site.ua
kirill.sazonov
Кирилл Сазонов
топ-автор

Версию покушения на убийство предлагаю исключить сразу, потому что если учитывать все маловероятные варианты, придется допускать полный бред. Выстрел снайпера – проверенный десятилетиями лучший способ ликвидации политического или государственного деятеля, которого хорошо охраняют. Взрывы, яды и кошмар всех спецслужб «псих с пистолетом» до сих пор уступают в эффективности хорошему стрелку с оптикой. Доказано на десятках примеров.

Единственная надежная защита от снайпера – сидеть за высоким забором и не высовываться. Любое появление на людях – риск. При современных характеристиках винтовок прикрыть охраняемый объект со стопроцентной гарантией невозможно. Так что хороший снайпер с хорошей винтовкой практически всегда попадает по мишени. Это неизбежно. И если по окнам кабинета произвели два прицельных выстрела и никто не пострадал, это не покушение. Это предупреждение. В конце концов, статус обязывает.

У Генпрокурора нет врагов на уровне гопников, стреляющих на удачу. А вот схема – расстрелять твою пустую машину или сжечь ее к черту ночью – стиль «донецких джентльменов». Грех на душу не взяли, никого не убили, но сигнал передали понятный – в этот раз в машине тебя не было. А в следующий можешь быть. Так и учебная граната, падающая рядом или выстрел явно мимо – красивое, понятное предупреждение.

Итак, вчера вечером, в 22:30 неизвестный из снайперской винтовки произвел два выстрела по окну кабинета Генпрокурора Украины. Никто не пострадал, хотя кроме Генпрокурора в кабинете находились руководители всех фракций Верховной Рады, что автоматически лишает любое помещение божественного покровительства. Кто стрелял – вопрос технический и фамилия, например «Петров», нам ничего не скажет. Кто заказал – вот, что интересно. И тут всего три варианта.

Первый – активизация работы ГПУ по ряду народных депутатов могла вызвать такой симметричный ответ. С любой стороны и Корбан тут далеко не единственный вариант. И Вилкулом с Королевской список тоже не исчерпан. Хватает желающих.

Второй вариант – инсценировка. Для имиджа очень хорошо, когда на тебя покушаются. Не важно, активист-общественник, прокурор, журналист или политик. Если в меня стреляют, значит бандиты меня боятся. Это тоже практикуется.

Третий вариант – месть. За старое. Виктор Шокин всю жизнь в правоохранительных органах на скромной зарплате и при этом сказочно богатый человек. То есть шлейф за ним тянется невероятно длинный. Про бизнес прокуроров написано достаточно, так что не буду раскрашивать версию своими фантазиями. Примем факт – хватает обиженных. И привет из прошлого очень возможен, особенно в такой удачный момент, когда можно спрятаться за дымовой завесой свежих скандалов. Но версия самая маловероятная, потому что злопамятный «старый знакомый» скорее всего бил бы на поражение.

Вот такой набор вариантов.