site.ua
топ-автор

Abstract
О дыхании Великой Степи, о телячьих нежностях и лошадином здоровье, а также о направлении генетических потоков от Кореи до Венгрии

Свободные, как ветер,
Свободные, как равнины,
По которым мы бродим,
Не зная другого дома,
Кроме наших шатров и навесов,
Наши друзья мороны,
Которые несут нас на битвы,
Разрушать здания,
Тех, кто предал нас....
(с) Гарри Гаррисон "Конные варвары"

Честно говоря, долго не решался браться за эту тему – уж слишком она сложна, особенно учитывая то, как мало в Украине знают и географию, и историю всего степного океана, чьей западной окраиной мы являемся. Но тут появилась статья одного из моих любимейших авторов современности, Вентрески Миллер [1], и я понял, что нужно хотя бы попытаться. Итак...


Что такое Великая Степь?

Начнём с географии. Великая Степь – это поэтическое название "степного пояса" (другое поэтическое название, которое, тем не менее, вошло в научные статьи), практически непрерывной полосы степных ландшафтов, которые протянулись от Кореи на востоке до Альп на западе [2].


Карта современная. Там, где вместо сплошной закраски видится "кружево" – лесостепь

Сейчас мы посидим над этой картой, потому что на ней есть несколько очень важных деталей. Во-первых, это огромный горный массив, который отделяет восточную "треть" от "центра и запада". Это Алтай, самая западная из многочисленных горных "складок", которые формируют практически всю восточную часть Евразии. Горы не самый страшные, пройти можно (кроме северной, бурятской части), но для неолитических и раннебронзовых культур это означает "разрыв" зоны, где они могут привычным образом добывать пропитание. Т.е. этот путь недоступен для массовых миграций, а два обходных выходят за зону степного климата: северный (Тыва) – в тайгу, южный (Джунгарские ворота) – в полупустыни и пустыни.


На этой карте "сморщенность" восточной Евразии видна куда лучше

Центральная часть Великой Степи практически вся равнинная. Обратите внимание, что области возле Каспия и Арала – вовсе не степь, как и большая часть Средней Азии. Кроме того, в ней есть "узкое место" – клин Южного Урала. Логика подсказывает, что именно там и должна проходить условная граница "центра" и "запада", но она врёт. Не забываем о Волге – как-никак, крупнейшей водной преграде в степном поясе. Вот по ней-то межа и проходит.

Ну, западную часть, надеюсь, особенно описывать не надо; условно говоря, это огромная равнина, отмеченная четырьмя реками: Волгой, Доном, Днепром и Дунаем, а также Карпатами (в которых, впрочем, есть пригодные для прохода долины). Отмечу только, что Северный Кавказ тоже относится к Великой Степи.

На всякий случай уточню, почему Алтай и Волга являются барьерами для миграций. Для начала, конечно, не всех миграций, а для носителей примитивных неолитических культур (скотоводства и земледелия). Ведь охотники-собиратели по определению более "универсальны" в выборе своего рациона: они относительно легко переключаются с одного ресурса на другой. Для земледельца – беда, ведь их община может переселиться лишь на небольшое расстояние, да ещё и такое, чтобы там тоже можно было обрабатывать землю. Скотоводам не легче, ведь для пропитания одной семьи требуется около 100 голов разной копытной живности (для примитивных культур – овцы, коровы и козы), которым нужна и трава, и, что куда важнее, вода. Много травы и воды (представьте себе среднюю общину в 2-3 семьи и их стада). В общем, если на расстоянии дневного пешего перехода травы и воды нет, то мигрировать-то и некуда. Ну, а с Волгой проблема ещё более прямолинейная – как эти стада переправить, если скотина не умеет плавать? Вот лошади... но не будем забегать наперёд.


На этом можно было бы покончить с уроком географии, но... эта карта не совсем справедлива – потому что она отображает современную степную зону. А ведь климат меняется, в соответствии с так называемыми циклами Бонда или событиями Дансгаард–Эшгер: с периодом около 1500 лет наступает похолодание, а потом потепление, что в нашем случае важно не столько для среднегодовой температуры, сколько для уровня влажности. (Поскольку в последние годы изменения климата стали поводом для многочисленных нездоровых сенсаций, подчёркиваю, что эти циклы не являются общепланетарными, а справедливы лишь для Северного полушарья. Впрочем, поскольку Австралия и Патагония нас в данном случае не интересуют, то это равноценно).

В результате Великая Степь: а) "дышит" (т.е. из-за увеличения-уменьшения среднегодовых осадков она расширяется-сжимается "поперёк"), б) "ползает" с севера на юг и обратно. Немного, километров на 200-300. Но этого совершенно достаточно для того, чтобы: а) сгонять людей с насиженных мест под угрозой голода (из-за нарушения привычного хозяйственного уклада), б) "открывать" и "закрывать" проходы в Джунгарских воротах и на северных отрогах Алтая для степняков.


И можно было бы на время отложить учебник географии и взяться за учебник истории...

...Но тут в очередной раз следует напомнить, что данные о столь далёких временах мы получаем при помощи трёх основных методов. Генетика даёт нам представление (увы, не всегда полное) о биологическом происхождении той или иной популяции, т.е. об их генеалогии. Лингвистика при помощи сравнительного анализа с современными языками и реконструкций рассказывает о языках, на которых говорили те или иные сообщества (а также, что немаловажно, о том, как эти языки менялись). Археология же характеризует материальную культуру: как хозяйственную (т.е. способы производства), так и эстетическую (ритуалы, орнаменты, способы погребения и т.п.).

Так вот, эти три признака в общем случае не совпадают. Т.е. гены смешиваются, люди переходят на другие языки (или их собственные языки радикально меняются), а также перенимают чужие способы хозяйствования и художественные традиции (мода на заграничное стара как мир).

В соответствии с этим, есть три основных способа перемещения как культуры, так и языка:

1) миграция – носители культуры/языка переселяются на новые земли, согнав или перебив их предыдущих владельцев (генофонд пришельцев сохраняется); впрочем, даже мирное сосуществование двух популяций, большой и маленькой по размерам, на одной территории без какого-либо разделения через 6-7 поколений приведёт к растворению "малой" популяции в "большой" – таковы суровые законы популяционной биологии;

2) диффузия – культура/язык заимствуется у соседей без переселения оных (генофонды остаются каждый на своём месте);

3) модель замещения элит – небольшая часть носителей одной культуры/языка подчиняет себе носителей другой культуры/языка, но не убивает их, или убивает только частично (чаще всего взрослых мужчин), после чего идут разные варианты того, как языки/культуры завоевателей и завоёванных взаимодействуют уже внутри новой культуры (от полной ассимиляции пришельцев до полной ассимиляции проигравших со всеми возможными промежуточными вариантами). Генофонд пришельцев при этом чаще всего отследить невозможно (но есть и исключения).

(О духовной культуре для того периода не говорим, ибо нет письменности – так что судить о ментальности тех людей мы можем лишь посредством всё той же культуры материальной).


Что же мы видим в плане распространения материальных культур и языков по Великой Степи? Кратко, просто для обозначения вех.

О событиях в западной и отчасти центральной частях Великой Степи я уже писал неоднократно (здесь, здесь и здесь), так что не буду разоряться и перейду сразу к "белому пятну" для среднестатистического украинского читателя – Востоку.

(Сразу следует разъяснить одну филологическую закавыку: мы будем говорить о Центральной Азии. Не путайте её со Средней Азией, т.е. пространством между Каспием и Тянь-Шанем. Центральной Азией традиционно называется современная Монголия и земли вокруг неё, потому что именно там находится географический центр Азии... да-да).

Итак, дано. 5000 лет до н.э. Вся степная зона населена исключительно племенами охотников-собирателей, принадлежащим к нескольким различным гаплогруппам как по прямой отцовской (Y-ДНК), так и по прямой материнской (мт-ДНК) линиям. О них чуть позже.

И вот то до одного, то до другого места в степной поясе докатывается неолитическая революция: появляются знатоки воспроизводящих способов хозяйствования – земледелия и скотоводства. Чаще всего это знание приходит с юга, но иногда и самозарождается (не в плане самой идеи что-то растить, а в том, что именно и где). С запада на восток медленно распространяется культура пшеницы, ржи и ячменя, а с востока на запад – проса [3]. Овцы, козы и коровы разводятся практически повсеместно, хоть и в разных пропорциях.


Распространения проса и риса из Китая. Красные области и точки – области зарождение просоводства и места его более позднего нахождения, зелёные – аналогично для риса

И ещё, довольно скоро часть этих людей открывает для себя прелести бронзы (но это очень отдельная тема для разговора).

Являются ли эти люди кочевниками? НЕТ! До кочевой культуры остаются ещё многие тысячелетия (мы о ней ещё поговорим). Так что не путайте понятия "степняки" и "кочевники": кочевать можно и по лесам, и по тундре, а в степи – жить оседло. Собственно, так и жили те малочисленные (по сравнению с современными им культурами субтропической зоны) общины степняков: мотыжили землю и выпасали скот на участках вокруг своих поселений. Не очень продуктивно, да – но Родину не выбирают, карантин, билеты на Бали не продают.


Распространение животноводства.
BP - это годы от текущего момента, а не до н.э.!

Изначально скот был мясным и техническим (шерсть), но около 2500 лет до н.э. начинается засушливая фаза цикла Бонда; степь наступает на север, и открывается "северный проход" между центральной и восточной частями Великой Степи (через Тыву) – и, параллельно с началом раннего бронзового века, в Центральную Азию с запада (с Южного Урала) проникает возникшая там культура потребления молока. По результатам, в монгольском Алтае и Джунгарии возникает так называемая Чемурчекская культурная общность (2600–1700 лет до н.э.) (отличие общности от единой культуры в том, что общность обладает только одной-двумя общими чертами из необходимых 5-6). Вскоре и бронза, и потребление молока распространяются на всю Центральную Азию: получаются культуры Оленных Камней и Улаан Зууха (1900–900 гг. до н.э.). Тогда же к ним с запада (от Синташтинской культуры) попадает и колесница. С приходом раннего железного века они заменяются на культуру Плиточных Могил (1000–300 гг. до н.э.) и культуру Уюк в Саянских горах (900–200 гг. до н.э.).


Один из оленных камней Монголии (они очень сильно отличаются – от простой стелы с несколькими бороздами до настоящих скульптур). Если вам вспомнятся "половецкие бабы" – то это не вам одному такая мысль пришла в голову :)

Этот период имеет огромное значение и для нас, и для всей мировой истории. Именно тогда в Центральной Азии впервые формируется всадническая культура, т.е. общество, в котором верховая езда на лошадях (не смейтесь, раньше ездили и на ослах) стала не просто известной, а обязательной для каждого взрослого мужчины. Появление воинов-всадников радикальным образом изменило расклад сил. Во-первых, пространство "сжалось" – ведь теперь на преодоление того же расстояния уходило в 3-4 раза меньше времени (да, колесница давала такой же результат, но колесница – высокотехнологический, а значит и дорогой предмет, а конь есть буквально у каждого). Во-вторых, степняки из "бедных родственников" на окраинах цивилизованного мира превратились в их постоянную угрозу. Именно тогда и начинает (только начинает!) формироваться та кочевая степная культура, которая является стереотипной для нас: с огромными стадами и пастухами, которые перегоняют их по кругу с одного пастбища на другое на протяжении года. Тогда же образуются и степные вождества – иерархические структуры, в которых некоторые вожди кланов были "более равны"(с), а значит имели возможность направить (не приказать, а направить!) объединённую агрессию тысяч воинов-всадников на одну цель.

В период около 1000 года до н.э. начинается очередная фаза глобального похолодания, одним из последствий которого становится "открытие" Джунгарских ворот. И тогда же, в VI в. до н.э. Центральная Азия впервые попадает в оборот глобальной мировой политики: на Ближнем Востоке образуется первая "мировая империя" – государство Ахеменидов, и до юго-западных рубежей будущей Монголии докатываются согнанные со своих земель в Средней Азии ираноязычные племена, саки и массагеты. Результат был сногсшибательным: носители всаднической культуры, прежде мирно убивавшие друг друга на ограниченном пространстве Центральной Азии, теперь, подобно разозлённым осам, разлетелись по всей Великой Степи. Один из немногочисленных отрядов таких изгнанников достиг Причерноморских степей и, (неизвестным пока науке образом) провзаимодействовав с тамошними степняками, породил нашу знаменитую скифскую культуру [4].


Украшение в "зверином стиле" из кургана Аржан-1 (
IX–VIII в. до н.э.) в Тыве (слева) – практически неотличимо от чуть более поздних скифских поделок в причерноморской зоне (справа)

(Кстати, причерноморские скифы – типичный пример расхождения между тремя основными признаками народа: материальная культура – из Центральной Азии, язык иранской группы – от пришельцев из Средней Азии, генофонд – местный. Иными словами, немногочисленная ираноязычная популяция из Средней Азии переняла материальную культуру у жителей Центральной Азии, а потом переместилась в северное Причерноморье, где растворилась в местном степном населении, навязав им при этом язык, всаднический способ жизни и художественные вкусы).


Вот такую милую вещицу нашли в захоронении начала 1 тыс. до н.э. в Тыве, на самой границе с современной Монголией. Это чекан, который часто переводят с английского как "топор" (проблема с этим переводом – отдельная история). Долгое время считалось, что это захоронение 13-летнего мальчика: ещё бы, полный воинский комплект – лук, стрелы, колчан, чекан... И вот, буквально перед публикацией этой статьи, появилось известие, что захоронённый оказался... девочкой. Что заставляет по-новому посмотреть на рассказы Геродота о скифских амазонках

Но это было только начало проблем. На рубеже III-II столетий до н.э. происходит важное событие – образуется первая "степная империя" племён хунну (более известных нам как гунны, хотя прямого соответствия между ними нет). Конечно, слово "империя" здесь весьма условно, однако хунну можно смело называть первым государством Великой Степи. Именно они сломили хребет своим юго-западным соседям, политиям ираноязычных народов (из которых самыми известными являются юэчжи-кушаны), и начали регулярные походы на Китай.

Как известно, в I веке н.э. китайцы смогли разбить хунну (и прямыми военными походами, и натравив на них не менее злобных соседей), и те свалили дорогой, которая скоро станет привычной – на запад (до нас докатились уже не сами хунну, а поднятая ими волна). Но беда лиха началом – за хунну последовали другие. Тюрки (VI–VIII вв.), уйгуры (VIII–IX вв.), хитаны (X–XII вв.)...

Что характерно, каждая новая "империя" образовывалась предыдущими "неудачниками", забитыми на периферию степного мира своими более успешными предшественниками. И когда цивилизованные государства Юга устраняли чересчур назойливых соседей, им на смену тут же приходили те, чьему росту они мешали. И следующим в этой череде стали самые знаменитые из всаднических степных культур – монголы.

Да, они тоже были загнобленными дикарями из северной тайги, не чета своим могучим соседям. Но их триумф стал вершиной степного мира: при внуке Чингисхана Монгольская держава простиралась не только на всю Великую Степь (этого раньше уже добивался Тюркский каганат [5]), но и включала Китай, Корею, Среднюю Азию, Ближний Восток и Русь.


Вот такой краткий экскурс в политическую и материальную культуру Великой Степи. Но что мы знаем об этих людях? Ладно, начиная с хунну, мы кое-что представляем об их языках (из летописей их цивилизованных соседей), но что же с происхождением? Были они местными? Или пришли с запада? Или с востока? Или с севера?

На этот вопрос и отвечает обзор, выложенный недавно в виде препринта и суммирующий ВСЕ данные по генетике Центральной Азии с V тысячелетия до н.э. до середины II тыс. уже нашей эры (практически до современности) [1].

Ответ: всё очень сложно(тм).


Итак, по пунктам.

Во-первых, на данный момент популяции "внутренней Евразии" представляют из себя три чётко выраженных "горизонта": таёжно-тундровый, лесостепной и степной, – в пределах каждого из которых генофонд плавно меняется с запада на восток, а обмен генами между ними намного слабее (за исключением волго-уральского региона) [6]. Как именно они сформировались?

К началу неолитической революции Центральную Азию заселяли племена охотников-собирателей, которые относились к двум большим группам.

Первая – "древние северные азиаты" (ДСА), чьими потомками сейчас являются носители современных языков тунгусов (эвенков) и нивхов, живущих на нижнем Амуре (основные мт-ДНК: D4, C4b и C4a1; основная Y-ДНК: C3c1) [7].

Вторая – "древние северные евразийцы" (ДСЕ), потомки сибирского населения ледникового периода (стоянки Мальта и Афонтова Гора, мт-ДНК: U; Y-ДНК: R, – обе ещё не разделившиеся на субклады), от которых, среди прочего, происходят и первые "лошадники" казахских степей, а также около трети... американских индейцев [8]. Их же далёким предком является знаменитый "человек из Сунгиря".

Около 3000 лет до н.э. – приход с запада носителей культуры скотоводства (Афанасьевская культура). Скотоводство резко распространяется на всю степь, но, в отличие от Европы, генотип пришельцев закрепляется только на западе Монголии, в горах, а на севере и востоке всё так же ДСА и ДСЕ, овладевшие скотоводством и употребляющие молоко. Тогда же с юго-запада наблюдается генетический поток иранских популяций (близких к Маргианско-Бактрийской культуре [9]).

Средняя-поздняя бронза (2000–900 лет до н.э.) – ещё один мощный приток генов с запада, от носителей Синташтинской культуры (гены западных охотников-собирателей (ЗОС)), носителей знания колесниц и, возможно, в зачаточном состоянии, верховой езды (кони генетически уральского происхождения). Но разделение популяций на два ареала (западный и восточный) сохраняется аж до раннего железного века.

300 до н.э. – 150 н.э. – ранний железный век, связанный с "империей" хунну. Популяции резко начинают смешиваться. Появляется два новых вливания: западное (связанное с сарматами!) и восточное (Хань, т.е. древний Китай, и корейцы). Потом, к сожалению, 400 лет провала без генетических данных (две культуры не имели "нормального" для генетиков обряда захоронения). В раннее средневековье (500–1000 гг. н.э.), во времена тюркского и уйгурского каганатов, генный пул всё тот же, плюс наблюдается новое вливание "иранской крови" от алан с запада.

А вот в позднем средневековье (около 1300 г. и поныне) наблюдается резкая смена генетической картины. Доминируют потоки с севера (тунгусоязычные чжурчжени) и северо-востока (монголы и кидане – кстати, именно от последних произошло русское слово "Китай"), которые практически полностью вытесняют предыдущие популяции. Поток этот имеет сильный крен в мужскую сторону (две гаплогруппы, китайская/корейская и Чингисханова – O2a и C2b), т.е., грубо говоря, новые завоеватели в буквальном смысле вырезали почти под корень мужское население завоёванных земель в Центральной Азии. Последствия этого, кстати, наблюдаются и поныне: в Казахстане наследники одного из Чингисидов, составляющие род Аргын (около 1 миллиона человек), действительно являются прямыми потомками по мужской линии сановника Тохтамыша – Караходжи и его брата (внуков Аргына), носителями гена из Y-гаплогруппы G1 [10].

В результате этого "потопа" от исходных ДСА и ДСЕ, составлявших некогда большинство населения Центральной Азии, остались только островки в тайге.


При этом всём парадокс – ген лактозной усвояемости, который позволил западным степнякам ("ямникам") употреблять молочные продукты во взрослом возрасте, НЕ ПЕРЕДАЛСЯ! И это при том, что молочные продукты стабильно потребляются в восточной степи уже 5000 лет. Гипотеза – помогают специфические бактериальные культуры в желудке [11].

И под конец, обратите внимание на два факта, неочевидных с нашего конца Великой Степи.

Во-первых, от саков–массагетов и аж до монгольского "взрыва" миграции шли как с востока на запад, так и с запада на восток. Т.е. сарматы, аланы шли не только к нам, но и в противоположную сторону.

Во-вторых, и до нас, и до Центральной Азии чаще всего докатывались не оригинальные волны переселенцев, а носители культуры новых завоевателей, не являющиеся им родственниками ни по языку, ни по генетике.


Учёные работают. Оставайтесь на связи.


Предыдущие материалы, связанные с популяционной генетикой людей

1. ГЕНЫ УКРАИНЫ: ИНСТРУМЕНТЫ ДОЗНАНИЯ

2. ГЕНЫ УКРАИНЫ: КТО ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЁЛ

3. ГЕНЫ УКРАИНЫ: ТОПОР – ОРУДИЕ ПРИКЛАДНОЙ ГЕНЕТИКИ

4. ДА, МЕРЯ МЫ. ДА, УГРО-ФИННЫ... ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МУЖЧИНА ПО ИМЕНИ N

5. ОТВЕТ МОКШИ ХАВРЕ

6. ПРОБЛЕМЫ ЛАТИНЯН СРЕДНЕЙ ПОЛОСЫ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. И ВСЁ ЗА...

7. ПРОБЛЕМЫ ЛАТИНЯН СРЕДНЕЙ ПОЛОСЫ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НЕТ, ЭТО НЕ РУССКИЕ

8. ПРОБЛЕМЫ ЛАТИНЯН СРЕДНЕЙ ПОЛОСЫ. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОЙНА ПЕТУХОВ, ГУСЕЙ, ЖАБ И БЫКОВ

9. ПУТЬ БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОЗВОЛЬТЕ ОДОЛЖИТЬ ВАШ ЧЕРЕП

10. ПУТЬ БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ІДІТЬ ПО СВІТУ, ДІТИ АПОЛОНА

11. ДА, СКИФЫ МЫ, НО НЕТ, НЕ АЗИАТЫ


References

[1] Choongwon Jeong, Ke Wang, Shevan Wilkin, William Timothy Treal Taylor, Bryan K. Miller, Sodnom Ulziibayar, Raphaela Stahl, Chelsea Chiovelli, Jan H. Bemmann, Florian Knolle, Nikolay Kradin, Bilikto A. Bazarov, Denis A. Miyagashev, Prokopiy B. Konovalov, Elena Zhambaltarova, Alicia Ventresca Miller, Wolfgang Haak, Stephan Schiffels, Johannes Krause, Nicole Boivin, Erdene Myagmar, Jessica Hendy, Christina Warinne. A dynamic 6,000-year genetic history of Eurasia’s Eastern Steppe. bioRxiv 2020.03.25.008078; doi: https://doi.org/10.1101/2020.03.25.008078

https://telegram.me/KhavrHistory/2115


[2] Степь, чернозём


[3] Ventresca Miller, A.R., Makarewicz, C.A. Intensification in pastoralist cereal use coincides with the expansion of trans-regional networks in the Eurasian Steppe. Sci Rep 9, 8363 (2019). https://doi.org/10.1038/s41598-018-35758-w

https://telegram.me/KhavrHistory/1507


[4] Ранние кочевники Центральной Азии


[5] Тюркский каганат:

https://telegram.me/KhavrHistory/1963

https://telegram.me/KhavrHistory/1964


[6] Jeong, C., Balanovsky, O., Lukianova, E. et al. The genetic history of admixture across inner Eurasia. Nat Ecol Evol 3, 966–976 (2019). https://doi.org/10.1038/s41559-019-0878-2

https://telegram.me/KhavrHistory/2298


[7] Ana T. Duggan, Mark Whitten, Victor Wiebe, Michael Crawford, Anne Butthof, Victor Spitsyn, Sergey Makarov, Innokentiy Novgorodov, Vladimir Osakovsky, Brigitte Pakendorf. Investigating the Prehistory of Tungusic Peoples of Siberia and the Amur-Ussuri Region with Complete mtDNA Genome Sequences and Y-chromosomal MarkersInvestigating the Prehistory of Tungusic Peoples of Siberia and the Amur-Ussuri Region with Complete mtDNA Genome Sequences and Y-chromosomal Markers. Published: December 12, 2013. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0083570


[8] Michael Balter. Ancient DNA Links Native Americans With Europe. SCIENCE, 2013 : 409-410


[9] Бактрийско-Маргианская культура


[10] Oleg Balanovsky, Maxat Zhabagin, Anastasiya Agdzhoyan, Marina Chukhryaeva, Valery Zaporozhchenko, Olga Utevska, Gareth Highnam, Zhaxylyk Sabitov, Elliott Greenspan, Khadizhat Dibirova, Roza Skhalyakho, Marina Kuznetsova, Sergey Koshel, [ ... ], Elena Balanovska. Deep Phylogenetic Analysis of Haplogroup G1 Provides Estimates of SNP and STR Mutation Rates on the Human Y-Chromosome and Reveals Migrations of Iranic SpeakersDeep Phylogenetic Analysis of Haplogroup G1 Provides Estimates of SNP and STR Mutation Rates on the Human Y-Chromosome and Reveals Migrations of Iranic Speakers. Published: April 7, 2015 https://doi.org/10.1371/journal.pone.0122968

https://telegram.me/KhavrHistory/1220


[11] Wilkin, S., Ventresca Miller, A., Taylor, W.T.T. et al. Dairy pastoralism sustained eastern Eurasian steppe populations for 5,000 years. Nat Ecol Evol 4, 346–355 (2020). https://doi.org/10.1038/s41559-020-1120-y

https://telegram.me/KhavrHistory/2295



Acknowledgments

Огромное спасибо Д.Б. за исправление ошибок и глупостей об истории Центральной Азии.

Традиционно огромная благодарность Игорю Бартишу за скрупулёзное рецензирование и ценные уточнения по популяционной генетике.


Данный блог является научно-популярным. В статье могут быть изложены точки зрения, отличные от мнения автора.


В порядке саморекламы

Вы можете поддержать мою работу через Patreon:

https://www.patreon.com/alexkhavr


Вашему вниманию предлагается уже три (!!!) книги:

1. Сим объявляется подписка на новую книгу Хавра "Величний Світанок OF THE MAYBUTNIE". (вполне себе приключенческую! "на злобу дня, месяца, года, века!.." ;-) Спешите добыть -- и не говорите, что не слышали! :)))

https://balovstvo.me/khavr/svitanok

2. Перед вами единственная и уникальная (вру, третья и улучшенная) форма для заказа книги Алекса Хавра "Сказки Нового Времени, или что вам не говорили в школе, да вы и не спрашивали". Спешите, последняя гастроль в этом тысячелетии!

https://balovstvo.me/skazki-novogo-vremeni

3. Передзамовлення книги "А потім прийшов Цезар…" видавництва "Фабула"

https://fabulabook.com/product/a-potim-pryjshov-tsezar/

В порядке саморекламы-2

Канал в Телеграме: https://telegram.me/KhavrHistory


Мои гениальные работы, вдохновляющие цитаты и просто материалы на историческую тему, которые мне кажутся интересными :)

Если у вас внезапно есть желание поддержать исторический Провал канал, чтобы он не сильно проваливался, то вы можете сделать это здесь

https://balovstvo.me/donate/khavr

khavryuchenko.oleksiy
Алекс Хавр

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація

Рекомендації