site.ua
топ-автор

Давно собирался написать текст о новом режиме секторальных льгот для ИТ в Беларуси. Предновогодний декрет Лукашенко привлёк внимание тезисом о легальном майнинге, обороте криптовалют и токенов. Оно то так, но если внимательно прочитать документ (особенно его приложения), то речь не только об этом. Там и наука и деньги и демография и даже военная сфера. А майнинг... ну это так, ширма и возможность немного срубить спекулятивного капитала.
Одним словом, текст вышел на Хвыли. Даю его тут.

_____________________________

В преддверии Нового года Лукашенко сделал подарок беларуским айтишникам — подписал декрет №8, который уже успели окрестить даже декретом о «криптоофшоре». Действительно, майнингу, криптовалютам, блокчейну в документе посвящено достаточно много места. Но, как часто бывает, наблюдатели, увлёкшись одной темой, обёрткой, упускают главное. В чём суть документа и почему он может повлиять на соседние страны (в том числе Украину), попробую немного рассказать.

Лукашенко и ІТ – сложная история взаимоотношений.

Когда говорят о беларуском ІТ, то вспоминают такие продукты как Viber, World of Tanks, Maps.me, Apalon, MSQRD. В конце концов, в рейтинге The Global Outsourcing 100 2017 года 6 беларуских компаний (Bell Integrator, Ciklum, EPAM Systems, IBA Group, Intetics, Itransition).

В 2016 году ПВТ, со штатом в примерно 35 тысяч разработчиков, выручил от производства софта 904,4 млн. долларов США. Всего же объём услуг беларуского ICT (Information and communications technology) сектора составила 1,16 миллиарда. Ещё одним показателем является список наиболее богатых и влиятельных беларусов — в 2017 году в ТОП-10 входят 3 представителя ІТ – именно представителя отрасли, а не «старые» предприниматели, сменившие сферу интересов. Если оценивать ТОП-200, то так или иначе с ІТ связаны 50(25%) из этого клуба богатых беларусов.

Для справки: в 2005 году экспорт софта из Беларуси оценивался в примерно 14 миллионов долларов, информационно-коммуникационных услуг (куда, естественно, входит и ПО) — 49 миллионов. Такие данные приводит Ernst&Young в своём исследовании беларуского ІТ-сектора.

Данные за 2005 год были не удивительными — в режиме «командной экономики» ІТ-специалисты просто не могли найти эффективное применение своим знаниям. Чего стоила, например, норма об обязательном распределении студентов — государство предоставляло молодому специалисту первое место работы, на котором он обязан был отработать от года до трёх. Теперь представьте, что молодой программист едет, например, в сельскую школу преподавать информатику «на пальцах» — даже с обычными компьютерами у учебных заведениях зачастую были проблемы. Не удивительно, что на рубеже 2004-5 годов до 90% выпускников ІТ специальностей покидали «благодарную Родину» на протяжении первых трёх лет после окончания ВУЗа. Зачастую «покупали билет в один конец» — бегство от «распределения» влекло выставление финансовых претензий к гражданину со стороны государства.

Не удивительно, что студенты профильных специальностей и ІТ специалисты были, мягко говоря, не лояльными по отношению к президенту Беларуси. Лукашенко отвечал им взаимностью.

Ситуация начала изменяться, когда представители «молодого поколения» в окружении беларуского президента предложили начать эксперимент, аргументируя, возможно, единственно правильным в такой ситуации доводом — возможностью получить деньги «из ничего».

Так был создан Парк Высоких Технологий (ПВТ) — фактически офшор для разработчиков – компании-резиденты освобождались от налога на прибыль, от НДС, зарплаты сотрудников облагались 9% налогом на прибыль. Естественно, что для начала работы требовались инвестиции, но государство не доверяло ІТ — единственным вливанием из бюджета был кредит на сумму эквивалентную 0,3 млн. долларов, который, к слову, был досрочно погашен.

Изначально режим ПВТ, утверждённый декретом №12 от 22.09.2005, распространялся на юридические лица, занимающиеся разработкой ПО, обработкой данных или осуществляющих прикладные исследования в данной области, зарегистрированные и имеющие офисы в самом «парке» — комплексе «академических долгостроев» на окраине столицы, сданном в эксплуатацию для размещения компаний-разработчиков.

Первый же год работы дал свои плоды в виде более чем двухкратного (с 14 до 33 млн долларов) экспорта программного обеспечения. Это позволило поднимать вопрос о расширении видов деятельности для резидентов ПВТ, расширении льгот. В том числе к потенциальным резидентам ПВТ начал применяться принцип экстерриториальности – они могли быть размещены в любой точке страны, но при этом пользоваться специальным режимом. Таким образом уже к 2008-9 годам эксперимент, сохранив старое название «парка», приобрёл черты секторальных льгот и даже больше — режим ПВТ начал распространяться на организации, ведущие исследования в области новых материалов, мехатроники, радолокации, радионавигации, частотной идентификации, радиоуправления и так далее. Не удивительно, что уже к началу 2012 года Беларусь смогла, среди прочего, похвастать успешной продажей военных разработок в области РЭБ лазерного наведения, оптики, а так же запуском в серию нескольких видов БПЛА двойного назначения.

Результат эксперимента был налицо: потратив 0,3 млн на кредит государство способствовало тому, что ІТ-сектор в экономике Беларуси за 10 лет работы специального режима сгенерировал не менее 5 млрд долларов. Хороший бизнес. Были и другие результаты: появилось достаточно большое количество молодых людей с высоким уровнем дохода. Это породило новые бизнесы в той же сфере услуг. Был ещё один результат, о котором я упоминал чуть выше – изменился состав клуба самых богатых беларусов – в него вошли люди, сделавшие сотни миллионов своим умом за последние 10 лет. Последний факт оказал существенное влияние на дальнейшее развитие событий.

Началось всё, как водится в Беларуси, с ареста – в 2015 году был задержан IТ- предприниматель Виктор Прокопеня. Государство предъявило ему обвинение в незаконной предпринимательской деятельности, уклонении от уплаты налогов, причём, что примечательно, Прокопеня на тот момент, среди прочих проектов, активно занимался и технологией блокчейн. Лукашенко пытался действовать в привычной ему манере: когда крупный бизнесмен (в украинских реалиях — олигарх) считал себя излишне самостоятельным либо выводил деньги больше «негласно утверждённого» лимита — он шёл на отсидку в тюрьму. Государство выставляло финансовые претензии (неуплаченные налоги, штрафные санкции и т.д.), которые чаще всего удовлетворялись по процедуре «сделки с правосудием». После этого бизнесмен выходит на свободу «с чистой совестью».

С Прокопеней получилось так же — начальные претензии были озвучены в размене 12,6 млрд. беларуских рублей (около 5 млн долларов по курсу на тот момент). ІТ предприниматель вскоре вышел на свободу, а бюджет неожиданно пополнился на сумму 96,6 млрд «старых» беларуских рублей (около 40 млн долларов). Вроде бы успешно, но на «кейсе Прокопени» Лукашенко увидел что есть бизнес, который кошмарить нельзя:

  • Резиденты ПВТ, часть из которых давно выросла в международные компании вдруг начали задерживать «ротацию» кадров между офисами — из Беларуси спецы уезжали, их смена из других государств не спешила на помощь.
  • Часть компаний предпочли оформлять сделки на других рынках
  • Некоторые вообще сделали упор на наём специалистов в ближнем зарубежье — на период 2015-16 годов
  • И, наконец, некоторые очень богатые беларусы решили, что им намного комфортней жить, например, на Кипре. Некоторые, как, например, Иван Михневич и вовсе стали гражданами сей гордой страны, сегодня пытаются идти в «кипрскую политику».

В результате 2016 год ПВТ закончил с показателями намного меньше прогнозируемых — ожидали, что доходы резидентов превысят 1 млрд долларов, получили 904 млн, среднее количество работников в компаниях уменьшилось примерно на 5,5%. При этом те же беларуские компании за рубежом демонстрировали вполне уверенный рост. Например в 2016-м Wargaming рапортовал о рекордных прибылях, EPAM проводил дополнительный набор специалистов, в первую очередь в Украине. Кстати, доход одной только EPAM (как международной компании) в 2016-м превысил 1 млрд долларов, но в Беларусь эти деньги пришли в основном «на зарплаты работникам», коих стало меньше (поехали поработать в другие страны). У остальных лидеров рынка динамика была аналогична — международная компания в плюсах, в Беларуси «немножко застой».

Лукашенко увидел, что «постричь» одного ІТ предпринимателя получилось, но общие потери ПВТ (или, если хотите, упущенная прибыль) в десятки раз больше, чем получилось выбить беларуской Фемиде и спецслужбам. А коллеги, попавшего под пресс бизнесмена как пугливые птицы разлетелись в более безопасные юрисдикции. Самое неприятное, что следом за ними полетел бизнес — программистов и их семьи перевезти намного проще, чем цеха, станки и т. д.

Одним словом, президент Беларуси увидел, что в результате его активности живые деньги уходят «ако песок сквозь пальцы» — вроде видишь, а схватить не можешь. Необходимо было спасать ситуацию. Лукашенко проявил «чудеса гибкости» — буквально через несколько месяцев после освобождения Прокопени посетил его офис в Минске и пообещал расширение поддержки отрасли. Так впервые была озвучена идея нового декрета о ПВТ.

Далее была создана рабочая группа из бизнесменов, которые, по большому счёту, написали что бы им хотелось получить. Этот документ и лёг в основу документа, который называется декрет №8 «О развитии цифровой экономики». Эксперты в своих оценках обратили внимание на текст основного документа, его параграф 2, где говорится о токенах, блокчейне рынке криптовалют. Но если посмотреть приложения, то становится ясно, что документ охватывает более широкие и более важные, с точки зрения перспективы, области. А «майнинг» — лишь ширма, на которую клюют нежелающие изучать нормативные акты полностью. Заодно и способ сделать рекламу стране — о декрете успели написать практически все ведущие СМИ: начиная от Bloomberg и заканчивая Reuters, The New York Times, Daily Mail, не говоря уже о специализированных изданиях.

Что меняет подписанный Лукашенко документ

Для того, чтобы разобраться, почему документ важен, стоит изучить не столько сам декрет, сколько приложения к нему. Начнём.

Общий режим льгот:

  • Резиденты ПВТ, как и раньше, освобождаются от большинства налогов (в том числе, налога на прибыль, НДС, земельного налога и т.д.);
  • Налог на подоходный налог резидентов ПВТ, как и раньше, рассчитывается по льготной ставке в 9%, отчисления в фонд соцзащиты рассчитываются исходя из размера средней зарплаты, не не фактического дохода работника.
  • Отменена субсидиарная ответственность резидентов Парка при банкротстве
  • Доход иностранных компаний, не имеющие представительств, но получающие доходы в Беларуси (от резидентов ПВТ, их деятельности) облагается налогом по ставке 0%.
  • Нерезиденты парка, оказывающие маркетинговые, рекламные и иные услуги резидентам ПВТ не платят НДС с полученных таким образом доходов;
  • любые доходы, полученные от деятельности, связанной с криптовалютами, токенами, технологией блокчейн освобождаются от налогов. В том числе от подоходного (и налога на прибыль) физических лиц;
  • На иностранных работников, приглашённых резидентами парка не распространяется действие миграционного законодательства Беларуси — им нет необходимости получать разрешение на работу, для них не нужны визы и так далее.
  • Снимаются все ограничения на операции с валютой резидентов ПВТ. Они не только могут свободно рассчитываться друг с другом, но и открывать счета в иностранных банках, беспрепятственно осуществлять переводы средств за рубеж;
  • Снимаются барьеры в движении электронных денег (тут большой привет НБУ, всё ещё ведущему войну с PayPal)

В качестве эксперимента в регулировку деятельности резидентов ПВТ вводятся элементы «английского права». В частности договоры инвестиционных товариществ, конвертируемого займа, опционные договоры, безотзывные доверенности и т. д.

Майнинг, операции с криптовалютами, токенами становятся полностью легальны — ими можно владеть, проводить расчёты, обменные операции. Проводить эмиссию токенов, майнинг криптовалют. Самое главное в данном случае — введение понятия ICO — достаточно выгодного алгоритма вложений в стартапы.

Однако, самым главным сигналом, на мой взгляд, стала строчка о временных рамках действия декрета. Он рассчитан до 2049 года — то есть государство Беларусь говорит участникам рынка, что гарантирует льготный режим на протяжении ближайших 30 (тридцати) лет.

Со льготами разобрались, теперь поговорим для кого они. Если перечень сфер деятельности, которые подпадали под режим «резидента ПВТ» в 2005 году умещался в двух абзацах, в новом декрете он же в «Приложении №3» занимает 8 страниц убористого текста.

В частности на льготы могут рассчитывать компании и предприниматели, занимающиеся:

  • фундаментальными и прикладными исследованиями, экспериментальными разработками в области естественных и технических наук (в области развития информационных технологий);
  • разработкой, тестированием, испытаниями материалов, технологий, устройств и систем микро-, опто- и наноэлектроники, микроэлектромеханики, реализацией результатов работы (технологий и изделий);
  • разработкой, тестированием, испытаниями технологий, реализацией устройств и систем мехатроники;
  • разработкой, тестированием, испытаниями технологий, реализацией технологий, оборудования систем передачи данных, технологий, устройств и систем радиолокации, радионавигации, радиосвязи, радиоуправления, радиочастотной идентификации;
  • разработкой, исследованиями, прототипированиями, производством, реализацией наукоемких материалов, технологий, высокотехнологичных устройств и систем;
  • разработкой, обслуживанием, эксплуатацией и реализацией систем беспилотного управления транспортными средствами;
  • разработкой медицинских технологий, биотехнологий и реализацией результатов таких разработок;
  • разработкой авиационных, космических технологий и реализацией результатов таких разработок;
  • деятельностью, связанной с разработкой, внедрением, реализацией концепции вычислительно-коммуникационной сети физических предметов, оснащённых встроенными технологиями для взаимодействия между собой и с внешней средой (интернет вещей);

Согласитесь, что это уже не про программирование – это скорее похоже на секторальные льготы для разработчиков наукоемких технологий по ключевым для страны направлениям.

Стоит отдельно остановиться на криптовалютах, токенах, блокчейне. Беларусь становится первой в мире юрисдикцией, где всё это не только легально, но и практически не облагается налогами. Физическое лицо может заниматься майнингом без регистрации, полученный доход свободен от налогообложения. То же самое касается юридических лиц. Свои токены может выпускать даже, пользуясь украинской терминологией, ФОП.

С оборотом криптовалют несколько сложнее — вводятся 2 категории «оператор обмена криптовалют» и «оператор криптоплатформы». Представители обоих могут проводить обменные операции, операции купли-продажи как в своих интересах, так и в интересах третьих лиц, но у первой категории данная деятельность является исключительной, у второй допускаются иные виды деятельности. Единственным условием их деятельности — наличие счёта в беларуском банке на сумму 1 млн беларуских рублей и больше (порядка 500 тысяч долларов по текущему курсу).

На что рассчитывает Беларусь?

Любой документ, а уж тем более такой, имеет свои цели. Беларусь, в данном случае, рассчитывает на выгоду сразу в нескольких областях.

  1. Развитие ІТ-рынка. Наличие льгот, закреплённых на 30 лет само по себе привлекательно — это может дать новый толчок развитию отрасли. Тем более, что большинство ограничений на оборот капитала, инвестиционные сделки сняты.
  2. ICO, вкупе с особым правовым режимом, могут привлечь деньги в стартапы начального уровня. Естественно, что из таких проектов выживают немногие, но токены, выпущенные молодыми компаниями, выкупаются за «реальные» деньги, которые остаются в стране, а количество новых идей, групп позволяет делает бизнес подобных инвестиций привлекательным. ICO вместо IРO в данном случае наиболее подходящий вариант, но одновременно с этим наименее отрегулированный в соседних странах (да и не только в соседних). Значит есть вероятность привлечь проекты в беларускую юрисдикцию, тем самым дав толчок отрасли.
  3. Деньги. Часть экспертов справедливо указывает, что механизм ICO при наличии первой в мире юрисдикции, где криптовалюты и токены полностью легальны (и к тому же большинство операций с ними не облагается налогом), является прекрасной возможностью для отмывания денег. Решаются многие проблемы для преступных группировок: перенос денег из одной юрисдикции в другую, обмен, получение дохода за счёт игры на курсах, но самое главное, любая криптовалюта, по умолчанию, признаётся «легальной», имеющей полностью легальную историю в Беларуском правовом поле. Да, на это тоже делается расчёт, в конце концов те же Турция и Сингапур в 70-80-е годы не брезговали инвестициями из, скажем так, сомнительных для «старой Европы» источников. Деньги не пахнут. Беларуси деньги нужны.
  4. Ещё раз деньги. Если ты имеешь единственную в мире юрисдикцию, где полностью легальна эмиссия токенов, появление новых криптовалют, они появятся и, рано или поздно, часть из них будет обменяна на привычные нам «старые» валюты. Это снова деньги, которые «из воздуха» пришли в страну.
  5. Ресурсы для внутренних инвестиций. Операторы криптовалют обязаны иметь счёт в беларуском банке. Это вливание в банковскую систему страны на пустом месте. Вполне естественно, что финансовые учреждения получают дополнительный ресурс для кредитования других секторов экономики.
  6. Наука и деньги. Научные разработки не облагаются налогами, что уже делает привлекательным (вкупе с перечисленными выше пунктами) размещение R&D структур в Беларуси: как возникновение «своих», так и приход иностранцев. В том числе из стран ближайшего окружения, где такового режима нет. Выгода страны в таком случае заключается в том, что там где разработана технология, проще изготавливать прототипы, там же можно размещать начальное производство. А это уже реальная прибыль, рабочие места, инвестиции в образования и, наконец, налоги.
  7. Трудовые ресурсы. Беларусь, как и Украина переживает демографический кризис. Пусть в меньшей мере, но существует проблема оттока квалифицированных кадров. Создавая специальный миграционный режим для иностранцев и гарантируя низкие налоги, Беларусь рассчитывает привлечь специалистов в первую очередь из соседних государств: РФ, Украины, отчасти стран Балтии. При этом, если говорить об украинцах, действует межгосударственное соглашение об избежании двойного налогообложения. И украинскому работнику, оформленному как ФОП, становится выгодней переехать в соседнюю страну: разница в налогах нивелируется большими начислениями ЗП, а отчисления в ФСЗН учитываются в Украине как взносы в ЕСВ, причём в «нормальном» для будущей пенсии размере. Речь идёт, повторю, не только о программистах, но и об учёных. Тем более, что вслед за декретом про ПВТ в Беларуси увеличены заработные платы работникам науки — рост до 300%.

И, наконец, вернёмся к криптовалютам. В привязке к теме декрета возникает вопрос «а что будет, если мыльный пузырь биткоина лопнет?». Можно поставить его иначе «когда он лопнет». Но даже в этом случае указ Лукашенко дать свои плоды, даже если оставить в стороне заработок страны пока пузырь существует. Для понимания сути стоит вспомнить что такое майнинг — это чрезвычайно энергоёмкий процесс. Майнинговые фермы потребляют колоссальное количество энергии. А в Беларуси в 2019 году начнёт работать АЭС, соседи же не спешат заключать контракты на покупку «беларуского электричества». Любители помайнить, таким образом, утилизируют значительную часть избыточной электроэнергии, причём по счетам «за свет» они будут платить аккуратно. Об этом, кстати, не особо стесняясь, говорят официальные лица. Вспомним и об обязательствах иметь деньги на счетах в беларуских банках для компаний, проводящих обменные операции с криптовалютами. Пузырь биткоина может лопнуть, а вот 0,5 миллиона долларов в банке останется тем же самым полумиллионном зелёных. Вот тебе и решение проблемы даже в самом худшем случае.

Что это значит для Украины?

На первый взгляд ничего. Если поискать, то можно натолкнуться на десяток статей о том, что украинскому ІТ не нужны льготы, особые условия — мол и так всё хорошо. Возможно, но Беларусь намерена серьёзно откусить и от украинского пирога работников, идей, стартапов. Зачем молодым разработчикам, учёным, искать сложные схемы привлечения инвестиций, если можно спокойно структурироваться в соседней стране, провести там ICO и не знать проблем. Миграционная политика облегчит высасывание кадров, даже простых программистов. В конце концов мы имеем разговоры правительства о создании «единой системы для всех», непринятие идеи СЭЗ, секторальных льгот, позицию страны в Doing Business на границе 7-го десятка и всю прелесть политического планирования «до следующих выборов». С другой — страну на 39 месте того же Doing Business и гарантированный льготный режим на 30 лет. Не произойдёт? Возможно, но ещё полтора года назад, когда я писал про проблему оттока квалифицированных рабочих, многие комментаторы так же активно вещали, что «этого не будет, потому что это невозможно в принципе». Сегодня проблемы на рынке труда — основные, которые обсуждаются на бизнес-форумах.

Но ведь декрет Лукашенко не только об ІТ — это ещё и о науке, разработках и учёных. Беларуси нужны такие кадры и, понимая, что из ЕС, США людей не заманишь, она будет всячески работать над переселением «умных украинцев». Как не так давно, проводя достаточно циничную политику затыкала демографический кризис украинскими переселенцами, приглашая всех, но оставляя желающих работать и интегрироваться.

Возможно, я сгущаю краски. Но в данном случае лучше быть пессимистом и думать над тем, как создать систему, которая не выталкивает специалистов из страны, а привлекает таковых. Не пытаться делить шкуру неубитого медведя, говоря о «равных условиях», а создавать льготный режим там, где пока что денег мало или нет совсем. В конце концов, даже на огороде, когда украинец занимается посадкой, он вначале разрыхлит землю, для каждой культуры выберет место и удобрения. Правительство же, если пользоваться такой аналогией, предлагает просто «пустить коня по полю, потом кинуть посевной материал – авось что-то вырастет». Ведь можно радоваться успехам той же ІТ отрасли Украины, а можно задавать вопросы: почему мы не лидеры, почему в Украине мало таких «громких» продуктов, как у соседей. Задав вопросы — думать как обогнать всех, стать лучшим.

_______________________________________

Если текст понравился, то можно отблагодарить автора двумя способами.
1. Поучаствовать в финансировании исследования по Донбассу, которое проводит Украинский институт Будущего. Идея данного продукта (как и других направлений) описана в тексте Ю. Романенко «Основание. Наши цели и наши задачи». Средства можно отправлять на карточку Института 5169 3305 0924 2936 с пометкой «безповоротна фінансова допомога»

2. Отблагодарить лично автора данного текста. Карточка ПриватБанк 5168 7422 0332 9507

Коментарі доступні тільки зареєстрованим користувачам

вхід / реєстрація