site.ua
igor.liashenko
Игорь Ляшенко
новачок

На неделе немного занемог и, пользуясь «лежачим моментом», посмотрел пару фильмов. Один из них «Гроздья гнева» по роману Стейнбека.

И фильм, и книга – классические. Большая семья американских крестьян была выгнана за долги с нерентабельной фермы и отправилась в Калифорнию в поисках работы. Нелегок был путь, нелегко они устраивались на месте. Старики умерли в дороге от перенапряжения. Приходилось и голодать, и терпеть унижение. В общем, фильм о тяжелой жизни американских обездоленных крестьян.

А я смотрел, и думал об Украине. Первая ассоциация – хронологическая. Дело происходит-то примерно в 1933 году. Американская семья с голодного места погрузилась на машину и уехала. Худо-бедно, но кашу и кусок хлеба они ели каждый день. А в первый день работы они уже ели мясо, потому что им дали деньги, а не трудодни в журнал. В этот год миллионы украинских крестьян просто были заморены голодом, даже не имея физической возможности покинуть село.

А потом – автомобиль!

Именно благодаря наличию грузовика семья была мобильна и могла решать свои проблемы. Они перемещались, куда хотели, они могли искать, где же заработать на хлеб. Они могли бежать от опасности, а не ждать смерти. Они могли даже выбирать место работы, отказываясь от совсем нищенских предложений.

Одна из причин нынешних бед украинского села – это жадность наших чиновников начала 90-х, которые практически моментально установили высокие, почти запретительные налоги на автомобили. Житель украинского села, даже полностью работоспособный и квалифицированный, оказался прикован к своему двору, потому что работа в местном колхозе исчезла, общественного транспорта в селе не было никогда, а купить машину ему возможности не дали.

Все страны Восточной Европы за один год захлестнула волна подержанных западноевропейских авто, которые отдавали почти даром, лишь бы увезли.

Безработный поляк купил старый немецкий драндулет, и поехал искать работу или затеял свой торговый бизнес, а безлошадный украинец принялся бухать, не выходя со двора.