем соединять пипку с пипкой. А поскольку мулине можно переплетать, то мы увидим, как белый человек, «выходец из народа», внезапно краснеет и привязывается к красной кнопке «Батькивщины». А от него к бесцветной и незаметной кнопочке вне круга тянется тоненькая желтая лесочка.

И как «люди из народа» оказываются людьми из Рода, а вовсе из Народа, и как одно пятиминутное выступление на сцене приносит большую кассу артисту Парасюку, чем двухчасовый концерт Элтона Джона. И из какого «народа» берутся никому не известные доселе комбаты, журналисты, юристы, мотоциклисты, блогеры и смокеры, от каждого из которого в тихий серый периметр тянется веревочка разного цвета.

И когда мы закончим свой нелегкий и неблагодарный труд, в комнату войдет миссис Хадсон держа в руках поднос с чайником и чашками, увидит наше творение, выронит сервиз и забьется в эпилептическом припадке. Сообразительный доктор Ватсон тут же вставит ей между зубов каминную кочергу, которую мисс Хадсон с лязгом и скрипом перекусит. Очнувшийся от смеси тетродотоксина, ЛСД и тетраэтилсвинца бульдог Тоби оскалится и зайдется в диком лае, забившись под шкаф.

- Это и есть «украинская вышиванка»? - с интересом спросит мистер Холмс, раскуривая трубку? - Признаться, не ожидал столь необычного орнамента. Нечто похожее я видел у пауков, плетущих сети под действием кофеина или хлоралгидрата. Вы позволите мне это сфотографировать для дальнейшего изучения фольклора. Кроме того, мой брат, Майкрофт может попробовать выставить это на Сотбис. Естественно, ни о каких деньгах за услуги и речи быть не может...

- Нет, это не «украинская вышиванка». Это «украинская вышибанка» - честно ответим мы. Это люди «изнарода», сменившие власть диктатора. Они где-то в народе сидели под папами-мамамии, а потом пришли на смену тирану. У того паутина попроще была: вокруг себя свои дети, чуть дальше внуки, еще дальше «хороший мужик, я в ним на автобазе служил. Карбюраторы перебирал как бог, давайте его в министры промышленности». А тут вот как получается. Ни начала, ни конца.

***
Мистер Холмс выпустил колечко ароматного дыма, покачался с носка на пятку, затем указал на погнутый гвоздь, торчавший из центра инсталляции.

- А это что за часть декора? И почему она ни к чему не привязана?

- Это Гаврилюк, - уныло ответили мы.- На него в Раде пальто вешают.

- Как же он здесь оказался? В этом ориентальном декорариуме?

- Хуй показал. Но вы не подумайте, он в хорошем смысле показал. Если бы дело было только в этом - мы бы сам наперегонки побежали показывать.Холмс выбил остатки табака в горшок фикусом и повернулся к нам.

- Увы, я разочарую вас, господа. Метод мой действенен, но в разумных пределах. Пожалуй я займусь чем-то попроще — профессором Мориарти или Лох-Несским чудовищем. Я никогда не беру обязательств, которые мне не по силам. А здесь — увы. Доктор, что там миссис Хадсон?

- Выплевывает понемногу чугун, отозвался Ватсон. Я завязал ей глаза, чтобы не спровоцировать повторный приступ.

- Вот что, - серьезно ответил нам прославленный сыщик. - Единственное, чем я могу помочь вам — это советом. Хуй показывать я вам не советую. Действие это эффективное, но одноразовое.

На вашем месте я посмотрел бы, где белый цвет «человека из народа» переходит в отчетливый цвет политсилы. И внимательно рассмотрел это место. Обращая внимание на бесцветный периметр. А потом… хотите я стащу для вас ножницы нашей милой Хадсон, пока она еще без сознания? Безусловно, сначала она будет ругаться, но потом я сыграю ей «Лорелей», отсыплю два грамма чистого афганского героина, который, совершенно случайно, в количестве двенадцати килограммов привез по дороге из Индии через Афганистан наш бравый военный доктор Ватсон, и наша мягкосердечная домохозяйка простит нам все.

Шерлок взял скрипку и потренькал на ней пальцами, подстраивая ее под «Виски ин за Джар».

- У меня богатый опыт в подобных делах. Я знаю историю, когда киллеры, расправившись с одним богатым джентльменом, упорно не хотевшим становиться приемным отцом, застрелили семерых случайных свидетелей, в том числе двух маленьких девочек. Я знаю историю, когда после похищения серебряного столового набора воры, заметая следы, подожгли дом, в котором сгорели консьерж со своей семьей, прямо в постелях. Лорд Блэквуд, дело с которым я закончил недавно, готов был удушить газом несколько сотен членов палаты представителя исключительно для свидетельства.

Да что я вам рассказываю? Вспомните собственного киллера Александра Солонка, больше известного как "Саша Македонский". И если мертвого фигуранта банально вывезли в русских традициях из города и бросили на обочине, то тело случайно попавшейся под руку его подруги Светланы Котовой вывозили в нескольких сумках. Потому что свидетель должен не просто перестать жить, а перестать быть. Как физический объект. И лучше всего это понимают именно профессионалы.

Но истории о киллерах, которые, покончив с одним фигурантом, второму просто набили морду и отпустили, чтобы он вылез из лесу и народа прямо в Парламент я даже припомнить не могу, не то что понять. А то, чего я не понимаю - понимать должны вы сами. Как пауки под кофеином. Распутывать свою паутину вам придется самим.

Сейчас доктор сделает инъекцию миссис Хадсон, она очнется, подаст вам пальто и шляпы и проведет до двери. Мне, действительно, очень жаль. Такие минуты в моей жизни случаются нечасто. И от души желаю удачи вашей стране.

Шерлок Холмс поклонился нам, повернулся спиной, вскинул скрипку, и по комнате полились божественные звуки «Песни Лорелей».

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація