Однажды у себя на странице я уже рассказывал о понятиях, к которым нетерпимы соросята, и почему им это прививали столько лет. Тогда речь шла о «нарушениях избирательного законодательства», и я пояснил – дело в желании внешних сил разорвать привычные для избирателя связи с политиками. Не то чтобы эти связи сами по себе приемлемые (поставил лавочку – безнаказанно украл миллионы), но у пациентов они вызывают какой-то прямо-таки экзистенциальный зуд в месте, которое не принято называть в приличном обществе.
А сейчас хочу вспомнить ещё одно страшное слово ПОПУЛИЗМ.
Строго говоря, популизм – это обещание публике не очень осуществимых обещаний, дабы заручиться её поддержкой. То есть практически любая предвыборная кампания – это или популизм, или цинизм, или полнейшее уныние. И если так подумать, одним из самых знаменитых популистов в истории был Адольф Алоизович. Уж он-то работать с народом умел… правда, некоторым народам от такой работы досталось потом основательно. Да и его собственному народу досталось, чего уж там.
Когда читаешь какой-нибудь информационный ресурс типа BBC или DW, они популистами там называют чуть ли не всех левых и правых – в общем, тех, кто критикует либеральный евроатлантический мейнстрим. И даже не знаешь, что думать: это они так клейма расставляют на целые партии как «быдло-ориентированные», или же всерьёз не замечают, как крепнет антисистемная повестка?
У нас этот жупел тоже давно прижился, и называют им вполне определённые силы, тоже по принципу «кто не у корыта»: экс-«регионалы» и Юлию Тимошенко. Один был такой, Каплин, даже тролльнул Юлю: разместил баннеры, где обещал удешевить газ вчетверо. Ну ещё националистов так величают изредка. Мол, все они к чувствам, а не к уму апеллируют.
Но ведь и программы Зеленского со «Слугой народа» – чистой воды популизм. «За всё хорошее против всего плохого». Жить станет лучше, жить станет веселее. С мутными попытками обосновать, откуда на это всё найдутся деньги (спойлер: не нашли).
А вот теперь правящая монокоалиция свой популизм куда-то задвинула, включая его только где-то в новогоднюю ночь для десятиминутного видео. Остальное время они принимают решения без обсуждения с общественностью, и дают заднюю вовсе не с целью понравиться и показаться белыми рыцарями, а из-за банального страха перед дестабилизацией. Если бы у них была прочная силовая и ресурсная опора, то можно быть уверенными – не пасовали бы.
И я даже не могу понять – а что было хуже: привычный нам популизм или такая вот фанатичная уверенность в своей правоте, дескать, «если тебя ненавидят – значит, ты всё делаешь правильно». Возможно и так. А возможно ты – просто звездоглазое мурло.
Это философия иконической в некоторых кругах Дагни Таггерт – если тебе кажется, что А есть А, а все остальные с тобой не соглашаются, то это они тупые, а ты один умный. То есть, конечно, логически оно всё верно, но что если тебе только кажется, что перед тобой А, а на самом деле Б?
В итоге получается так, что политики, твёрдо верующие, будто они – атланты, держащие на своих плечах небосвод, идут на непопулярные меры, считая их единственно нужными и возможными… и плюют на тех, чья жизнь от сих мер пострадает много больше, нежели чиновничьи зарплаты. Всё почему? Потому что представления о чём-то вроде «публичной политики» для них отсутствуют. Доступ к власти – это возможность единоразово хайпануть, натворить экспериментов и уйти непризнанным гением реформ, а не выполнение взятых перед обществом обязательств. Так они считают.
Потому пребывание таких «правильных» антипопулистов в кабинетах – это социально опасное явление, как обезьянник с ядерными бомбами (отсутствие последних в кои-то веки нас спасает). И чем быстрее наступит массовое осознание этого факта, тем скорее народ сделает прививку и выберет себе других популистов. Циничность оных, увы, придётся замерять экспериментально.

lex.swift
Лекс Свифт

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації