site.ua
топ-автор

Рипли, упираясь ботинками в трапецию аварийного выхода перевернутого броневика, вывалилась на землю, сняла маску, сплюнула кровью на белесую траву, еле-еле ползущую из-под гравия русской колонии, и отрицательно покачала головой.

- Ничего там нет. Десантный отсек как после выпускного в военном училище. Все средства связи вынесены, аптечки выжраны под ноль. Вся проводка срезана, консоль вырвана с мясом. Они даже амортизационные сидения повыдирали и повыносили. Коврики, обыкновенные резиновые коврики отодраны от пола, цинки с боеприпасом разворочены. Но есть и хорошие новости.

- Какие? - спросил Дрейк? - Они насрали в клетку Бибса и криоконтейнер Бишопа?

- Нет. Они разодрали цинки с аммо и уволокли контейнеры,бросив патроны. Там сейчас весь пол...то есть потолок по колено засыпан боеприпасами вперемешку. «Десять-тридцать» для импульсов, барабаны для «роторов, «конгревы» для смартганов. И ни одной батареи.

- Логично, - задумчиво сказал Вержбовски, - они же биоксеносы, зачем им оружие? Им нужны цветные металлы для формирования панциря Матушки. Но на кой черт нам это все счастье без батарей?

- Батареи я заряжу от резервного источника питания машины за пятнадцать минут, она вмонтирована в бронированное противоминное дно, и эти макаки его не нашли. А потом одну из них воткну Вержбовски в задницу. Где криоконтейнер, Рипли?

Рипли вернулась в нутро искореженной машины, повозилась там, и вытащила армированный стальберллием хрустальный цилиндр с черным основанием — резервуаром жидкости конвсерванта. Затем осторожно, чтобы не натворить лишнего, рассекла шею Бишопа так, чтобы «страйдер-ковальски» прошел как можно ближе ближе между позвонками к основанию шеи, чтобы сберечь возможно большее количество нервных волокон.

Затем двумя руками взяла голову Бишопа, поместила в контейнер для образцов, герметизировала его и актвировала подачу подачу консерванта. Нутро контейнера вспенилось,затем остыло, посветлело, и превратилось в прозрачный фиксирующий гель.

Дитрих бросила силовой кабель, подняла криокапсулу и посмотрела в лицо Бишопа. Тот моргнул и вяло улыбнулся белыми губами.

- Тебе не больно, любимый?- спросила Дитрх, и поцеловала армированный хрусталь контейнера. Бишоп еще раз моргнул и закрыл глаза.

- Эй ты, Джульетта ебаная - зарычал Дрейк, на которого «моба» действовала хуже всего. - Бросай своего возлюбленного мудроида и следи за зарядом. Мы тут вручную ипульсники набиваем, а она с консервной трехлитровой банкой целуется. Ч-черт, столько «конгревов» — и и ни одного смарта. Руки бы поотрывал этим пидарасам, которые комплектовали боеприпас панцера. Два смарта на двух операторов, и двадцать два М41А на двенадцать десантников плюс водитель. При этом кормовая орудийная башенка не может накрыть огнем сектор непосредственно перед броневиком,из-за пидорской компоновкки зато запросто лупит по кабине водителя. Маховская тачанка,блять! Левый секстор вообще слепойю И еще две тактчесике ракеты, радиус поражения которых гарантированно выносит системы самого танка ЭМИ ударом

-Нельзя говорить «пидарасы», Дрейк, - рассудительно заметил Вержбовски. Это неполиткорректно. Нужно их называть «люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией».

- Инженеры с нетрадиционной сексуальной ориентацией — сквозь зубы отозвался Дрейк, отложил снаряженный магазин от импульсника и взялся за следующий

- Грузи контейнер на «ворона» и отправляй по по маяку на шатл, самостоятельный заряд у системы жизнеобеспечения — двадцать минут. - Сказал Хикс. - Иначе будут похороны колобка в банке от маринованных огурцов.

- «Кроу» цел? - потрясенно спросила Дитрих?

- А коптер что, глупее русских? - с обидой отозвался Хикс, по совместительству оператор разведывательного беспилотниика. - Он как только увидел это племя индейцев-херокезов сразу отстегнулся от зарядного дока и поднялся на двадцать метров. Когда они попытались сбить его камням и палками, он добавил еще сто метров , и сбросил на них баллон с успокаивающим газом. После чего россоморфы и перевернули броневик. Потом только записывал. Я это видел по тактическому выделенному каналу «Кроу», перед тем как растоптал тактик-блок. Остальная запись на беспилотнике.

Вся компания задрала головы вверх Штатный беспилотник «Кроу», действительно висел над бедламом.

- Как мы его вернем? Рукой помашем? Покричим хором? Он с тактик-блоков управляется и с консоли транспортера. Тактики мы уничтожили, а от консоли остались одни провода, торчащие из стенки.

- Ну, это проще простого, - ответила Дитрих, подошла к обезглавленному телу Бишопа, расстегнула медкомплект, извлекла оттуда какой-то блестящий зонд в утолщением на конце и воткнула его в срез на месте головы Бишопа,где-то в районе яремной вены.

Тело андроида сделало такое движение, как будто хотело хлопнуть в ладоши, затем попыталось сесть. Без ног у него это получилось плохо. Дитрих мягко опрокинула половину бишопа на землю, наступила ему на грудь коленом и заработала пультом зонда, больше похожим на кастет, в котором каждое кольцо манипулятора приходилось на палец. Андроид быстро-быстро задергал пальцами, словно играл фугу на пианино.

- Вот так, - сказала Дитрих. - все. Принимайте птичку.

Беспилотник, действительно, резко пошел на снижение, сделал круг, и сел неподалеку от десантников, строго выдерживая безопасное расстояние. Группа, сломя голову,бросилась к «ворону».

Дитрих спрятала зонд в в медипак и осторожно придержала Рипли за плечи.

-Мы специально не говорили с тобой об этом. Не тому , що ті єднй нативнивй носій мови, а тому що… є речі, які тра бачити, коли ся вже відпалаєш. Не дивсь на теє. Вержбовскй живий, як суха деревевесна, терни по ньому — спалахне. А то в нього була тіко свнка, хоч і тактчна, А то дітко мале. То сама ся обернеш на нелюдь..

- Ньо. - мертво ответила Риппли. - Щоби не на палі карбувати, а на серці. Наскрізь. Від першого кадру до останнього.Щоб перед очима до смерті стояло.Щоб знала - що таке є москаль.

- Добре, - помолчав, ответила капрал-медик. - Ти козачка вільна, ніхто тобы ніц ані заборонити, ані примусити не може. Маєш зброю, маєш волю. Але прошу тя, не як корпорал, а як подруга сердешна, посидь тут п“ять хвилн наодинці із собою. З серцемі душою. А затім йди до нас, та роби, як собі знаєеш, Оленко. Ті вже нас лякаєш, то не лякай Панбога.

Дитрих развернулась и зашагала к «Кроу», чавкая грязью, в которую под неизбежным ахеронским дождем превращалась пыль между кускам гравия. Рипли села, прижалась к помятому борту и просунула голову между колен, укрывшсь с головой сторожевым дождевком. Не тактическим, обнимавшим все тело — а просто гидрофобной тканью, с капюшоном,длинными полами и прорезями для рук. Неподвижная, как Ниоба в своем горе.

-Рипли! - внезапно заорал от коптера Вержбовски! - Сюда быстро, жаба штатская! Галопом, кому сказал! Тут кино на «Оскар!»

Рипли как взорвалась в своем дождевке, запуталась в ткани, проехалась по скользкой грязи, грохнулась на задницу. Затем располосовала ножом дождевик, вылезла из него и понеслась к беспилотнику со скоростью спортивного теста на звание уоррент-офицера.

- Смотри, - довольно сказал Вержбовский, - какой шедевр наш Хикс снял. Отмотай назад и дай зум. Картинка погрома броневика внезапно превратилась в его строительство россоморфами, броневик вдруг оброс колесами и наружными антеннами и перевернулся в нормальное положение.

- Стой, сказал Веж, - теперь нормально запусти,дай зум и разрешение нормальное.

На мониторе планшета, подсоединенного к к «Кроу» показалась пленная российская корова, верхом на которой сидела Ньюьт в тактическом комбинезоне и постоянно сползавшей на глаза каске. На предплечном сегменте Бекки болталась пустая «Пара-600». Периодически Пуголовок лупила корову в бока огромными армейскими ботинками примерно 44-го размера, но буренка, судя по всему, в дополнительной стимуляции не нуждалась, потому что и без того в панике уносилась от бегущих за ней аборигенов с вилами и граблям, призванными тераформировать ими LV426 по контракту с «Вейланд-Ютани».

Замыкал этот дикий инопланетно-деревенский вестерн мистер Бибс, приноравливаясь к коровьему галопу и переведя мниганы в реверсное положение. Изредка он постреливал по лопатопитекам, один из них падал, на него набрасывалось с урчанием еще трое.

- Слушай мою команду, - сказал капрал Хикс. - Грузим криостат с головой Бишопа в грузовое отделение «Кроу», у него грузоподъемность до четырехсот килограмм. Остальной вес - «конгревы», бортовое вооружение беспилотника совместимо со смартганом. Так что давай, Дрейк, собирай все, что ты тут в скорби понаразбрасывал.

«Ворон» наводится на жопу мистера Бибса, поскольку ни у девочки, ни, как я предполагаю, у коровы, тактик-блоков нет. А Бибс чипован на «свой-чужой» и радиомаяк поставлен ему еще на фермозаводе. Идите зигзагом, дождь очень сильно глушит сигнал.

По обнаружению — «Кроу» валит всех лопатопитеков и конвоирует группу до шаттла. Там голову Бишопа подключают к жизнеобеспечению, девочку в медотсек,корову… вот куда корову… На шаттле коровника нет.

- В десантный отсек, - подсказал Вержбовски. Бибс там за ней присмотрит. Да и отпустел наш отсек, гайз… Все, пошел, «»ворон». Доброго тебе полета. Беспилотник подпрыгнул на реактивной струе, разогнал пропеллеры и унесся по косой в дождливое небо Ахерона

- Сколько до конца заряда импульсных батарей, Дит?

- Минут десять — отозвалась Дитрих.

- Ты же говорила семь!

- Я говорила семь, когда думала что семь! - огрызнулась Дитрих. - Но это злоебучее психополе «русского мира» действует даже на технику. Здесь даже гайки не в ту сторону нарезаны и все с эксцентриком. Ты видел когда-нибудь проприетарные гайки к болтам М6, Веж? Иди, посмотри. Я одну на память на Землю заберу. Если, конечно, вернемся.

- У нас минус десять мнут— мрачно сказал Дрейк,и кивнул в головой в сторону портала базы. После очередного удара сталь не выдержала, лопнула по вертикали, и в нее пролез шипастый кокошник с нарумяненной мордой.

- Штож сбежали так быстро, гости дорогие? Аль не люба я вам? Аль не угодила чем? Страшна — да пышна, Некрасива — да еблива. Жить за меня — мука, а умереть за меня — счастье. Кто же от счастья своего бежит? Сейчас я вам машкары на морды надену, да вылезут из вас мясы, чтобы было чем врагов моих забрасывать. А вами я мясов своих покормлю — вот и от вас, грешных будет польза. Тот, который палкой дрался, еще у него на груди HUDSON было написано? Зачем дрался? Все равно ему личину одели, так он машкару ножом порезал да лицо себе оливьем сжег. Потом его мясы съели, а палку поломали, чтобы не дрался.

А врагов у меня много, почитай все вокруг, одна я горемыка. Вами-то не забросаешь, как мясами, вы все для себя жить хотите. А велено исконно да посконно как, для себя жть? Не-е-ет, для Матушки. Не по-божески живете. Только не возьмете свое, там где я встала — там уже Я.

Уебише тряхнуло головой, и ударом плетенной из стальных нитей косы пробило перекрытие портала, еще немного расширив разрыв и протискивая поскрипывающее тело в пролом. С конца косы капали кислота, говно и оливье.

- Не может человек без мечты жить. А какая у вас мечта? В доме жить? Так живите, мало ли я вам домов настроила? В тесноте да не в обиде. А вы хотите в обиде да на просторе, лужайками мериться. Видела, как вы живете. Собаке резиновый бублик кидаете, а она его обратно несет. Зачем кидать тогда, если обратно приносит? Собака должна на цепи сидеть, добро сторожить. Дети все на фортепианах играют, зачем столько фортепианщиков? Одного какого-то выберите, и пусть будет фортепианщиком. А остальные — в мясы или тоже добро сторожить. Полюбили вы себя, и мечту потеряли — за Матушку умереть. За так умираете, ни за что, чтобы собакам бублики резиновые кидать, чтобы дом построить, а в нем чтобы дите ваше на фортепианах играло. На велосипедах ездите в дырявых штанах, Вы же без водки даже поговорить не можете без уважения, каждый о своем талдычит. Разве за это умирают? Эх вы, братья наши бывшие…

- Рассыпались — рявккнул Хикс. Дитрих, Веж, налево только импульсники. Дитрих, попробуй подойди ближе, проверить ее из огнемета. Если не пойдет — сразу отходи. Я и Дрейк направо. Дрейк, никакого фугаса из «ротора», разлом еще шире станет, тогда она целивом вылезет. Только баротермическе, и только когда Дит отойдет, чтобы ее не зацепило.

- Огонь! - грохот заложил уши, Матушка наклонила защитный кокошник -часть пуль рикошетила, часть пробивала его насквозь, часть застревала в плотной массе. Хикс поднял кулак, огонь прекратился. Уебище подняло голову и хохохотнуло:

- Надо же,был простой кокошник, а стал кружевной вологодский!

- Давайте бронебойные, с обедненкой Рипли!.. Черт, где Рипли???

Сзади что-то мощно взревело. Группа невольно обернулась и офонарела. Наглухо мертвый и перевернутый броневик вдруг зашевелился, как восставший зомби, и поднял бронированную задницу над мокрой землей. Сложенная за кормой оружейная башенка — для удобства перемещения по коридорам станции, чтобы не цепляться за коммуникации - вдруг перевелась в боевое положение торчком на крышу и приподняла заднюю часть бронетранспортера над землей.

- Ты какого хера там делаешь, черт тебя подери? - потрясенно спросил Хикс.

- Спасаю ваши задницы. - глухо отозвалась из нутра танка Рипли. И не задрачивай меня, Чемно віибачаюсь, пане корпорале. Я тут сижу вверх ногами, боюсь испачкаться в дерьме и у меня нет консоли управления оружейной башенкой. Мне надо, чтобы вы повернули машину хотя бы на метр влево, потом я доведу прицел механикой турели, а вы проверите внешним лазером наведение

-Соорок тонн? Вчетвером? Ты рыбы несвежей не ела сегодня? -спросил Дрейк.

- Машина стоит на двух точках. Земля мокрая и скользкая. Машина наполовину выпотрошена. Если постараетесь — получится. Ее реально провернуть, хотя и непросто. Интересно, на этой LV426, кроме меня и Ньют кто-то еще хочет выжить?

-Взялись, ребята, - сказал Дрейк, подтягивая тактические перчатки, - Скажешь, Элен, когда будет достаточно.

***
Ну вот и ладушки, вот и угомонились. А то набросились на бедную вдову, как Америка на Украину, - ласково пропела Матушка, выдергивая последние сегменты сарафанаиз пролома. По сарафану были тут и там наварены металлические заплаты, и бедность вдовы, судя по всему, не сильно преувеличивалась. - К тому же все на мясы не пойдут. Девок ваших красных я горным трутням отдам, уж они мне мяс от них нарожают поболее. А то от моих то кривое родится, то косое, а все водка. Да как же не пить? Жизнь такая.

Дитрих на всякий случай запылила пространство между танспортером и порталом эмульсией — для проявления лазерного луча прицеливания, на быструю руку смонтированного и откалиброванного Хиксом между стволами турели луча. Хотя, возможно зря зря, дождь и так прекрасно проявлял лазерную нить, упирающуюся румяной бабе в голову. Идею Дрейка с дымовой шашкой отбросили сразу — из-за чертова дыма не было не видно ни бабы, ни транспортер.

Рипли еще раз проверила подачу энергии на турели от запасного генератора, помолилась про себя, чтобы система боеподачи, перевернутая вверх ногами, вела себя хорошо, откинула большими пальцами предохранители и утопила гашетки турелей.Стволы мгновенно пришли в движение.

Восемьсот выстрелов в секунду «сороковками», уложенными уставными боепакетами — экспансивная, бронебойная, кумулятивная, разрывная, трассер, превратили бредущих по площади к броневику лопатоносов в газ, свет и излучение. Кокошник разлетелся вздребезги, за ним раскололась нарумяненная добродушная фарфоровая морда, обнажив поблескивающую сталью лысыю металлическую голову с челюстью, удерживаемой на заклепках.

От работы турелей машину, стоящую буквально на соплях, немного повело. Рипли немного отюстировала прицел и снова утопила триггеры, целясь в металлический ебальник. От ебальника полетели осколки, череп лопнул, и уебище повалилось внутрь портала, от которого остались только дверные петли.

Рипли еще раз подняла и опустила предохранители, активируя тактические ракеты, таящиеся в сотах под турелями. Две из них, отскочив от транспортера, просчитали дистанцию подрыва, наверное удивились своими электронными мозгами, запустили маршевые двигатели и исчезли в глубине портала. Затем оттуда вырвался Везувий и драконье пламя. Каменная надстройка над входом в портал с грохотом обрушилась, погребая выход.

- С ебаным тебя Восьмым марта, сука, - сквозь зубы сказала Рипли, сидя в ложементе стрелка вверх ногами.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація