site.ua
konstantin.kachalov
Константин Качалов
новачок

За новостями из московитских земель, за зрадой и перемогой, по моему скромному мнению, как-то потускнела тема Европы, ИМХО.

О чём это я? А всё о том же — о беженцах из тёплых стран, штурмующих границы европейских государств.

Казалось бы, где проблемы благостной старушки Европы и где сегодняшние мы. Какие там арабы, поезда в Мюнхен и прочее? Нам бы со своими траблами разобраться, а не к большим дядям и тётям лезть.

А между тем благости там маловато, как по мне. Читая депрессивным серым утром новости старого мира, наткнулся на шикарную статью Веллера «Хоронить заказывали?», саундтреком к которой идеально подойдёт не менее шикарная песня, в которой товарищ Моррисон утверждает, что «это конец, прекрасный друг, конец».

Включите онлайны с веб-камер на площадях европейских столиц — там как раз сейчас показывают закат постмодернистской цивилизации. Успейте запомнить её хотя бы такой, как сейчас.

Веллер, конечно, категоричен и строг, однако в статье, как по мне, не хватает освещения причин той вакханалии и фарса, что творятся сейчас в Европе.

Полностью согласен с тем, что проблемы с южанами появились не здесь и не сейчас, и с тем, что Европа умирает. Я бы больше сказал: умирает не только Европа, умирает весь постмодернистский мир с его постколониальным течением событий, с недоимпериями и бывшими государствами.

И вряд ли кто-то не согласится с этим утверждением. Колесо судьбы в очередной раз делает свой неумолимый поворот. Какие-то народы и государства попадут под него и исчезнут в пыльном прошлом, а какие-то, как белки, которые внутри того самого колеса, проворачивают его снова и снова.

История циклична, и мало что в сегодняшнем мире не имеет аналогий в прошлом. Ничто не ново, и это пройдёт.

Континентальная Европа всю дорогу сталкивалась с нашествиями с Востока и Юга. Нынешнее нашествие не исключение. Это явление абсолютно того же самого рода, что и нашествие гуннов, разрушивших Рим; монголов, дошедших до Дуная и сжёгших Загреб; мавров, дошедших до Пуатье; турков, разбитых под Веной. Это все звенья одной цепи. Варвары шли, встречали достойный отпор, если европейцы хоть как-то объединялись, и откатывались. Или грабили и разрушали до последнего, если Европа не могла им противостоять.

Вообще, заметил интересную закономерность активизации противостояния между северной и южными цивилизациями в 10–11 числах осенних месяцев. Может быть, какие-то даты я упустил, но всё-таки.

10 октября 732 года. Битва при Пуатье, когда франки Карла Мартелла объединились с аквитанцами и разбили омейядов под предводительством Абд ар-Рахмана ибн Абдаллаха, генерал-губернатора аль-Андалуса при колоссально численном превосходстве южан.

11 сентября 1565 года закончилась Великая осада Мальты, оттоманские войска окончательно ушли с острова.

11 сентября 1683 года — Венская битва. Опять же, объединившись, польско-австрийско-германские войска под предводительством Яна Собесского разбивают Кара-Мустафу — весьма знаковая битва в европейской истории. Именно с неё начинается возвеличение Австрии и откат Блистательной Порты на юг.

11 сентября 1697 года — битва при Зенте. Принц Евгений Савойский наносит сокрушительное поражение 80-тысячной армии турков, потеряв при этом всего 429 человек убитыми и 1598 — раненными, если верить историкам.

11 сентября 2001 года — террористическая атака мусульман на Нью-Йорк и Пентагон.

Начало сентября 2015 года — обострившаяся ситуация с арабскими беженцами на европейских границах.

Может быть, это всё совпадения. Может быть. Я не спорю. Речь не об исторических датах и битвах далёких времён.

Речь о том, что в наше время умирающая европейская цивилизация не способна сопротивляться всё нарастающему потоку «мигрантов» с Юга. Как это могло произойти? Как так случилось, что потомки Карла Мартелла и Евгения Савойского добровольно платят дань в виде пособия по безработице и социальных гарантий тем, кто ни сном не духом не ведает о нормах приличия в европейской стране? Веллер прав: Европа их не переварит, это они переварят Европу в своих бездонных желудках всеобщего требовательного беженского потреб**дства.

Тут надо начинать вспоминать со времён Второй мировой войны и её последствий. В послевоенные годы Европа начала каяться. И, в принципе, было за что: Холокост, трагедия немецкого шовинизма, от которой в конце концов пострадали сами немцы.

При рассмотрении послевоенного времени основная масса аналитиков, историков и прочих исследователей останавливаются только на Германии. Это в корне неверно. С одной стороны, это было время повсеместного покаяния и окончательной деколонизации и деимпериализации.

Италия уходит из всех своих колоний. Франция, Англия — все их колонии в послевоенное время так или иначе становятся независимыми. Хотя бы на бумаге. Вслед за немцами, которые проходят денацификацию, каются и извиняются все остальные крупные европейские страны.

С другой стороны, Советский Союз наоборот — разросся колониями в виде марионеток из Варшавского договора и всяко разных азиатских стран. Ну, и Куба, конечно.

На фоне победных речёвок абсолютно и во всём уверенных советских людей кающиеся европейцы казались, как бы это точнее сказать, не такими уж и солидными, что ли, неуверенными.

И именно в такой атмосфере (сложностей послевоенного восстановления экономики, всеевропейского покаяния с одной стороны и победных фанфар с другой) вырастало поколение тех, кто помнит причину этого всего — войну — только по рассказам старших или по фильмам и книгам.

Именно эта молодёжь и была наиболее подвержена разного рода протестным движениям. Собственно, это нормально для молодёжи в нормальной стране — наличие максимализма и утопичности.

В хрущёвско-брежневские времена СССР активно поддерживал любые левацкие движения в Европе. Не суть важно, как они себя позиционировали — коммунистами, троцкистами, маоистами, анархистами, социалистами или ещё какой гидотой, у всех у них были два незыблемых вектора — стыд за имперское прошлое Европы и антивоенное движение. И то, и то было очень выгодно кремлинам.

Как правильно заметил Веллер в своей статье, своего рода Библией для молодых леваков стала книга Джона Ролза «Теория справедливости». Именно там начало всей этой шняги под названиями «ксенофобия», «права меньшинств в ущерб правам государства» и прочих фетишей того, да и нынешнего времени. Основным посылом той книги было большевистское «отнять и поделить». Отнять, естественно, у «буржуинского» постколониального государства, которое веками мучило несчастных тружеников-аборигенов, и поделить среди нуждающихся. Причём речь идёт не только о материальных, но и о самых различных правовых аспектах.

Вот под тему «нуждающихся» в разное время вписывались самые разные категории людей. Сначала это была всякая хипповствующая левацкая богема, затем шаг за шагом доползли до мигрантов.

70-е годы в Европе — это расцвет самых разных видов протестов, студенческих бунтов, шахтёрских забастовок. Послевоенная протестная молодёжь, подогреваемая леваками, самовыражала себя как могла.

И за всем за этим мрачной скалой нависал казавшийся незыблемым СССР. Кстати говоря, это была очень удобная позиция, так как всякого рода мультикультурализм и равноправие были среди вывесок совка.

Естественно, всё это было только на витрине, но этого было достаточно для того, чтобы тыкать палкой в европейцев со словами «а вот у вас этого нет».

Не надо быть оголтелым конспирологом, чтобы понять простой факт: готовясь к войне со всем миром и с Европой в первых рядах, советы готовили себе сторонников «за бугром» на случай войны. Агентурная сеть КГБ и стран Варшавского договора была просто невероятной. Мало у кого возникают сейчас сомнения, что почти все, нет, даже практически все протестные движения спонсировались из Москвы. Уж что-что, а идеологические отделы в конторе всегда были на высоте.

К сожалению, не могу вспомнить точной цитаты Бжезинского, однако смысл её таков: «Советы заразили Европу вирусом социализма». Именно так, и я с ним полностью согласен.

Шло время, протесты сошли на нет вместе с ценой на нефть и существованием Советского Союза. Сошли на нет и леваки, окончательно маргинализовавшись в Европе. Но осталась та самая молодёжь, которая искренне шла на митинги и призывала к забастовкам. В общем, занималась своими утопическими юношескими мечтами.

Протестующие романтические дети росли, набирались политического опыта, становились мудрее, прагматичнее. Шли на выборы, шли во власть. Путём несложных подсчётов возраста нынешних европейских политиков можно сделать абсолютно логичный вывод — сейчас у власти в европейских странах именно те самые романтические митинговальники.

Пусть немного постаревшие, пусть более солидные, но те же самые. С тем же самым комплексом вины перед угнетёнными народами во время «тёмного колониального прошлого».

Надо ли разжёвывать то, что теперь у них есть возможность закрыть свой юношеский гештальт очень лояльным отношением к «неправедно потерпевшим»?

Надо ли удивляться тому, что солидные германские герры и фрау в унисон с не менее солидными мадам и мсье кудахчут на кухнях о том, что не надо быть ксенофобами, что надо дать нуждающимся то, что может дать государство?

Всё тот же Джон Роллз, всё та же «Теория справедливости». Только теперь не у длинноволосых юнцов, а у солидных и влиятельных состоявшихся людей.

Удивляться не надо, всё очень логично. Это поколение инфицировано левацким информационным вирусом made in USSR.

Поняв эту простую истину, становятся на места и остальные кусочки пазла сегодняшней европейской политики. Например, озабоченная озабоченность по поводу беспредела, творимого сумасшедшим из Кремля по отношению к Украине, вместо решительных действий.

Каких решительных действий против постсовка вы ждёте от тех, кто в молодости бегал с портретиками Че Гевары по студенческим митингам и с открытым ртом слушал какого-нибудь оратора местного разлива, получившего темники от безликого «товарисча Фсефолода»? О чём вы?

Хоть озабоченность показывают, и то хорошо.

Ну, это старая Европа, а как же тогда восточноевропейские партнёры, которые абсолютно нелояльны ни к сирийско-ливанско-арабским беженцам, ни к старому задроту из Московии?

Тут как раз всё гораздо проще, чем кажется. Эти страны, бывшие страны Варшавского договора и, собственно, бывшие члены СССР, знают, что такое «развитый социализм» не понаслышке. Они чудом и собственными силами вырвались из этого грёбаного концлагеря и ни в какую не согласны в него возвращаться. Можно сказать, что поляки, латыши, эстонцы и остальные восточноевропейцы получили прививку от этого левацкого вируса.

СССР сдох, но, находясь на пике своего могущества, он сумел занести заразу в старую Европу, которая долгие годы разъедает её изнутри.

Я ещё раз повторю вслед за Веллером: старая Европа умирает. Старой Европы в привычном её виде не будет в скором времени. Мир в очередной раз меняется.

Главное в этой ситуации — просто выжить. Любой ценой. Удержаться от того, чтобы снова скатиться к зависимости от ордынства и ярлыкам на княжение.

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація